ВЛ / Статьи

Союзное государство России и Белоруссии

0
4-06-2019, 00:00...
790

Президент Белоруссии Александр Лукашенко 31 мая заявил, что в скором времени в его стране может появиться новая Конституция или же будут внесены изменения в действующую. Эксперты тут же заговорили, что это верный признак подготовки к транзиту власти в Минске. 

Выборы президента в Белоруссии состоятся уже в следующем году, но далеко не факт, что Александр Григорьевич решил покинуть свой пост уже сейчас. Возможно, это произойдет еще через пять лет. Тем временем вопрос будущего Белоруссии и Союзного государства становится все более актуальным. 

Договор о Союзе Белоруссии и России был подписан еще 2 апреля 1997 года, и с тех пор этот день отмечается как «день единения народов» двух стран. 8 декабря 1999 года в Москве состоялось подписание Договора о создании Союзного государства. Однако дальше дело почти не продвинулось. Одним из самых проблемных оказался вопрос создания единой валюты двух наших стран. 

Последний раз о единой валюте Александр Лукашенко говорил в начале марта этого года. По его словам, президент России Владимир Путин предлагает ему российский рубль в качестве единой валюты для двух стран. Александр Григорьевич прокомментировал это так: «Я говорю — конечно, рубль. И у вас рубль, и у нас рубль. Зачем нам талер? Вопрос не в этом». 

Далее Лукашенко, добавив, что единой валютой в Союзном государстве должен быть не белорусский или российский рубль, а «наш общий рубль, если он будет». Кроме того, Лукашенко настаивает, что необходимо создать два эмиссионных центра. Например, в Смоленске и Санкт-Петербурге. Но такой вариант для Москвы не очень приемлем. Да и технически осуществить его сложно. В том же Евросоюзе эмиссионный центр один, хотя стран много.

Впрочем, в мире есть и иные варианты введение единой валюты. К примеру, на днях глава правительства Малайзии Махатхир Мохамад предложил странам азиатского региона создать единую валюту на базе золотого стандарта. Которую, по мнению Мохамада, они смогут использовать в импортно-экспортных операциях друг с другом. Мохамад подчеркнул, что эту валюту страны будут использовать не во внутренних операциях, а в международных расчетах. При нынешней мировой системе обмена валют местные платежные средства подвержены внешним факторам и становятся объектом манипуляций. 

Такой промежуточный вариант мог бы, думается, положить начало и переходу на общую валюту для РБ и РФ. Впрочем, эксперт по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрий Болкунец считает, что это не слишком целесообразно, ведь сейчас страны и так перешли во взаиморасчетах на национальную валюту уже на 70%. Если уж говорить о единой торговой валюте, то для всего Евразийского экономического союза. Что касается единой валюты России и Белоруссии, сначала необходимо настроить экономики друг под друга. А лишь потом уже обсуждать этот шаг. 

— Впервые вопрос единой валюты начал серьезно обсуждаться в 1994 году. Тогда в рамках предвыборной кампании в Белоруссии один из кандидатов Вячеслав Кебич, который был премьером, обещал союз с Россией и единую валюту. В белорусском парламенте лежали соответствующие документы о переходе на рубль. Но потом этот вопрос «заморозился» и его отложили на потом.

Уже в середине 2000-х годов был разработан план-график введения единой валюты в рамках Союзного государства. Там было расписано все буквально по месяцам. Но дальше планов дело снова не пошло. 

«СП»: — Почему? 

— Прежде всего, потому, что Белоруссия требовала два эмиссионных центра — в Минске и в Москве. Но это невозможно, потому что Минск в таком случае мог бы печатать неограниченное количество денег, что привело бы к неблагоприятным экономическим последствиям. 

С другой стороны, Минск не готов отдавать эмиссионный центр Москве. Потому что тогда, по логике белорусских властей, придется ездить в Россию, кланяться и только потом получать деньги. Как было в СССР. 

Поэтому на сегодняшний день введение единой валюты — сложно реализуемая задача, в которой Минск видит угрозу потери суверенитета. Переход на российский рубль воспринимается белорусской элитой крайне болезненно. Сейчас Лукашенко может напечатать деньги, когда и сколько хочет. Например, перед выборами. С единой валютой сделать это будет очень трудно. 

Есть и еще один фактор, который мешает реализации идеи. Для того, чтобы перейти на единую валюту, необходимо прийти к более-менее близким экономическим показателям и моделям. Нужна общая фискальная политика, одинаковые параметры по инфляции. Не может быть в одной стране инфляция низкая, а в другой — высокая. 

Когда страны ЕС переходили на евро, им задавали единые макропараметры, которые нельзя было превышать. Поэтому право на введение общей валюты для России и Белоруссии нужно еще заслужить. 

Кроме того, мне кажется более рациональным обсуждать вопрос введения единой валюты не в рамках двух государств, а в рамках пяти государств Евразийского экономического союза. К этому нужно стремиться.

«СП»: — Но разве не странно составным частям Союзного государства вести торговлю между собой в долларах или евро? 

— Если посмотреть на двустороннюю торговлю России и Белоруссии, то очевиден тренд на расчеты в национальной валюте. Нацвалюта используется уже примерно в 70% торговых операций между этими странами. Как мне кажется, это важный показатель. Возможно, руководство обеих стран решило усиливать доверие к валютам, страховать валютные риски и переходить на нацвалюты в расчетах между субъектами хозяйствования. 

Но очень важно, что это решение принимают сами компании, которые занимаются торговлей. Навязать его сверху очень сложно. Значит, совершать расчеты в нацвалютах им удобней и выгодней. 

Переходить на общую валюту можно и нужно. Но для этого необходимо совершить еще множество шагов. Ввести общую валюту завтра, через год или два невозможно. Россия сама к этому не готова, потому что необходимо провести определенные реформы в белорусской экономике и в Белоруссии. Иначе мы получим вариант Абхазии, где ходит российский рубль, но это, по сути, офшорная дыра. 

Не думаю, что Москва хотела бы иметь еще один такой офшор, где бесконтрольно печатаются и сливаются деньги. Общая валюта подразумевает общие правила игры. 

«СП»: — А можно ли создать общую валюту только для торговых расчетов, как предложил своим соседям премьер Малайзии? 

— Это возможно. Например, в виде какой-то электронной валюты, безналичных расчетов. Это уже вопрос переговоров. Но, если честно, я не вижу особого смысла в такой валюте, если сейчас во взаимной торговле все равно Москва и Минск преимущественно используют валюты двух стран. 

В рамках пятёрки ЕАЭС создание такой валюты возможно — правильный путь. Но пока страны взяли курс на использование нацвалют в двусторонних отношениях. Если страны все же выйдут на обсуждение вопроса об использовании единой валюты в ЕАЭС по образцу того же Евросоюза, это будет более продуктивно. 

Но это история не одного года. Тем более, что некоторые малые страны считают отказ от своей валюты потерей части суверенитета. И они не так уж неправы. Страны ЕС отказались от части суверенитета, отдав его в пользу единой валюты. Это было очень болезненно для Германии и Франции, которые, по сути, одновременно отказались и от своей многовековой истории. А Великобритания, например, вообще не захотела вступать в эту зону. 

Если мы будем обсуждать создание единой валюты, даже «торговой», в рамках пятерки — это более рационально. Во-первых, так размывается вопрос доминирования одной страны. Пять голосов — это не два голоса. 

Во-вторых, там больше экономический потенциал. Валютный союз в рамках ЕАЭС был бы правильным путем, но для его создания нужно время и желание политических элит. 

«СП»: — Будет ли вообще будущее у Союзного государства после смены власти в Белоруссии? 

— По моему мнению, главная ошибка российской политики во многих постсоветских странах в том, что отношения привязаны к личностям политиков. Есть политик — дружим со страной. Власть поменялась — не дружим. Но отношения должны быть привязаны к институтам, которые для этого должны быть созданы и эффективно работать.

Смена власти в Белоруссии не должна привести к радикальным последствиям в двусторонних отношениях. Для этого необходимо создать механизмы взаимодействия без привязки к конкретным персонам, чтобы они работали вне зависимости от того, кто придет к власти. Частично они уже существуют, но не функционируют. 

Мне кажется, над этим сейчас очень активно трудится двусторонняя группа, которую возглавляет Максим Орешкин с российской стороны и министр экономики РБ Дмитрий Крутой — с белорусской. Их задача в том, чтобы договор о Союзном государстве был запущен и реализован. Возможно, в него будут внесены какие-то правки. Но важно, чтобы он стал базой двусторонних отношений. Пока этот договор не работает. 

Кстати, в документе есть пункты и о валютном союзе. Но если говорить о смене власти в Белоруссии — это перспектива ближайших пяти лет. Мы наблюдаем транзит власти в постсоветских странах. Назарбаев покинул пост главы Казахстана, уходит в скором времени в отставку президент Таджикистана. 

Скорее всего, Владимир Путин тоже покинет свой пост в 2024 году. Получается, что Лукашенко останется последним лидером того поколения. У меня большие сомнения, что российское руководство поддержит идею правления Лукашенко еще в течение лет 20. Уже в этом году исполняется четверть века, как Александр Григорьевич является президентом Белоруссии. Через пять лет он будет занимать первое место в мире по длительности нахождению у власти среди президентов. Вряд ли это устроит кого-то в Белоруссии и России. 

Видимо, разговоры Лукашенко об изменениях в Конституции свидетельствуют о его желании запустить транзит власти. Он мечтает о передаче поста своим сыновьям. Как будет развиваться эта история, мы не знаем, но процесс запущен, и он напрямую связан с выполнением транзитного договора и подписанных обязательств Белоруссии. 

Думаю, РФ, давая карт-бланш Лукашенко на очередной президентский срок, будет, в первую очередь, руководствоваться его делами по реализации Союзного договора. Контуры этой политики и дальнейшего развития отношений между странами должны прорисоваться уже к осени. 

Главное, чтобы была продумана долгосрочная стратегия на несколько десятилетий вперед, чтобы было понятно, как будут развиваться отношения, а публичные ссоры по нефти и газу, поставкам товаров перестали быть главными темами в новостях обеих стран.



Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:



  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация