Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Что будет с долларом США

5-04-2018, 07:59
...
477

«Всё проходит, и это пройдёт…» — произнес премудрый Соломон. «Ничто не вечно под луной» — сказал в сонете гениальный Шекспир. Не вечны и деньги в мировой истории. Тем более не вечны и отдельные валюты. Еще недавно казался незыблемым доллар США, но и он «пройдет». На пьедестале мировой валюты он находится с 1944 года, когда на Бреттон-Вудской конференции доллар США был приравнен к золоту. С тех пор прошло уже почти 74 года. В 1971 году Вашингтон прекратил размен долларов на «желтый металл», с тех пор он стал бумажным. 

В начале текущего десятилетия организацией DollarDaze.org было проведено обширное исследование истории рождения, жизни и смерти 775 бумажных, т.е. необеспеченных валют. Во-первых, не было обнаружено ни одном случая того, чтобы в течение своей жизни денежной единице удалось сохранить свою первоначальную покупательную стоимость. Как любой человек стареет, так и любая валюта обесценивается. Из обследованных валют 20% были уничтожены через гиперинфляцию, 21% уничтожены войнами, 12% - провозглашением независимости, 24% — денежной реформой, и 23% всё ещё продолжают обращение, приближаясь к одному из вышеописанных итогов. Все как у человека, который может уходить из жизни в результате болезни, несчастного случая, гибели на войне, несчастного случая. Деньги смертны вообще, а бумажные (необеспеченные) — тем более. Средняя продолжительность жизни бумажной валюты, как показало исследование, составляет 27 лет. А доллару США как бумажной валюте, уже пошел 47-й год. 

А ведь он не просто бумажная валюта, он при этом еще мировая валюта. Некоторые эксперты говорят, что, мол, доллар США еще не стар. Сравнивая его, например, с британским фунтом стерлингов. Формально датой рождения современного фунта стерлингов можно считать 1694 год, когда на свет появился Банк Англии. Но полное доминирование фунта в мире наступило в 19 веке. Можно сказать, что этот период начался с 1821 года, когда в Англии был введен золотой стандарт, и продолжался до начала Первой мировой войны в 1914 году. Получается без малого век. Да, но не надо забывать, что фунт стерлингов был металлическими деньгами. А нынешний «царь» денежного мира — бумажный. Таким образом, доллар США явно засиделся на «троне» мировой валюты. 

Но разговор сейчас не о том, когда доллар покинет этот «трон» (или, скорее, когда его свергнут с этого «трона»). Как миру жить в условиях, пока еще царствует доллар? Какова перспектива на ближайшие год-два? Скажем, до 2020 года?

В прошлом году на «трон» в Америке взошел Дональд Трамп, держа в своих руках многообещающую программу экономического возрождения страны. Но, как это ни парадоксально, именно в царствование Трампа доллар США стал чувствовать себя особенно неважно. Курс его как по отношению к отдельным валютам, так и по отношению к разным валютным «корзинам» стал падать. Наиболее известной и авторитетной является «корзина» под названием USDX. Фактически это индекс, показывающий отношение доллара США к корзине из шести основных валют: евро (EUR), йена (JPY), фунт стерлингов (GBP), канадский доллар (CAD), шведская крона (SEK) и швейцарский франк (CHF). Рассчитывается с марта 1973 года, тогда на старте индекс был определен в 100. 

Да, с тех пор были взлеты, при которых индекс был заметно больше исходного значения. Например, последний такой взлет был зафиксирован в 2002 году, когда он достиг отметки 120. С 2003 года был устойчиво ниже 100, а в начале нынешнего десятилетия даже проваливался ниже 80. К 22 декабря 2016 года индекс достиг максимального с 2002 года значения в 103,65 пункта. А буквально на следующий после инаугурации Трампа день обозначилось устойчивое падение доллара не только по отношению к валютам, включенным в индекс USDX, но и другим. Таким, как китайский юань и российский рубль. Падение продолжалось на протяжении всего прошлого года. Индекс доллара против корзины из шести основных валют снизился к концу прошлого года до 91,93. В течение всего 2017 года индекс доллара упал более чем на 9,8 пункта, это самый крутое падение с 2003 года. 

Все ждали, что прошлогоднее падение доллара США в этом году закончится. На чем были основаны ожидания? 

Во-первых, на чисто умозрительном предположении. Очень затяжное было падение. Должно же оно было когда-то закончиться? 

Во-вторых, было проведено несколько последовательных повышений ключевой ставки ФРС после прихода в Белый дом Трампа. Еще осенью 2015 года она находилась в диапазоне 0−0,25%. На сегодняшний день уже находится на уровне 1,5−1,75%. ФРС и далее обещает плавное повышение ставки, что позитивно должно отражаться на доходности казначейских бумаг и других финансовых инструментов, обращающихся на рынке США. 

В-третьих, была запущена налоговая реформа, которая должна была повысить инвестиционную привлекательность экономики США. Закон о налоговой реформе был подписан президентом 22 декабря прошлого года. Налог на прибыль бизнеса был снижен с 35% до 21%. Плюс к этому «мягкая» налоговая амнистия для тех юридических лиц, которые вернут свои деньги в страну (достаточно символические ставки налогов на возвращаемые деньги). Ожидалось, что уже в первом квартале нынешнего года налоговая реформа отразится позитивно на долларе США. 

Однако ожидания не оправдались. Уже в январе 2018 года индекс USDX упал ниже планки 90 — впервые с декабря 2014 года (24 января — 89,43). Первый квартал нынешнего года был завершен очередным падением доллара. Падение в течение пяти кварталов подряд! Беспрецедентно! Судя по всему, доллар слабеет не только по отношению к упомянутым шести валютам, составляющим индекс USDX, но и ко многим другим валютам, которые традиционно считались «слабыми». Например, The Wall Street Journal ведет расчеты по своей, более широкой «корзине», включающей 16 валют, — индекс доллара WSJ. Так вот, указанный индекс за 1-й квартал 2018 года упал на 2,6 процентных пункта. А общее его годовое падение (конец 1 квартала нынешнего года по отношению к концу 1 квартала прошлого года) составляет 7,3 процентных пункта. 

Большая часть экспертов полагает, что в среднесрочной перспективе (до 2020 года) падение доллара США продолжится. Причины этого находятся как внутри Америки, так и вовне ее. 

Главной внутренней причиной называется неопределенность и непоследовательность политики американского президента Трампа и его команды. Собственно, одной из причин является то, что как таковой «команды» у Трампа нет. Об этом свидетельствует кадровая чехарда в Вашингтоне, смена одних чиновников другими. Лишь один свежий пример: в начале марта из «команды» ушел Гэри Кон, занимавший пост помощника президента по экономической политике и руководителя Национального экономического совета. Кон на протяжении целого года лавировал, поскольку был не согласен со своим шефом по многим пунктам. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Гэри Кона, стало решение Трампа ввести импортные пошлины на сталь и алюминий (распоряжение о введении пошлин вступило в силу 24 марта). На место Гэри Кона назначен Лоуренс Кудлоу, экономический аналитик и журналист. И тут снова вызывающий недоумение парадокс: новый экономический советник президента США известен тем, что поддерживал взгляды Кона, выступавшего против введения тарифов на импорт в США стали и алюминия. Думаю, что кадровая чехарда в Вашингтоне продолжится, а это неизбежно отражается на долларе США.

Более конкретная и зримая причина — разгорающаяся торговая война США с Китаем. Ни политических, ни материальных дивидендов Трампу она не принесет. Пострадает и доллар США. Даже в более благоприятные для Америки времена введение или повышение пошлин отражалось негативно на позициях «зеленой валюты». Так, в 2002—2003 гг., как я отметил выше, произошло очень резкое падение (почти на 20 пунктов) индекса USDX. История уже сильно подзабытая. Но, напомню, что эксперты в качестве главной причины тогда называли резкое повышение в марте 2002 года администрацией Буша пошлин на импорт стали (с 8 до 30%). Суд ВТО нашел необоснованным тогдашнее повышение, в декабре 2003 года повышение было отменено. Как это не удивительно, но и падение доллара США прекратилось. 

Среди внутренних причин можно также назвать ожидаемое увеличение дефицита федерального бюджета и рост государственного долга США, обусловленные налоговой реформой и запланированными гигантскими бюджетными расходами на восстановление экономической инфраструктуры, военные приготовления. Также неизбежно возрастут расходы на обслуживание государственного долга, что обусловлено не только ростом самого долга, но и процентных ставок по казначейским бумагам США. 

Эти ставки уже начали расти в связи с повышением ключевых ставок ФРС. За год царствования Трампа государственный долг вырос более чем на 1 трлн. долл., достигнув 21 трлн. долл. Ожидается, что к концу его четырехлетнего царствования долг успеет пересечь планку в 25 трлн. долл. При этом ключевая ставка, если ее повышение будет продолжаться прежними темпами, может выйти на уровень 4%. Американские эксперты подсчитали, что в этом случае расходы на обслуживание государственного долга могут пожирать от 20 до 25% федерального бюджета (в прошлом году было около 8%). Мировые рейтинговые агентства, при всей их ангажированности, не смогут присваивать Америке максимальные оценки при такой долговой ситуации, а понижение рейтинга неизбежно отразится на курсе доллара США. 

Есть и внешние причины. Среди них — ожидаемое оживление мировой экономики. До сих пор, как известно, и Европейский центральный банк (ЕЦБ), и Банк Японии, и Банк Англии и некоторые другие Центробанки западных стран проводили сверхмягкую денежно-кредитную политику, ссылаясь на необходимость оживления экономики. Теперь можно будет отказаться о продолжения программ количественных смягчений и нулевых или даже отрицательных (по депозитным счетам) процентных ставок центробанков. А это означает, что опять задует ветер в «паруса» таких валют, как евро, японская йена, британский фунт стерлингов. И попытки Трампа оживить доллар США с помощью оживления американской экономики могут быть нейтрализованы этим ветром. 

Впрочем, ветер может дуть не только в «паруса» тех валют, которые принято называть свободно конвертируемыми (большинство западных валют). Я в первую очередь имею в виду Китай и его валюту — юань. Пекин целенаправленно выводит свою валюту на мировую орбиту. Китаисты говорят, что первое официальное заявление о необходимости сделать юань мировой валютой было сделано еще в далеком 1993 году. Таким образом, с того первого заявления прошло ровно четверть века. Вроде бы некоторые успехи есть, но они скромные. Пожалуй, наиболее резонансным успехом стало решение МВФ осенью 2015 года о включении юаня в «корзину» резервных валют. Юань стал пятой валютой в этой корзине, при этом по своему «весу» занял третье место после доллара США и евро (опередив японскую йену и британский фунт стерлингов). 

Доля юаня в международных расчетах (по данным СВИФТ) пока колеблется в диапазоне от 1% до 2%. Доля в совокупных международных резервах — 1,1%. Правда, позиции юаня выглядят лучше, если мы рассматриваем его долю в расчетах по торговле Китая с отдельными странами. Доля юаня оказывается превалирующей (более половины) в торговле с такими соседними странами, как Тайвань, Сингапур, Южная Корея. Очень высокий удельный вес юаня (более половины) в торговле КНР с Испанией, Францией, Швецией, ОАЭ. В торговле с Японией доля юаня — более 20%, с Германией — в диапазоне 15−20%.

Если по некоторым позициям юань пока занимает скромные позиции, то в начале текущего века их вообще не было. Тут важна динамика. В Китае любят поговорку «вода камень точит». Пекин действует тихо, но последовательно и настойчиво. Как сегодня принято говорить, по юаню в течение многих лет наблюдается «положительная динамика». В какой-то момент времени «количество может перейти в качество». Одна из последних акций Пекина — запуск 26 марта 2018 г. на Шанхайской товарной бирже торговли нефтяными фьючерсами в юанях. Многие эксперты расценивают это как очень серьезное событие, выходящее далеко за рамки Китая и нефтяной темы. Это воспринимается как прямой вызов доллару, который после Ямайской конференции называют не только «бумажным», но также «нефтяным». 

Как известно, в середине 70-х годов прошлого века произошло рождение нефтедоллара. Отчасти отход от золотого обеспечения доллара был компенсирован неформальным нефтяным обеспечением. Тогдашнему государственному секретарю Генри Киссинджеру удалось уговорить саудовского короля и руководителей других стран-членов ОПЕК продавать «черное золото» исключительно на доллары США. Система нефтедоллара продержалась более четырех десятилетий. Были попытки ее поколебать. Например, со стороны Ирака и Ливии. Их руководители предпринимали шаги по переходу на расчеты за нефть в иных нежели доллар США валютах. Все это для них (Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи) закончилось трагически. Но Китай по своему экономическому и военному потенциалу — это не Ирак или Ливия. Пока речь идет о торговле за юани только нефтяными фьючерсами. Но уже в ближайшее время начнутся расчеты по поставкам в Китай физической нефти. Согласие на расчеты в китайской валюте уже получено от главного поставщика «черного золота» в Китай — России. Такое же согласие получено от Нигерии, являющейся третьим поставщиком нефти. Саудовская Аравия, которая долгое время была первым по объемам поставщиком нефти, а в прошлом году отошла на второе место, пока думает. 

Для того, чтобы сделать нефтяной юань привлекательным для своих контрагентов, Пекин порой использует жесткое давление. Тому же Эр-Рияду он объясняет, что отказ от расчетов в китайской валюте будет означать потерю китайского нефтяного рынка. Но также прибегает и к использованию «пряников». Важным таким «пряником» в этом году может стать торговля на той же Шанхайской бирже золотыми фьючерсами за юани. Китай к настоящему времени накопил гигантские количества золота, так что «пряников» должно хватить всем. 

Отмечу в заключение, что золото — важный ресурс, обеспечивающий вывод валюты на мировую орбиту. Напомню, что британский фунт стерлингов стал мировой валютой благодаря тому, что в начале 19 века в подвалах Банка Англии было много «желтого металла», что и позволило запустить в 1821 году золотой стандарт. Точно также в 1944 году США сумели сделать доллар мировой валютой, поскольку имели гигантский запас «желтого металла» и обещали конвертировать золото в «зеленую бумагу» по первому требованию денежных властей других стран. 

Возвращаясь к США, хочу сказать, что золотых «пряников» тем, кто готов продолжать поддерживать доллар, Вашингтон обещать не может. По той простой причине, что «желтого металла» в хранилищах Форт-Нокса, судя по всему не осталось. И те, кто сегодня сдержанно относятся к доллару США, это прекрасно знают. Но это тема отдельного разговора.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация