ВЛ / Статьи

Американцы провоцируют Норвегию на бой с Россией

+7
3-01-2021, 03:00...
770
 
 


В холодной Арктике становится все горячее

США все активнее дирижируют норвежской политикой в области обороны и безопасности, провоцируя Осло к конфликту с Россией в Арктике, считает главный редактор норвежской медиакомпании NRK Арне Хольм. Свое мнение он обосновывает в статье, которая так и называется «Брошен вызов нашим отношениям с Россией». 

Хольм напоминает, что его страна десятилетия проводила в отношении Москвы политику «сдерживания и умиротворения». Но теперь эта эпоха, как ему кажется, закончилась — под давлением Вашингтона норвежская армия шаг за шагом провоцирует русских на войну за Арктику. 

Автор обращает внимание, что американцы строят на севере Норвегии (в Вардё — ред.) радиолокационную станцию, модернизируют порты и аэродромы. Кроме того, норвежская армия впервые за долгое время приняла участие в военных учениях НАТО в Баренцевом море. 
 


Речь идет о сентябрьских маневрах, когда, как пишет Хольм, норвежские корабли вместе с американскими, британскими и датскими «вошли в экономическую зону России близ ее ядерного арсенала на Кольском полуострове». 

Подобные действия, по его словам, «Россия не может считать ни обнадеживающими, ни предсказуемыми», и непременно ответит, когда у нее кончится терпение.

«Все заявления политиков из Америки говорят о том, что мировая элита нацелилась на дележ арктических территорий», — акцентирует внимание Хольм. 

Насколько оправдана версия Хольма, что Норвегия может быть втянута в военный конфликт с Россией из-за действий США? 

— Что касается Арктики, то американцы давно, еще при Обаме, заявили, что гонка в Арктике, это то же самое, что в XX веке была гонка в космосе, — комментирует ситуацию директор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлев. — Они воспринимают Арктику, как новую точку соревнования великих держав. И в этом смысле, действительно, там уже не до Норвегии. Кроме того, американцы, в принципе, исходят из того, что судьба всех остальных народов — быть использованными Соединенными Штатами. 

Поэтому — да, стратегически американцы всеми силами подталкивают Норвегию, но не столько к войне — все понимают, кто победит в войне слона и зайца, — сколько к эскалации отношений. Эскалации страха, недоверия, к увеличению военного бюджета, вооруженных сил… и т. д. 

Норвегия, в общем, в новое время не воевала никогда. Она один раз была оккупирована немцами. Но, как и Швеция, как и Дания, всю вторую половину прошлого века строила свою политику вокруг социальных вопросов. Высокие налоги, высокие преференции для бедных, минимальные затраты на оборону 

Но то, что происходит, началось не сейчас. В этом я с автором не согласен.

В военной доктрине Норвегии, которая была принята лет десять назад, уже существует такой термин, как «Большой восточный противник». Военная доктрина Норвегии выстроена на том, что у страны один враг — это Россия, которая «придет и захватит». 

Поэтому очень хорошо, что появились здравомыслящие голоса. 

Но норвежский политикум еще не протрезвел. Там страх перед Россией все равно сильнее здравого смысла. И хорошо, что появляются общественные силы, которые могут действовать вопреки этому страху. 

«СП»: — Мы же не собираемся на них нападать ради того, чтобы повоевать. На чем тогда этот страх держится? 

— Мы с ними воевать не собираемся. И ошибка автора как раз в том, что он считает, что война будет. Не будет. Если, конечно, они на нас не нападут от большого ума. Со страху иногда делаются совершенно удивительные вещи — не только в индивидуальном порядке, но и в общественном. Общественный страх еще страшнее, чем индивидуальный, он сам себя подпитывает. 

Поэтому варианта только два. Либо нормальные отношения — не «умиротворение» России, чтобы она не напала. Ведь «умиротворение» — это термин, который использовали по отношению к Гитлеру. 

А выстраивание нормальных добрососедских отношений, неучастие Норвегии в американских провокациях. 
 


Проблема же не только в военных учениях. Бывали случаи нарушения воздушного пространства России норвежскими самолетами. Понятно, что американцы приказывали. Но отвечать-то будет страна, чьи знаки на крыльях. Кстати, и первые разведывательные, как бы пассажирские самолеты, были не корейские, а норвежские. 

Поэтому выбор — либо нормальные отношения между нашими странами без эскалации страха, либо усиление страха, как следствие усиления и нашего военного присутствия, потому что мы же не будем сидеть и ждать, пока это все творится у наших рубежей. И в результате превращение Норвегии не столько в поле боя (боя не будет), сколько в точку, куда будут наведены курсоры наших военных. Если что, мы ударим по тому месту, где будут стоять американские войска. 

Не хотелось бы, конечно, чтобы это случилось.

«СП»: — Во всяком случае, у нас теперь есть полярный форпост на Земле Франца-Иосифа — «Арктический трилистник», самая северная военная база в мире. И не просто так, наверное, президент повысил статус Северного флота до военного округа? 

— Мы фактически превратили округ во фронт. Как во время войны — куда война подходила, местный военный округ превращался в военный фронт. Мы должны были как-то ответить на возросшую активность НАТО и США близ наших северных границ, мы ответили — привели наши силы в состояние больше боевой готовности. 

Понятно, что угроза эта не от Норвегии, а от США. Но точкой-то будет Норвегия, в которой все это происходит. 

Вопрос, к чему это приведет? Норвегия же где-то должна будет брать средства на растущие военные нужды. 

Да, там огромный социальный бюджет. Но если они начнут из него изымать, то население, мягко скажем, их не поймет. Страна весь послевоенный период живет в логике социальных гарантий. У них вся система выстроена на том, что основная часть денег должна уходить на уровень жизни людей. 

Конечно, что если они введут военный бюджет, они не обнищают и в Болгарию не превратятся, но психологически совершенно не готовы, чтобы жить хуже. Для них это будет тяжелым испытанием, гораздо более тяжелым, чем для нас или для белорусов. Поколение, которое помнит времена, когда за хлеб надо было работать, уже вымерло. 

А ведь оплачивать американские амбиции придется подданным норвежского короля. 

«СП»: — А что американцы вообще забыли в Арктике? 

— Тут два вопроса. Первый — военный. Американская стратегия по отношению к России состоит в том, чтобы максимально провоцировать увеличение наших военных усилий. В надежде, что мы просто надорвемся. 

Второй — это вопрос Арктики, как таковой. 

Дело в том, что в современном мире самое важное, это точки приложения капитала. Капитализм может жить, только постоянно расширяясь. Но все, что можно взять с поверхности, капитализм уже взял. И сейчас самая главная задача — поиск точек эффективного вложения. Вот Арктика, это одна из таких мегаточек. Это огромный регион, с огромными богатствами, которые, правда, взять можно, только приложив огромные усилия. 

И как в свое время Россия прирастала Сибирью, то теперь и Россия, и Штаты, и Канада прирастают Арктикой. Зачем американцы и стали строить ледоколы — что у них не очень получается пока, но все равно два есть. 

При этом американцы очень хотят, чтобы арктический шельф принадлежал им. Они даже, скорее всего, его не будут разрабатывать. У них задача, чтобы его не разрабатывал кто-нибудь еще. 

«СП»: — Но все-таки самая продолжительная в мире граница арктических морей у России. Мы там являемся первопроходцами… 

— Понимаете, в чем дело, существует меридианный принцип распределения Арктики. Вот сколько у тебя меридианов, столько тебе и Арктики. Пока Арктика была куском льда с белыми медведями, это всех устраивало. 

Сейчас главный вопрос не оборонный, главный вопрос экономического освоения. Американцы сказали: «Мы — великая держава, а у нас небольшой кусок в виде Аляски. Никаких меридианных принципов». 

В результате сейчас нет никакого принципа. Американцы не согласны с меридианным принципом, мы с канадцами — ни с чем остальным. Потому что практически вся Арктика, это Канада и Россия. Ну, еще Дания, благодаря Гренландии, и в какой-то степени Норвегия. Все — больше никого нет. И вот здесь еще большой вопрос о принципе — как делить будет. 

Вопрос, в разделении богатств. Причем, не каких-то — в далеком будущем, как на Луне и в Антарктиде. А сейчас. 

Понятно, что США хочется это все взять себе — это программа максимум. Программа минимум — не дать нам. И это вопрос принципиальный. 

Как сказал один американский сенатор, кто победит в этой гонке, тот будет доминировать в XXI веке. Заявил он это на сенатской комиссии, где как раз береговая охрана требовала себе новые ледоколы. Кстати, ледоколов так и не дали.




Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:



  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация