ВЛ / Статьи

О здравой психиатрии и безумной идеологии

+4
22-05-2019, 02:00...
669

На днях в Общественной палате РФ прошел семинар с международным участием «Современная диагностика психических расстройств: МКБ-11 (международная классификация болезней 11-го пересмотра)». Одной из особенностей этой классификации является исключение из списка психических расстройств расстройств половой идентификации. Такое исключение поддерживает ряд зарубежных специалистов (например, Джефри Рид), в то время как ряд отечественных психиатров выступают против этого. 

Может показаться, что это – вопрос, затрагивающий узкий круг медицинских специалистов, и, тоже очень узкий, круг людей страдающих соответствующим расстройством, и что его надо оставить экспертам в области психиатрии. 

Это не так; это вопрос не медицины, а идеологии – идеологии, которая уже приобрела большую власть в более продвинутых в этом отношении странах, и нам стоит подумать о том, хотим ли мы, чтобы она приобрела такую власть у нас.

Представьте себе, что ваш ребенок проявляет интерес к одежде или игрушкам противоположного пола. Это может не значить ровным счетом ничего. Это также может означать детскую форму гендерной дисфории – отождествления себя с противоположным полом, которая, в большинстве случаев, проходит к подростковому возрасту. 

Все бы ничего, но тут об этом узнает (через соседей, учителей или друзей семьи) опека, которая уже сильно нарастила мускулы, и заявляет о том, что ваш ребенок – трансгендер, и с ним следует обращаться соответственно – называть именем противоположного пола, отправлять в детский сад или школу в одежде «предпочитаемого», а не биологического пола, и давать ребенку гормональные препараты, которые должны остановить его (или ее) половое созревание для того, чтобы облегчить «переход» – операцию, в которой первичные половые признаки будут хирургически удалены.

Если вы с этим не согласитесь, опираясь на статистику, согласно которой признаки гендерной дисфории в большинстве случаев просто проходят – вас объявят «трансфобом», бесчеловечным злодеем, который губит собственное дитя по причине своей мрачной нетерпимости и фанатизма, и ребенка у вас заберут – для того, чтобы передать на попечение людей, которые сделают с ним все предписанное. 

Читателя, который воскликнет, что все это бред, завиральные страшилки и фантастическая антиутопия в мягкой обложке, я попрошу ознакомится с совершенно реальными случаями, о которых пишет, например, британская пресса. 

В Британии уже вовсю происходит именно это – детей забирают у родителей, которые «не поддерживают» «перемены пола». Между тем, как усилия по перемене пола у уже 4-летнего ребенка со стороны приемных родителей встречают полную поддержку со стороны государства. 

Почему это происходит, и какая логика стоит за этим безумием?

Дело в том, что значительная часть политической и финансовой элиты западного мира считает, что величайшая угроза, стоящая перед человечеством – это перенаселение, и поэтому следует принимать самые решительные меры к тому, чтобы сокращать деторождение. Путем энергичного внедрения контрацепции, поощрения абортов, продвижения бесплодных форм сексуального поведения. В этом отношении переживший «переход» трансгендер даже лучше, чем гомосексуалист. Гомосексуалисты, как бы им не внушали, что их состояние врожденное и непреодолимое, иногда срываются, вступают в брак с женщинами и производят на свет детей. А вот мужчина, которого «переделали в женщину» – абсолютно стерилен. 

Конечно, мы можем возразить адептам этой идеологии, что какие-то страны, может, и страдают от перенаселения, но точно не Россия, и вообще обещания спасти человечество от какой-то страшной угрозы – обычный прием тех, кто ищет тоталитарной власти. Но, так или иначе, принципиально антисемейная и антидетская идеология существует, и у нее есть богатые и могущественные последователи, которые трудятся над ее продвижением, причем довольно успешно. 

Теперь обратимся к вопросу о «научности» исключения трансгендерности (а до этого – гомосексуализма) из списка болезней. «Специалисты так считают, а вы не специалист» – обычный довод сторонников такой меры. Что же, действительно мнение специалиста в области его научной компетенции весит несравненно больше, чем мнение человека, не имеющего подготовки и опыта в этой сфере. Но нам важно провести разграничение между собственно наукой и идеологией.

Наука имеет дело с фактами, а не с оценками. Она носит описательный, а не предписательный характер. Специалист в курсе накопленных знаний о том, как формируется определенное состояние, каковы его причины, каковы прогнозы его развития, как можно на него повлиять – все это вопросы фактических знаний. 
Восприятие данного состояния как болезни или такой альтернативной формы здоровья – это вопрос оценок. Обычно явным признаком психического расстройства считают нарушение контакта с реальностью – например, человек упорно считает себя королем Испании, в то время как на самом деле он является мелким клерком и ни слова не знает по-испански. Согласно этому простому критерию человек, который считает себя женщиной, в то время как биологически он – стопроцентный мужчина с мужским телом и мужской генетикой, страдает психическим расстройством. Он находится в мучительном конфликте с реальностью собственного тела. 

Такой человек тяжело страдает и уязвим; но объявить его состояние нормальным – это не способ ему помочь. Как отмечают отечественные специалисты Г.Е. Введенский и С.Н. Матевосян, «в качестве аргументов приводятся социальные последствия патологии, которые вообще-то применимы к любым психическим расстройствам. Вместо того, чтобы надлежащим образом организовать правовую и медицинскую помощь таким больным, вопрос решается кардинально – путем исключения нозологической единицы из классификации». 

В самом деле, те, кто страдают психическими расстройствами – уязвимые люди, которые нуждаются в особой защите их прав и законных интересов. Душевное расстройство – это не преступление и не какой-то позорный порок, это страшное несчастье, в котором человек, как правило, не виноват. Когда люди бросаются психиатрическими диагнозами как оскорблениями, это ужасно – никто не заявляет своему оппоненту «да у тебя язва желудка», а вот назвать его, скажем, «параноиком» считается нормальным.

Общество должно прийти к пониманию того, что душевнобольные люди остаются в полном смысле людьми, иногда они бывают людьми гениальными – и их человеческое достоинство следует признавать в полной мере. 

Но невозможно защитить права людей, страдающих от острого конфликта с реальностью – в данном случае с реальностью собственного тела – просто принуждая всех остальных к пересмотру очевидных представлений о человеке, поле и семье. Это не значит пытаться помочь людям. Это значит пытаться подчинить общество опасной тоталитарной идеологии, которая преследует цели, не имеющие отношения к благу самих больных.



Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:



  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация