ВЛ / Статьи

Сражение за Африку. Как Россия столкнулась с Францией

+4
14-10-2019, 03:00...
942


На африканском континенте разворачивается новое противостояние России и Запада. Впервые после распада СССР Африка становится полем конкурентной борьбы держав, причем против роста российского присутствия выступают не только США, но и старые колониальные державы, прежде всего Франция. 

Россия проникает в Центральную Африку 

В последнее время все чаще говорят о наращивании российского военного присутствия в Африке. Западные СМИ сообщают о российских наемниках, якобы задействованных в Ливии, Центральноафриканской республике, Судане. Действительно, наша страна все активнее позиционирует себя на африканском континенте. Среди новых партнеров – Центральноафриканская Республика (ЦАР). Россия помогает правительству ЦАР вести борьбу против террористических группировок, отправляя в далекую африканскую страну военных инструкторов, оружие, технику. 

Бесконечные военные перевороты и войны фактически полностью разрушили и без того хлипкую структуру центральноафриканской армии и Россия сейчас помогает восстанавливать ее практически с нуля. 

Такую же ситуацию мы видим в соседнем Чаде. Хотя в Чад Россия не проникает столь активно, как в ЦАР, но еще в 2017 году руководство Чада заключило с министром обороны РФ Сергеем Шойгу соглашение о военном сотрудничестве. В августе 2018 года такое же соглашение было заключено и с ЦАР, после чего в республике появился учебный центр для обучения спецподразделений центральноафриканской армии. 

Весной 2018 года Чад, Мали, Нигер, Буркина-Фасо и Мавритания обращались к России с просьбой о направлении военнослужащих для борьбы с радикальными исламистскими группировками, действующими в этих странах. Как видим, в списке – одни бывшие французские колонии в Западной и Центральной Африке, страны Сахеля, для которых в последнее время деятельность террористических группировок на их территории стала одной из важнейших проблем. Сама такая просьба свидетельствует о том, что Россию вновь стали всерьез воспринимать на африканском континенте. И это хорошо, поскольку создает возможности для дальнейшего утверждения военно-политического влияния Москвы в странах Африки, сдерживания американских и европейских военных в этом регионе. 


Но есть у России и экономические интересы в Африке, в том числе и в ЦАР – эта страна, несмотря на тотальную отсталость и бедность, обладает богатейшими запасами природных ресурсов. Алмазы, золото, уран, нефть – богатства ЦАР действительно впечатляют. России выгодно нормализовать ситуацию в республике и сотрудничать с властями ЦАР, разрабатывая месторождения. Но Франция, чьей колонией ЦАР была до 1960 года, считает эту территорию своей сферой влияния. 

О подлинных целях французов в Африке, которые заключаются в сохранении возможностей и влияния бывшей метрополии, свидетельствует и политика Парижа в отношении Судана – большой африканской страны, которая расположена по соседству с Центральноафриканской Республикой и Чадом. 

Европа, Россия, США и военный переворот в Судане 

Полгода назад, в апреле 2019 года фельдмаршал Омар аль-Башир, бессменно правивший Суданом почти тридцать лет, с июня 1989 года, был отстранен от власти в результате военного переворота. Но Башира не свергли протестовавшие в Хартуме оппозиционеры. Его отстранили от власти собственные соратники во главе с первым вице-президентом Судана генерал-лейтенантом Ахмедом Авадом ибн Ауфом и главным инспектором вооруженных сил генерал-лейтенантом Абдель Фаттахом аль-Бурханом. Именно Бурхан после кратковременного пребывания во главе Переходного военного совета генерала Авада ибн Ауфа и возглавил новое суданское руководство. Возможно, выбор военной элиты пал на Бурхана и потому, что он – едва ли не единственный «башировский» генерал, не находящийся под западными санкциями. 

Тем не менее, отстранение аль-Башира стало одним из ключевых событий в африканской политической жизни 2019 года. Еще бы – фельдмаршал находился у власти почти тридцать лет, был одним из наиболее одиозных африканских лидеров, снискавшим ненависть со стороны США и Западной Европы. 

Как только аль-Башир был отстранен от должности президента страны, западная пресса разразилась статьями о «проигрыше» России в Судане. Ведь у Башира были очень хорошие отношения с Москвой, которые еще более укрепились в последние годы, когда суданский лидер старался всячески развивать контакты с РФ по военно-политической линии. Говорили и о прибытии в Хартум российских бойцов из частных военных компаний – на помощь суданским властям в борьбе с оппозиционерами. 

Но в действительности и американцы, и европейцы восприняли новость о военном перевороте в Судане без особого восторга. Каким бы не был аль-Башир жестоким диктатором, но он в меру сил сдерживал нарастающую волну миграции из Сомали и Эритреи, боролся с пиратами в Красном море, предпринимал усилия по нейтрализации террористических группировок. В Соединенных Штатах, где Башира давно и люто ненавидели, также не особо обрадовались, поскольку любой военный переворот в африканской стране – это непредсказуемость и это «дурной пример» для соседей, которые могут последовать таким же путем. 

Для России и Китая, у которых с режимом Башира были тесные связи, новость, конечно, стала плохой. Но последствия от свержения Башира несколько сгладило то, что у власти в стране остались представители все той же суданской военной элиты. И контакты с Москвой суданское руководство продолжило. 

Пожалуй, одной из немногих держав, искренне обрадовавшихся свержению Башира, оказалась Франция. Хотя Судан изначально, до провозглашения независимости, находился под англо-египетским управлением и всегда считался сферой влияния Великобритании, у Парижа есть своя позиция относительно событий в Хартуме и связана она с общей ситуацией в Центральной Африке. 

Зачем французам Судан 

Вплоть до последнего времени Франция претендует на особую роль в африканской политике, учитывая, что почти два десятка стран континента – бывшие французские колонии. В непосредственной близости от Судана находятся две страны, которые Франция исторически считает своей вотчиной – Чад и Центральноафриканская Республика. И обе эти страны крайне нестабильны, особенно ЦАР, в которой продолжается вооруженное противостояние различных племенных группировок, приобретшее в последнее время конфессиональную направленность – христианские милиции против мусульманских группировок. 

Судан, будучи одним из крупнейших и сильнейших государств региона, в годы президентства Омара аль-Башира вмешивался в политическую жизнь и Чада, и Центральноафриканской Республики. У Хартума в обеих республиках есть свои интересы и есть, на кого опираться. Кроме того, в Ливии Хартум поддержал маршала Халифу Хафтара, который известен своими тесными связями с Москвой. 

Когда Россия направила военных инструкторов в ЦАР, а представители военно-политического руководства этой африканской республики зачастили в Москву, в Париже забеспокоились. Россия давно не претендовала на какую-то значимую роль в Африке, особенно в бывших французских колониях. Хотя ЦАР и Чад получили независимость более полувека тому назад, Франция постоянно вмешивалась в политическую жизнь этих стран, меняя их лидеров по своему усмотрению. 

Действия России в Центральноафриканской Республике были восприняты в Париже как подлинная угроза национальным интересам Франции на африканском континенте. О серьезности позиции Франции говорит тот факт, что министр обороны Франции Флоранс Парли в одном из выступлений даже специально подчеркнул, что Африка принадлежит африканцам, а русские имеют в ней не больше прав, чем французы. Таким образом, Париж продемонстрировал свою готовность отстаивать старые сферы влияния и противостоять растущей активности России на континенте. 

Истерия, поднятая западными масс-медиа по поводу частных военных компаний, отправляющих российских наемников в страны африканского континента, свидетельствует о том, что на Западе увидели в России опасного конкурента. Ведь раньше именно Франция, Великобритания и ряд других европейских стран «держали» рынок военных услуг на африканском континенте, а теперь их положение пошатнулось. Да и сами африканцы охотнее работают с российскими специалистами, а многие из африканских военных старшего поколения вообще имеют опыт получения образования в Советском Союзе. 

Франция давит на «дарфурскую» мозоль 

В Судане у Франции есть свои рычаги влияния. Еще в колониальную эпоху Париж несколько раз пытался «зайти» в Судан с запада – со стороны Чада. И сейчас французские власти поддерживают тесные контакты с оппозиционными группировками, действующими в регионе Дарфур на западе Судана. 

Повстанцы Дарфура давно борются за отделение от Судана, пользуясь поддержкой со стороны европейской общественности. У Дарфура, конечно, есть свои основания не любить Хартум – местное негроидное население говорит на своих языках, имеет свою историю и очень недовольно дискриминацией со стороны арабской элиты Судана. Примерно такая же ситуация, только в еще более явных формах, имела место на крайнем юге страны и привела к его отделению от Хартума и появлению на карте Африки нового государства – республики Южный Судан. Но если регион отколется по примеру Южного Судана, то некогда крупнейшая в этой части Африки страна окажется окончательно разваленной на части. 

С другой стороны, французы понимают, что одной лишь поддержкой дарфурских повстанцев не обойтись, и налаживают «мосты» для развития сотрудничества с новым правительством Судана. Президент Франции Эммануэль Макрон недавно принимал в гостях премьер-министра Судана Абдаллу Хамдука, а затем была организована встреча Хамдука с лидером дарфурских повстанцев Абдель Вахидом Мухаммедом ан-Нуром. То есть, Париж пытается показать Хартуму, что кроме Москвы и Пекина разговор можно вести и с ним, и если что, то Франция попытается нормализовать ситуацию в Дарфуре, используя собственные рычаги влияния на дарфурские повстанческие группировки. 

Привлекательными для Судана могут оказаться и французские финансовые инвестиции. Понятно, что просто так Париж вкладывать деньги в Судан не будет, а потребует определенных гарантий лояльности и среди них может быть и сворачивание суданского участия в делах Центральноафриканской Республики и Чада. 

Россия пока выигрывает 

Впрочем, отношения Франции и Судана пока несравнимы с тем уровнем сотрудничества, на который уже вышли Хартум и Москва. Российские военные специалисты тренируют суданских военнослужащих, военная промышленность получает заказы на поставку оружия и военной техники суданским вооруженным силам, а в обозримом будущем Россия может создать военно-морскую базу на красноморском побережье Судана. 

Для России создание базы в Судане стало бы колоссальным шагом вперед, поскольку раньше наш флот обладал базами в Сомали и Эфиопии лишь в советское время. Затем он этих баз лишился, но сейчас есть очевидная потребность в контроле ситуации в Индийском океане и тут создание хотя бы пункта материально-технического обеспечения ВМФ пришлось бы как нельзя кстати. 

В Хартуме прекрасно понимают, что Москва, в отличие от Парижа, с самого начала поддерживала и аль-Башира, и сменившее его военное правительство, и иного сценария политического позиционирования в Судане у России просто нет. Поэтому приоритетным для суданских властей пока остается развитие отношений с Россией, другое дело, что и соблазн французских финансовых инвестиций также очень велик.



Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:


  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация