Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Советский кумир Шварценеггера

8-12-2016, 07:00
...
705

Советский кумир Шварценеггера

Легендарному тяжелоатлету Юрию Власову исполняется 81

Кумир — не преувеличение. Не просто один из спортсменов, о котором когда-то вскользь упоминал железный Арнольд. На чемпионате мира по тяжелой атлетике в 1961 году к Юрию Власову подвели худощавого паренька лет четырнадцати: попросили сказать пару ободряющих слов. В перерывах между подходами советский чемпион пообщался с мальчиком. О чем говорил? Сам Власов уже и не помнит. Но, видимо, слова подобрал правильные. Пройдут годы, и худощавый мальчишка превратится в икону бодибилдинга Арнольда Шварценеггера. А встречу с Власовым он будет вспоминать как один из судьбоносных моментов своей жизни. 

Впрочем, не только для Шварцнеггера Власов был кумиром. Посмотреть на него, как на прославленного циркача, приходили толпы советских граждан. Причем о тяжелой атлетике многие из них не имели никакого представления. Но каждому хотелось собственными глазами увидеть человека, за которым при жизни закрепился статус даже не легенды — полубога. Власову покорялись тяжести, которые до этого не поднимал ни один смертный (по крайней мере, таких случаев не зафиксировала история). Но его заслуга не только и не столько в этом. Ведь сегодня тяжелая атлетика ушла далеко вперед. Тогда почему о современных «тяжах» широкой публике ничего неизвестно, а Власова с его «скромными» по нынешним меркам рекордами помнят спустя десятилетия? 

Нужно понимать, что происходило в мире тяжелой атлетики в 1950-е годы. Во всех весовых категориях тогда хозяйничали американцы. Это и не удивительно: спорт в США продолжал развиваться и во время войны. Но достижения американских атлетов все равно казались невероятными. Особенно отличился Пол Андерсон: в сумме троеборья он перешагнул заоблачную отметку в 500 кг. Отрыв от ближайших преследователей был просто неприличным. Многие всерьез полагали, что на тяжелой атлетике можно поставить крест, поскольку «вечный» рекорд Андерсона не удастся побить никому. Власов тем временем только начинал тренироваться. Его результаты быстро росли, но юному атлету советовали завязать со штангой и попробовать другие виды спорта. К примеру, толкание ядра или легкую атлетику, в которых он тоже был силен. Там еще можно рассчитывать на успех, а в тяжелой атлетике после рекорда Андерсона делать нечего. 

В книге «Справедливость силы» Власов пишет, что многому научился у Пола Андерсона. Американский рекордсмен работал со штангой так, будто нет никаких мировых рекордов — есть только он и вес, который необходимо взять. Бесстрашие и уверенность Андерсона вдохновляли Власова. Впоследствии он будет выступать в похожей манере: спокойно, сосредоточенно, изящно. 

Но от первых соревнований в 18-летнем возрасте до мировых рекордов путь неблизкий. И, разумеется, нелегкий. Сказать, что Власов упорно тренируется — не сказать ничего. По собственному признанию, долгие годы он не видел в жизни ничего, кроме одной тяжелейшей работы: «Волосы сгорали от пота, я их сбривал». Но важны здесь не только объемы проделанной работы. У Власова к тренировочному процессу был особый подход. В те годы считалось, что поднимать более тяжелый вес можно за счет увеличения массы собственного тела. О фигуре при этом не заботились. Так поступал и законодатель мод в тяжелой атлетике Пол Андерсон, которого за внушительный габариты называли «полтора Шемански» (Норберт Шемански — другой выдающийся американский тяжелоатлет). В самом деле, при росте 1,73 метра его вес достигал 170 кг! Но идти по стопам Андерсона Власов не собирался: не хотел выглядеть, как человек-бочка. Кроме того, был убежден, что добиваться высоких результатов в тяжелой атлетике можно за счет резкости. Огромный вес и вываливающийся живот многим спортсменам мешал разгонять штангу в рывковом и толчковом упражнениях. Поджарый Власов, напротив, такой проблемы не испытывал. В тренировочный процесс, помимо монотонной работы с железом, он добавлял плавание, бег, игровые виды спорта. 

Время показало, что он был прав. Первые советские рекорды в рывке и толчке покорились Власову в 1957 году, а через два года 23-летний Власов уже безраздельно властвует в тяжелом дивизионе СССР. Вплоть до Олимпийских игр 1964 года он с тех пор не проигрывал ни разу. 

Игры 1960 года в Риме недаром называют «Олимпиадой Власова». Триумф советского атлета был поистине историческим. В последнем упражнении троеборья (толчке) Власов выступал последним. Было трудно поверить в то, что произошло на помосте: после первого же успешного подхода Власов устанавливает новый мировой рекорд в троеборье. Второй подход — и уже свой собственный рекорд он утяжеляет на 10 кг! Третья попытка — мировой рекорд в толчке и очередной рекорд в троеборье. За один вечер Власов трижды побил «вечный» рекорд Пола Андерсона. 

Но журналистов, зрителей и соперников поразили не только его результаты. Он поражал и внешним видом: стройный, гармонично сложенный атлет, по виду походивший на античного героя и совершенно не похожий на остальных тяжеловесов. Не человек, а сплошная мышца. Выступление Власова разрушило стереотипы и утвердило новую моду на тяжеловесов с атлетическим телосложением. Для многих это стало откровением: не обязательно быть бочкообразным бесформенным гигантом, чтобы поднимать огромные веса. Впрочем, фигура была не единственной отличительной чертой Власова. Лицом он больше напоминал научного сотрудника, чем спортсмена, а на помост выходил, не снимая очков в модной оправе. Одного взгляда на Власова достаточно, чтобы угадать в нем человека большого ума. 

Чем еще знаменательна та Олимпиада? Тем, что своим выступлением Власов отобрал лидерство у американских тяжелоатлетов в самой престижной весовой категории, вернуть которое они до сих пор не в силах. Пол Андерсон стал последним американцем, выигравшим олимпийское золото в тяжелом весе. 

Конечно, взобраться на тяжелоатлетический Олимп недостаточно — надо удержаться. Тем более что Власову все время наступали на пятки. Особенно Норберт Шемански, которому даже удавалось отбирать у советского силача мировые рекорды. Но Власов всегда первый. Вплоть до Олимпийских игр 1964 года, когда в его победе тоже никто не сомневался. Что же пошло не так? 

О той Олимпиаде в Токио Власову вспоминать неприятно. Судите сами: после первых двух упражнений Юрий Власов и Леонид Жаботинский оторвались от преследователей. Было ясно, что они возьмут «золото» и «серебро». И перед последним упражнением Жаботинский предложил Власову прекратить борьбу: толкнуть по 200 кг (при таком раскладе Власов становился первым, Жаботинский — вторым). По другой версии, Жаботинский посетовал на плохое самочувствие и заранее поздравил товарища с победой. Но факт остается актом — разговор был. Еще одна хитрость Жаботинского: в предпоследнем подходе он заказывает рекордный вес 217,5 кг, поднимает его выше колен и даже не пытается взять на грудь. Власов уверен, что конкуренции бояться не стоит. Он заказывает тот же вес, великолепно берет его на грудь, но выполнить толчок не удается. Это была последняя попытка. Тем временем у Жаботинского один подход в запасе. И происходит то, чего Власов никак не ожидал: Жаботинский снова заказывает 217,5 кг, уверенно справляется с этим весом и становится олимпийским чемпионом. 

Почему Власов считает себя обманутым? Потому что после первых двух упражнений он был впереди. Если бы он чувствовал конкуренцию, то не стал бы замахиваться на мировой рекорд в толчке — толкнул бы 212,5 кг (на тренировках этот вес покорялся ему без труда). В таком случае Жаботинскому пришлось бы толкать запредельные 222,5 кг, чтобы стать первым. 

Хитрость сработала. Непобедимый Власов внезапно занимает второе место. Сам Жаботинский об этом эпизоде говорил: «В спорте обмана не бывает. В спорте есть победитель и побежденный». 

После токийской Олимпиады Власов уходит из спорта. Тогда он был еще молод: мог бы и дальше выступать, покорять мировые рекорды. Но посвящать всю жизнь тяжелой атлетике он не собирался. И вместо штанги прославленный атлет берет в руки перо. Для него это не ново: очерки и рассказы Власов печатает с 1959 года, и на чемпионат мира 1962 года поехал не только как атлет, но и как спецкор газеты «Известия». Но теперь литературному творчеству Власов посвящает не перерывы между тренировками, а всего себя. Вообще, своим призванием он считает литературу, а не спорт. Власов признается, что всегда хотел стать писателем и шел к этому всю сознательную жизнь. 

В 1989—1991 годах Власов был народным депутатом СССР, а в 1993—1995 — депутатом Госдумы. Даже выставлял свою кандидатуру на пост президента России, но набрал лишь 0,20% голосов. В общем, с политикой не сложилось. 

С именем Власова крепко связана история советской и мировой тяжелой атлетики. Но потому ли мы вспоминаем об этом человеке? Дело здесь отнюдь не в спорте. И когда Власов говорит, что очень любит силу, то подразумевает не только силу физическую, но и силу духа, силу разума, силу патриотизма и преданности Отчизне, которой посвящал все свои победы. А таких людей Отчизне сегодня очень не хватает.

Фото: Фотохроника ТАСС


+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация