ВЛ / Статьи

Теракт в «Крокус Сити Холл»: «Сейчас самое время отменить мораторий на использование смертной казни»

0
25-03-2024, 08:13...
603
Собчак, Шлоссберг выступают против, Поклонская, Канделаки, Аграновский — за: «Это высшая мера социальной защиты»

Басманный суд Москвы вечером 24 марта, когда в стране был объявлен траур, арестовал четверых граждан Таджикистана, массово расстрелявших россиян в «Крокус Сити Холле». По информации СМИ, им предъявлено обвинение в терроризме (ст. 205 УК РФ). Наказание — вплоть до пожизненного лишения свободы. Тем временем, в обществе разгорелась дискуссия о необходимости вернуть смертную казнь.

Принципиальное решение о возврате «вышки» наверху уже приняли, решили многие наблюдатели после слов главы думской фракции «Единой России» Владимира Васильева. «Эта тема безусловно будет глубоко, профессионально, содержательно проработана. И будет принято решение, которое будет отвечать настроениям и ожиданиям нашего общества», — пообещал он. А настроения в обществе после теракта известно какие…

Их ярко выразила медиаменеджер и публицист Тина Канделаки: «Время компромиссов и уступок разрушено, сожжено, растоптано. Навсегда. Но не сегодня и не вчера. Враг давно понятен. Он сам все сказал. Пепел нашей вражды никогда не застилал русскому человеку глаза. Мертвые требуют возмездия… Очень жаль, что смертной казни нет сейчас. Таким врагам только высшая мера наказания — расстрел».

Профессионалы-юристы — за. «Произошедший теракт — чудовищная трагедия. Наказание за такое, действительно, только смертная казнь. Те, кто совершил подобное преступление, не являются людьми, а лишь управляемый механизм в оболочке человека-фанатика, не способного размышлять своей головой; трусливые, мерзкие фанатики-террористы», — заявила экс-прокурор и легенда «Русской весны» в Крыму Наталья Поклонская.

Как видим, сторонники смертной казни говорят о ней применительно к конкретным персонажам — участникам расстрела в «Крокусе». Их оппоненты, а есть и такие, напротив, ведут речь об этом виде наказания, как о системной мере. И опасаются этого.

Среди них кандидат в президенты РФ на мартовских выборах Вячеслав Даванков. «Наша страна исчерпала лимит на смертные казни уже в прошлом веке. Революционные тройки, военно-полевые суды, сталинские репрессии. Расстрелянных оправдывают и реабилитируют до сих пор. Но посмертное оправдание — слабое утешение. Поэтому я категорически против возврата смертной казни в России», — пояснил политик.

Его сомнения поддерживают и в непарламентской партии «Яблоко». «Возвращение смертной казни для террористов неизбежно приведёт к её возвращению против инакомыслящих. Смертная казнь в качестве меры ответственности является универсальным орудием и сам юридический факт возможности её применения меняет всю систему координат уголовного права», — считает Лев Шлоссберг*.

Верна либеральным мантрам и Ксения Собчак: «Спекулировать на этом разговорами о введении смертной казни — неприемлемо. Это низко и это страшно даже читать… система правоохранительных органов и правосудия в стране очень часто бывает непрозрачна, несовершенна. И последние законы о тех, кого теперь мы должны считать, например, экстремистами, смотрятся в соседстве с этими заявлениями максимально опасно».

Пока лидеры общественного мнения ведут заочную публичную полемику, простой народ начал действовать. В Красноярске женщина вышла на улицу собирать подписи за введение смертной казни «террористам, наёмникам, педофилам, садистам и распространителям наркотиков». А в Тг-канале военного эксперта Бориса Рожина прямо или с оговорками выступили за возвращение смертной казни около 84% из 150 тысяч опрошенных.

Однако, председатель КС Валерий Зорькин заявлял, что возвращение смертной казни возможно только в случае принятия новой Конституции. «Ни Дума, ни Совет Федерации не могут преодолеть решения Конституционного суда России по вопросу о смертной казни», — считает один из авторов поправок в основной закон страны 2020 года, глава комитета Совфеда по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас.

— Сейчас самое время отменить мораторий на использование смертной казни, — считает адвокат и правозащитник Дмитрий Аграновский. — Как вид наказания она имеется в российском Уголовном кодексе (ст. 59 — «СП») и может быть применена.

«СП»: Говорят, что преодолеть мнение Конституционного суда невозможно…

— Решение Конституционного суда можно толковать как-то иначе. Также в связи с мораторием упоминается протокол № 6 Европейской конвенции прав человека и основных свобод, где говорится об отмене смертной казни. Но Россия его не ратифицировала (осенью 2022 года Москва и вовсе вышла из конвенции — «СП»).

При желании можно сделать всё. Собирается юридическая группа, которой даётся задание обосновать применение смертной казни, в том числе в отношении тех, кто задержан за массовый расстрел людей в «Крокус-Сити». И они обоснуют, выдадут юридический продукт в виде законопроекта.

Законы — это не что-то застывшее. Закон подобен, например, автомобилю. Понадобились другие характеристики, и производитель — законодатель, закладывает другие характеристики. Вообще, законы — производное от политической воли, а не наоборот. Если обществу, государству что-то нужно, то никакие законы не станут препятствием.

«СП»: Логично.

— Следует определиться с тем, что сейчас России нужно. А нужно уменьшить количество террористических преступлений и преступлений, связанных с изменой Родине. То есть то, что посягает на общественную безопасность и непосредственно причиняет вред здоровью, личности. Как это было в «Крокус Сити».

Никаких политических препятствий для применения смертной казни в отношении этих лиц, если будет доказана их вина, нет. Это можно сделать. Когда-то России было политически важно приостановить смертную казнь, потому что мы интегрировались в Европу. Но сейчас это потеряло какой-либо смысл. Наоборот, нам нужно себя защищать.

Кстати, по дискуссии противников и сторонников смертной казни можно судить о политической позиции сторон.

«СП»: Не опасаетесь ли вы того, что смертная казнь со временем может превратиться в «кистень» в отношении широкого круга лиц?

— Есть масса других опасений. У нас практически отсутствует состязательность в уголовном процессе. Почти нет оправдательных приговоров. Кроме того, смертная казнь — это необратимая мера наказания. Если в любом другом случае со временем можно разобраться и откатить назад, то в случае казни это невозможно.

Но её и не надо применять направо и налево. И уж тем более нельзя её применять за коррупцию, как предлагают некоторые. Даже в СССР за это казнили крайне редко. В Китае смертная казнь применяется более масштабно, но у них другие традиции. В США казнь тоже применяется, но там за преступления против личности.

Стоит обратить внимание на белорусский опыт. За последнее десятилетие, смертная казнь там была применена лишь к двум преступникам, которые взорвали метро в Минске…

Теоретически смертную казнь можно применять за инакомыслие, клятвопреступление, богохульство. Но у нас не Средние века. Да, смертная казнь — одно из древнейших и самых распространённых в своё время наказаний, но потом человечество пошло по пути минимизации этой меры и теперь оно применяется не часто. Скорее, даже редко.

Чтобы к наказанию сохранялось уважение, оно должно применяться только в исключительных случаях. Тогда всем понятно, что вот с этими людьми уже никак иначе поступить было нельзя, что это действительно социально опасные люди.

Поэтому было бы правильно называть смертную казнь так, как это делали в Советском Союзе в 30−40-е годы: «высшая мера социальной защиты». Этим показывали, что преступник исправлению не подлежит и поэтому общество от него надо оградить. А также от тех, кто потенциально готов пойти по его пути.

Безусловно, это и мера защиты, и жест устрашения. В этом я не вижу ничего плохого. Уговоры, воспитание, мораль, нравственность, доброта гораздо лучше действуют, когда дополняются ещё и устрашением. Добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом. А государство обладает монополией на насилие.

«СП»: Если всё же вернуть смертную казнь, то за какие конкретно составы преступления?

— Главный состав — ст. 105 УК РФ — убийство и все её производные. В том числе ст. 205 УК РФ — терроризм. Сейчас ст. 205 в качестве максимального наказания предусматривает пожизненное заключение за деяния, которые повлекли умышленное причинение смерти человеку. На мой взгляд, здесь есть некое противоречие. Деяние, которое повлекло умышленное причинение смерти человеку — это убийство. И это должно наказываться как убийство.

Другое дело, что мотивы такого преступления могут быть террористическими. И это уже предусмотрено пунктом «л» ст. 105: «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». То есть ст. 205 стоит как-то модернизировать, чтобы снять это противоречие.

Действия же задержанных за расстрел в «Крокус-Сити» следует квалифицировать как по ст. 105 — убийство, так и по ст. 205 — терроризм.

* Внесен Минюстом РФ в список иностранных агентов.




  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.

Регистрация