Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Наркотик кровавой войны

7-05-2019, 03:00
...
654

Почему иностранные наемники считают Украину полем битвы Запада и Востока, и чем это грозит

Украина — далеко не первая в числе стран, ассоциирующихся с термином «иностранные наемники». Но это восточноевропейское государство подобно магниту манит жителей стран Запада, стремящихся вновь испытать характерное для боя возбуждение и считающих войну на Украине битвой за будущее всей Европы. 

Недавний теракт в Крайстчерч подтверждает: западные молодые люди, пребывающие в плену радикальных идей — не просто «бойцы диванных войск», а приверженцы определенной идеологии, обладающие стремлением и возможностью совершать акты насилия. 

Они и их семьи подобны бывшим боевикам-исламистам и их родственникам, надеявшимся вернуться в Австралию после краха так называемого «халифата», и мы просто обязаны проанализировать мотивацию молодых людей, уезжавших из Австралии на Украину, чтобы принять участие в чуждом для них вооруженном конфликте. 

Война на Украине 

Украина с 2014 года — после провозглашения автономии двумя регионами — находится в состоянии гражданской войны. Тысячи иностранных боевиков со всего мира едут в Донбасс.

В зависимости от политических взглядов и мировоззрения эти бойцы — из Западной Европы, Канады, США и Австралии — вступают либо в ряды ультраправых батальонов украинских вооруженных сил, либо входят в состав левацких подразделений повстанцев. 

ABC News недавно опубликовала материал, посвященный судьбам пяти австралийцев, воевавших на стороне повстанцев, а теперь желающих вернуться на родину. В материале речь идет о роли экстремистской ультраправой идеологии. Но это лишь часть общей картины — украинская война как магнитом манит и ультралевых радикалов. 

Конфликт на Украине — зеркальное отражение войны в Сирии 

На протяжении трех лет я изучала мотивацию иностранных наемников на Украине и пыталась понять, что именно стоит за их решением об участии в конфликте. 

Ультранационалисты и ультраправые радикалы едут «защищать Украину от влияния коммунизма» и — как они говорят — от угрозы, исходящей от России. Антиимпериалисты, антифашисты и прочие представители ультралевых сил приезжают на Украину помогать повстанцам и защищать непризнанные государства от — как они считают — угрозы глобального империализма. 

И ультраправые, и ультралевые уверены — битва на Украине спровоцирована теми же факторами, что лежат в основе сирийской войны: это столкновение США и РФ, противостояние «западных ценностей» и коммунизма, конфликт «западного империализма» со свободой и демократией. Точка зрения конкретного наемника определяется его идеологическими установками. Они убеждены, что воюют здесь за то же самое, что и в Сирии — просто на другом фронте.

Мнения с линии фронта 

В ходе исследования я общалась с представителями обеих сторон конфликта. И хотя их мотивы вступления в войну существенно отличаются, иностранные наемники по обе стороны линии фронта поразительно похожи друг на друга — это молодые мужчины с устоявшейся политической позицией и опытом службы в вооруженных силах. На разных сторонах баррикады войну на востоке Украины считают всего лишь одной из линий фронта глобальной битвы. 

В наших беседах иностранцы, воюющие на стороне повстанцев, говорили, что в расширении НАТО на восток видят формирование своеобразного аванпоста американского империализма, а в защите народных республик Донбасса — возможность вести борьбу против упомянутого глобального порядка.

Петр, воюющий на стороне ополченцев анархист из России, сказал мне: «Практически все приехали сюда ради борьбы с проамериканскими фашистами». Другой солдат (этого американца я буду называть Ричем) считает происходящее на Украине «войной нормальных людей против фашистов». 

В то же время, по словам американца Джорджа — представителя одного из украинских подразделений — его «побратимов» объединяет «общая ненависть к России и единое отношение к национализму». 

И хотя сослуживцы Джорджа по украинскому батальону представляют разные страны (в частности, Великобританию, Германию, Австрию, Канаду и Нидерланды), их объединяет уверенность в том, что исход конфликта на Украине чреват эффектом домино для всей Европы. 

«Происходящее сегодня на Украине — это, на самом деле, битва за будущее Европы. Каждый очередной раунд противостояния на Украине определяет многое из того, что затем произойдет в Европе», — говорит американец Люк, доброволец в составе украинских вооруженных сил. 

С точки зрения представителей правой идеологии, защита Украины от «российского вторжения» — неотъемлемый компонент сдерживания зловещей политической силы ради защиты западных ценностей. 

В поиске подходящей войны 

Большинство иностранных боевиков, с которыми мне довелось общаться на Украине, пытались (естественно, с учетом их идеологических воззрений) участвовать и в других войнах, в том числе, в Сирии. 

Джордж поначалу стремился вступить во французский Иностранный легион, а потерпев неудачу, занялся поиском других возможностей попасть на войну. «Определяясь с выбором, куда ехать — в Сирию или на Украину — я просто подбросил монетку», — поясняет он. 

Ланс и Рич дружно собирались в Сирию, но затем Ланс передумал, поскольку посчитал курдов коммунистами, и тогда они отправились в Украину. Практически все мои собеседники имели опыт службы в вооруженных силах своих стран — настоящий боевой опыт в таких «горячих точках», как Афганистан или Ирак. 

Большинство мужчин стремились вновь испытать характерное для боя возбуждение. Немаловажную роль сыграла и уверенность в том, что воевать на Украине гораздо целесообразнее, чем «защищать какого-то козопаса в Афганистане». 

Испытываемое им во время боя возбуждение Питер называет «практически зависимостью». Уже вернувшийся с украинской войны в США Джордж признает: «обычная» жизнь после этого уже не впечатляет. «Знаете, я работаю, место отличное. В моей жизни не происходит ничего сверхинтересного. И если вы скажете мне — „эй, через пять минут ты должен быть в Африке и воевать, стоя по колено в грязи" — я сразу подпишусь на это», — признается он. 

Но многие иностранные боевики, романтизирующие войну, очень скоро начинают ощущать разочарование, когда осознают, что их мировосприятие не совсем соответствует тому, что происходит на фронте. 

«Мне все это наскучило: все это противостояние правых и левых сил. Я завел себе друзей среди врагов, и очень скоро начал понимать: все тут происходящее — это лишь игрища», — объясняет Питер. 

А как только романтика конкретной войны развеивается как дым, остается лишь один выход — искать новый конфликт. Джорджу и Лансу окончательно наскучило отсутствие реальных боевых действий в Украине, и они отправились воевать в Южный Судан на стороне одного из местных главарей, но их задержали на границе и депортировали в США. Затем Ланс побывал в Венесуэле, и очень быстро разочаровался: «Венесуэльцы — трусы, и не заслуживают помощи», — констатирует он. 

Не привезут ли наемники войну на родину? 

«Билеты» на украинскую и сирийскую войну, как правило, оформляют через экстремистские политические интернет-ассоциации. Следовательно, мнение о способности боевиков привезти войну с собой в Австралию, не лишено оснований. 

Двое австралийцев, вернувшихся с Украины в 2018 году, были связаны с экстремистскими группировками правого толка, например, с Right Wing Resistance.

Наличие таких связей свидетельствует не только о поляризации политической жизни в Австралии, где кровавые столкновения между ультраправыми активистами и так называемыми «антифашистами» стали обыденностью, но и о глобализации политики экстремизма. 

Теракт в Крайстчерч демонстрирует масштабность угроз, исходящих от экстремистской идеологии. И мы просто не вправе относиться к австралийским наемникам как к полностью независимым от общества авантюристам. Нам следует воспринимать их как яркое проявление симптома глубокого раскола общества, при отсутствии адекватного «лечения» потенциально чреватого самыми серьезными последствиями для Австралии. 

Более того, демонизируя лишь одну сторону расколотого общества — ультраправых экстремистов — и полностью игнорируя параллельный процесс радикализации левых сил, мы потворствуем обострению идеологического раскола и стимулируем готовность правых экстремистов совершать акты насилия. 

Остановить молодых людей, рвущихся за границу ради участия в чужеземных войнах, помогут не только законы, вводящие уголовную ответственность за подобные деяния, но и реальная готовность общества вести борьбу против влияния мифологии, против упрощенных до предела политических догм, а также против политики, формирующей индивидуальную мотивацию воевать. 

Сара Мегер, доцент факультета социологии и политологии Университета Мельбурна (Австралия), эксперт по международной безопасности.


+2

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация