Вежливые люди
ВЛ / Статьи

В ЕС на официальном уровне просят о прекращении обмена санкционными ударами

15-02-2016, 13:22
...
889
 

В ЕС на официальном уровне просят о прекращении обмена санкционными ударами

Министр сельского хозяйства Франции Стефан Ле Фоль заявил на брифинге для СМИ, что решение сельскохозяйственного кризиса больше не терпит промедления, и французский премьер Мануэль Вальс вскоре встретится со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым для продвижения в этом вопросе.

Ранее Ле Фолль провел встречу с представителями крупных французских торговых сетей. На ней обсуждались пути выхода из ситуации, в которой оказались французские аграрии после запуска Россией встречных санкций. C ним солидарен бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон, призвавший отменить экономические санкции против нашей страны «как можно быстрее».

Отношения России и Запада ухудшились после государственного переворота на Украине и самоопределения Крыма. ЕС и США от начальных «точечных» санкций против отдельных физлиц и компаний перешли к мерам против целых секторов российской экономики. В качестве ответной меры с августа 2014 года Россия ограничила импорт продовольственных товаров из стран, которые ввели в отношении нее санкции.

Несмотря на асимметричность этих мер и ограниченную сферу их применения, эффект от них оказался вполне удовлетворительным, что и показали годовые итоги продуктового эмбарго. А заявление французского министра стало очередным подтверждением того, что политика санкций в первую очередь ударила по тем, кто начал эту игру. Несмотря на бравурные заявления, что «российская экономика разорвана в клочья», подсчетом разрушений и убытков по большей части занят европейский сельхозсектор.

Прямое и косвенное

Распределение потерь от эмбарго по странам ЕС неравномерно, и цифры существенно отличаются. Среди общих для всего Союза потерь — свиноводство, до 2 млрд евро убытков. Персонально у французов они составили 500 млн евро, у фермеров Германии (по подсчетам консалтингового агентства AMI) — около 800 млн евро. Для Бельгии (вместе с грушами, другой статьей экспорта страны в Россию) потери составили до 170 млн евро.

По данным датского Совета агрокультуры и продовольствия, мясомолочная индустрия страны потеряла миллиард евро. Еще 27 млн евро потеряли датские производители рыбы, около 45–50 млн — производители молочной продукции. Суммарные потери экспорта составили не менее 1,5 млрд евро, примерно те же цифры в Испании.

Пострадала Финляндия, где на Россию приходилось 25% общего и примерно 60% продуктового экспорта — 450 млн евро. По данным представителя Ирландской продовольственной палаты Эйдана Коттера, его страна потеряла за год 70 млн евро.

В 2013 году Нидерланды бойко поставляли нам мясомолочную продукцию — на 1,1 млрд евро, которые в 2014, 2015 — и, по-видимому, в 2016 году голландскую экономику не пополнят.

Согласно данным Фермерской ассоциации Италии, продукты, которые попали под эмбарго, составляли 10,3% от общего объема поставок в Россию. Этот показатель оценивается в 10,4 млрд евро, что дает цифру потерь — более чем 1 млрд евро.

Широкую известность получила ситуация в Польше, где скопилось 670 тыс. метрических тонн «запретных» яблок, и правительство призвало население массово переходить на яблочную диету во имя спасения родины. Яблоки и мясо нанесли Варшаве убытков в миллиард.

Прямые потери ЕС, на основании имеющихся в открытых источниках сведений, составляют до 9,5 млрд евро. Хотя, скорее всего, итоговые цифры будут еще больше.

Трудно сказать, о чем думали власти Норвегии, решив поддержать санкции против России, хотя в ЕС Норвегия не входит. Эта солидарность обошлась норвежским производителям морепродуктов примерно в 800–900 млн евро.

Кроме того, эмбарго имело предсказуемые, хотя и недооцененные европейскими властями последствия — развитие собственного производства России, рынок которой не только стал меньше навсегда, вне зависимости от наличия или отсутствия санкций, но и повлиял на весь мир. Падение цен на свинину в начале этого года из-за изменения конъюнктуры было оценено всеми ведущими мировыми производителями.

Цифра прямых потерь в 12 млрд евро ежегодно выглядит вполне достоверной. И именно эту сумму потребуется резервировать «до скончания санкций» в качестве компенсации европейским фермерам в изъеденном беженцами общеевропейском бюджете. Что до общих потерь, то подсчитать их труднее.

Выращивание дотаций и компенсаций

С чисто финансовой точки зрения главными плодами работы европейских фермеров являются компенсации из бюджета за их деятельность. ЕС поддерживает свой АПК через Единую сельскохозяйственную политику (ЕСХП) — принятую еще в 1957 году систему развития сельского хозяйства в Европе. Как правило, фермеры получают определенные суммы погектарно, просто за то, что там что-то выращивается — тем самым создаются какие-никакие рабочие места.

Отменить эту практику невозможно, так как большинство хозяйств балансирует на грани рентабельности, и в случае отмены дотаций в ЕС мгновенно окажется примерно на 200–300 тысяч безработных больше. Именно столько человек занято в агросекторе Евросоюза, и это пополнение для армии безработных мигрантов, оккупировавших ЕС, будет уж вовсе некстати. К тому же бастовать европейские фермеры умеют не хуже мигрантов — «тракторные» походы на Париж или Варшаву, демонстративное выливание молока и другие жесты отчаяния.

Поддержка АПК была и остается ключевым элементом расходной части евробюджета — в 2015 году при общих расходах в 142 млрд евро для нужд АПК была заложена сумма в 56,9 млрд. В текущем году расходы бюджета ЕС вырастут на 1,6% — до 143,5 млрд евро, при этом доходная часть бюджета сокращается на 5,3% — до 153,5 млрд евро, говорится в сообщении ЕК.

Напрямую в АПК направится 42,9 млрд евро, но вряд ли по факту вливания в него будут меньшими, чем в предыдущие годы — 66,6 млрд евро будет израсходовано на «стимулирование роста занятости и конкурентоспособности», что в значительной степени связано с тем же АПК.

Господдержка еврофермеров составляет в среднем около 325 евро на 1 га обрабатываемой земли. Дополнительно страны ЕС поддерживают локальных производителей из национальных бюджетов — еще примерно 80 евро на гектар сельхозугодий. Субсидируется и скот — примерно 225 евро за одну корову. В среднем это составляет 12 тысяч евро на хозяйство.

Сельскохозяйственная Эстония живет на дотации полностью. После введенного Россией запрета на импорт молочных изделий, вызвавшего год назад обвал цен в странах-производителях, молочники Эстонии уже год (!) работают себе в убыток — порядка 4 млн евро в месяц.

То, что тревогу первой забьет Франция, было достаточно очевидно — это крупнейший получатель средств ЕСХП, 17% всех выплат. За ней следуют Германия, Испания и Италия, порядка 11–13%. На «национальную», помимо общеевропейской, поддержу собственных аграриев Франция потратила в прошлом году до 13 млрд евро — на миллиард больше, чем до эмбарго. В других странах-членах ситуация еще хуже — просто представителям «молодой Европы» положено менее громко высказываться в СМИ.

Будут бить челом

5 февраля сенатор Маккейн, комментируя предстоящее обсуждение вопроса санкций и контрсанкций в ходе Мюнхенской конференции по безопасности, прямо заявил о том, что политика ЕС в этой сфере определяется решениями Вашингтона. Сам Вашингтон от российского эмбарго страдает меньше всего — товарооборот США и России не дотягивал и до 30 млрд долларов. Но ЕС крайне нуждается в восстановлении статус-кво.

Понятно, почему занятые в агросфере чиновники ЕС забили тревогу сейчас. Если в первый год российского эмбарго потери можно было отнести к временным трудностям и компенсировать за счет резервов и кредитных линий, то зимой 2016 года стало понятно — встречные санкции России зеркальны, и будут продолжаться до тех пор, что и враждебные действия самого ЕС.

Падение закупочных цен из-за переизбытка производства, при большой закредитованности сельского хозяйства Европы, угрожает банкротством примерно 40–50% средних и мелких фермерских хозяйств.

Еще год назад Брюссель одобрил организацию частного хранения избытков свинины и других товаров, которые образовались на рынке.

По словам еврокомиссара по сельскому хозяйству Фила Хогана, эта мера — «самый эффективный из доступных инструментов», который позволит «убрать с рынка существенный объем продукции, должно стабилизировать финансовое положение фермеров и способствовать восстановлению цен».

Правда, на практике эта затея выглядит утопично — и неизвестно, чем она обойдется в итоге. Хранение ЕС будет также субсидировать — от 254 до 278 евро за тонну на срок 90 и 150 дней соответственно. Учитывая то, что экспорт, например, немецкой свинины в Россию упал со 180 тыс. тонн до нуля, трехмесячное хранение только этого объема обойдется евробюджету не менее чем в 150 млн евро в год. Тем более что хранить продукцию нужно будет неизвестно сколько, а когда санкции снимут, скорее всего, на российском рынке будут уже другие операторы.

Наиболее скептичные аналитики, с учетом всех мультипликативных эффектов, вроде падения перевозок, роста безработицы и усиления миграции от периферии ЕС к центру, оценивают последствия российского эмбарго в триллион евро. Эта цифра, наверное, слишком внушительна, однако можно смело измерять потери ЕС в десятках и, может быть, сотнях миллиардов евро.


+5

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация