Вежливые люди
ВЛ / Статьи

С кем развяжет войну Трамп, чтобы спастись от импичмента

28-08-2018, 04:00
...
628

Бывший аналитик ЦРУ о вероятном противнике Америки

Признание вины Майклом Коэном*, впрямую подразумевающее совершение уголовного преступления президентом Трампом, стимулировало новые разговоры о возможном импичменте. С учетом того, что дело включает сексуальные связи, оно побудило сравнивать его с импичментом Билла Клинтона. Большинство таких сравнений сфокусированы на внутренней политике в каждом из этих эпизодов. Но речь заходит и том, будут ли демократы, которые принижали значимость «шалостей» Клинтона с интерном Белого дома, вести себя непоследовательно, если на этот раз они набросятся на Трампа (хотя поведение Клинтона не содержало эпизодов избирательной кампании и нарушения финансового законодательства об избирательных кампаниях в то время, как утверждения Коэна о Трампе таковые содержат). 

С другой стороны, те, кто проявляет больше интереса к внешней политике и политике в сфере национальной безопасности, возможно, сфокусируются на ином измерении того, как в свое время обсуждались любовные похождения Клинтона и Моники Левински. Когда Клинтон, вслед за нападениями Аль-Каиды** на посольства США в Найроби и Дар-эс-Саламе двадцать лет назад приказал нанести удары крылатыми ракетами по объектам, связанным с Аль-Каидой в Афганистане и Судане, некоторые из его политических оппонентов обвинили его в том, что он использовал эти удары для того, чтобы внутри страны повысить свой рейтинг и уровень поддержки, которые в разгар «дела Левински» провисли. Это обвинение было частично стимулировано тем, в какой момент был нанесен ракетный удар — всего через три дня после телевизионного обращения, в котором Клинтон признал, что он ввел общественность в заблуждение о его отношениях с Левински.

И хотя невозможно знать каждый фактор, повлиявший на мышление Клинтона в то время, трудно было бы доказать, что главным мотивом было политическое отвлечение. Террористическая группировка только что устроила взрывы у двух посольств США. Это такое нападение на интересы США, при котором силовой ответ широко признавался не только оправданным, но даже обязательным. Сегодня признали бы то же самое. Приказ Клинтона нанести ракетные удары получил значительную двухпартийную поддержку в конгрессе, в том числе от спикера палаты представителей Ньюта Гингрича, который сказал, что президент «сделал ту самую правильную вещь». Время нанесения ракетного удара было определено донесениями о присутствии Усамы бин-Ладена и других лидеров террористов на одном из намеченных для удара объектов в Афганистане. 

Тем не менее, подозрение, что решение Клинтона имело отношения больше к внутриполитическим проблемам, чем к терроризму, было настолько стойким, что оно обрело стенографический ярлык: сценарий «хвост виляет собакой» (Wag the Dog) — по названию популярного тогда кинофильма, в котором Белый дом состряпал фальшивую войну для того, чтобы отвлечь внимание от сексуального скандала с участием президента. А длинная история ведения за пределами страны войн, которые укрепляли поддержку политических лидеров внутри страны и давали им преимущества от того эффекта, когда все сплачиваются «вокруг знамени», дают законные основания задать вопрос, может ли сегодня политически осажденный лидер испытывать искушение таким же образом использовать военную кампанию. 

Если бы Дональд Трамп такое искушение испытывал, то для достижения желаемого политического эффекта военная атака против простой террористической группировки оказалась бы недостаточной. Военный удар по Аль-Каиде сегодня — в Афганистане или где бы то ни было еще — мало чем отличался бы от текущих военных заморских операций США. То же верно и в отношении остатков мини-государства, созданного так называемым Исламским государством (ИГИЛ)***. 

Вероятным противником любой такой трамповской войны был бы Иран. Администрация уже ведет кампанию по наращиванию напряженности в отношениях с Ираном и враждебности по отношению к этой стране. Таким образом, для войны закладывается политический и психологический фундамент. Осознанное поднятие уровня напряженности увеличило вероятность таких инцидентов, которые могли бы послужить искрой для разжигания войны или предоставить оправдание для того, чтобы самим ее инициировать. 

Так что, вопрос нынешнего момента звучит так: приведут ли внутренние политические и юридические проблемы Дональда Трампа к тому, чтобы он преднамеренно начал такую войну, используя ее как крайнее средство президентской тактики по отвлечению внимания? 


Возможно, Трамп пока не считает, что его проблемы уже достигли этой точки. В настоящее время он не выглядит так, словно он активно ищет предлога для войны. Бесконечная враждебность по отношению к Ирану уже служит большинству целей и задач, которым служит и наличие внешнего врага. Не снижающаяся напряженность в отношениях с Ираном — без открытых военных действий, — которая не допускает никакого американо-иранского примирения, служит также тому, что свои задачи решают такие режимы, как Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, по наводкам которых Трамп действовал в том, что касалось политики в отношении Ирана. 

Некоторые члены администрации Трампа, вероятно, приветствовали бы войну с Ираном. К ним относится, в первую очередь, советник по национальной безопасности Джон Болтон, все еще считающий, что война с Ираком была хорошей идеей, и занимающий ту должность, с которой он в состоянии подталкивать Трампа в этом направлении. Таким людям, однако, будут противостоять другие, вероятно, в том числе министр обороны Джеймс Мэттис, который ненавидит Иран так же, как и все остальные, но который, кажется, понимает громадные негативные стороны такого конфликта.

Если уголовные расследования вокруг Трампа затянутся до такой точки, что его политическая карьера станет подавать признаки появления трещин, тогда он может решить, что пришло время того самого крайнего средства тактики по отвлечению внимания. 

Существуют две причины, по которым Трамп склонен идти по этому пути даже более, чем другие президенты, которые могли бы оказаться в аналогичном положении. Первая заключается в том, что Трамп уже проявлял сильную склонность полагаться на разрушительное отвлечение внимания — главным образом, через твиты и устные заявления. То, что его президентство не породило еще более сильную и выносливую оппозицию, чем сейчас, объясняется тем, что его твиты и заявления следуют один за другим так быстро и так часто, что ярость по поводу одних отвлекает внимание от тех, что были только что перед ними. Очень трудно поддерживать рабочий тонус по поводу тех или иных проявлений поведения и политики Трампа, когда их быстро затмевают другие. 

Вторая причина заключается в том, что Трамп всегда тактически сфокусирован на том, что в данный конкретный момент влияет на его личный рейтинг и уровень поддержки. Он проявляет мало признаков стратегического мышления по поводу того, что составляет крупные или долгосрочные интересы нации. Таким образом, вполне правдоподобно то, что он развяжет американо-иранскую войну, плохо отдавая себе отчет — или вовсе не отдавая отчета — в том, какие разрушительные последствия такой громадный пожар может повлечь. 

Автор (Paul R. Pillar) 28 лет прослужил в ЦРУ, был одним из ведущих аналитиков агентства. В настоящее время — профессор Джорджтаунского университета (исследования проблем безопасности). 

Перевод Сергея Духанова. 

*Майкл Коэн (Michael Cohen) — бывший личный адвокат и доверенное лицо президента США Дональда Трампа — - признал себя виновным в совершении финансовых преступлений в интересах Дональда Трампа и с целью обеспечить его победу на президентских выборах. С его слов, он действовал в интересах Трампа и находился с ним в сговоре. 21.08.2014 в ходе судебного заседания Коэн сказал, что Трамп давал ему указания организовать выплаты двум женщинам — порнозвезде и бывшей «модели» журнала Playboy, — чтобы в ходе избирательной кампании 2016 года они не допускали публичных высказываний о том, что у них были любовные отношения с Трампом. 

**"Аль-Каида" решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена. 

***Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.


Фото: AP/ ТАСС


+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация