ВЛ / Статьи

Наша ядерная дубина для НАТО понятнее, чем доктрина

+1
20-06-2024, 09:33...
1 176
Документ о политике сдерживания агрессоров может быть скорректирован «в соответствие с текущими потребностями»

Москва может внести уточнения в ядерную доктрину из-за угроз со стороны НАТО. Об этом заявил замглавы МИД РФ Сергей Рябков.

Североатлантический альянс ведет в отношении нашей страны все более агрессивную, провокационную и безответственную линию, поэтому фактор ядерного сдерживания в системе безопасности РФ играет сейчас важнейшую роль, отметил замминистра.

При этом он не исключил, что из-за действий Запада в некоторые параметры ядерной доктрины России придется внести коррективы в соответствие с текущими потребностями.

«Опыт, в том числе полученный в ходе специальной военной операции (СВО), и анализ поведенческой модели коллективного Запада показывает, что необходимо уточнить некие параметры <…> и в военной доктрине как таковой, и в основах государственной политики в области ядерного сдерживания», — указал Рябков.

По словам дипломата, работа по изменению российской политики в области ядерного сдерживания уже идет. Временные рамки, диапазоны и графики этой работы он обсуждать не стал, но сказал, что Москва подходит к данному сюжету «предельно ответственно».

Напомним, в начале июня на полях совещания министров иностранных дел БРИКС в Нижнем Новгороде замглавы МИД РФ уже заявлял, что эскалация со стороны США и их союзников ставит вопрос о приведении документов в сфере ядерного сдерживания «в большее соответствие с текущими потребностями». Поскольку вызовы перед Россией множатся.

На этот раз Рябков так прокомментировал откровения генсека НАТО Йенса Столтенберга британскому изданию The Telegraph о том, что страны блока собираются привести в состояние боевой готовности ядерное оружие альянса. С целью, как он пояснил, «продемонстрировать свой ядерный арсенал миру», а также «послать прямой сигнал недругам».

По мнению замминистра, соответствующее высказывание главы НАТО содержит элемент прямой угрозы в адрес России.

При этом Россия, в отличие от западных стран, никогда не позволяла себе размахивать «ядерной дубинкой». Хотя именно в этом Запад все время пытается ее обвинить.

Как сказал в выступлении на Петербургском международном экономическом форуме президент РФ Владимир Путин, возможность ядерных ударов «лишний раз всуе» лучше вообще не упоминать. Нельзя, предупредил он, обходиться легкомысленно с вопросом использования оружия массового поражения.

В то же время российский лидер не исключил, что в случае необходимости в ядерную доктрину России все же могут быть внесены изменения.

«Это живой инструмент, и мы внимательно смотрим за тем, что происходит в мире, вокруг нас, и не исключаем внесения каких-то изменений в эту доктрину», — заявил Путин.

Напомним: условия применения ядерного оружия закреплены в «Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», принятых в 2020 году.

Всего их четыре:

— Россия получает достоверную информацию о старте баллистических ракет, которые атакуют ее территорию и/или территорию ее союзников;

— противник применяет против России и/или ее союзников ядерное оружие или другие виды оружия массового поражения;

— противник действует против российских критически важных государственных или военных объектов, что может сорвать ответные действия российских ядерных сил;

— на Россию происходит нападение с применением обычного оружия, которое ставит под угрозу само существование государства.

Прокомментировать заявление Рябкова, а также какие именно параметры нашей ядерной доктрины нуждаются в «уточнении», «СП» попросила доктора политических наук, профессора кафедры международной безопасности Факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова Алексея Фененко:

— Во-первых, Россия постепенно усваивает американскую концепцию «гибкого реагирования». В советские времена мы ее полностью отвергали.

Напомню, что концепция «гибкого реагирования» предполагает многовариативность использования ядерного оружия — не только в тотальном, но и в ограниченном военном конфликте. Это — первое — демонстрационный ядерный удар для деэскалации.

Второе — ограниченное применение тактического ядерного оружия. Третье — ограниченное применение стратегического ядерного оружия для того, чтобы вынудить противника пойти на переговоры.

Старая идея конца 50-х годов: можно поразить комплекс целей, но не трогая города и наиболее экологически опасные производства противника. А ограничить удар, например, по пусковым установкам, железнодорожным узлам, военным производствам, которые находятся вне больших городов, и т. д. После чего вынудить противника пойти на определенные условия.

Собственно, к этому мы шли — и это второй момент — все минувшие годы. Я напомню, что даже наши военные четко говорят о нанесении «заданного» ущерба агрессору.

«СП»: Что значит «заданного»?

— Нанесение «заданного» ущерба, это ограниченное применение ядерного оружия. Это не геноцид населения стороны противника. А это именно идея избирательных ядерных ударов для того, чтобы вынудить противника после отмены пойти на переговоры. Вот, собственно, о чем идет речь.

И третий момент. Речь, действительно, идет о том, чтобы узаконить наше право на нанесение превентивного ядерного удара. Что предполагает, как известно, ядерная доктрина Соединенных Штатов.

У нас, кстати, в военной доктрине редакции 2020 года уже есть по этому поводу указание, что Россия готова применить в случае масштабной не ядерной агрессии. Но здесь речь может идти о превентивном поражении целей в случае угрозы, например, такой агрессии.

«СП»: Как скоро мы можем внести все эти корректировки?

— Я думаю, что не очень скоро. Потому что пока мы даже не выходим из соглашений, которые связывают нам руки.

Напомню, что за полтора месяца до начала специальной военной операции на Украине — 3 января 2022 года — все страны «ядерной пятерки», включая Россию, подписали меморандум, где говорилось, что стороны будут стремиться воздерживаться от применения ядерного оружия.

И от угроз ядерным оружием.

Поэтому американцы так спокойно и дают сейчас разрешение на обстрелы нашей территории. Как и их европейские союзники.

Они полагают, что меморандум от 3 января 2022 года им гарантировал безнаказанность этих действий. Что Россия не прибегнет к ядерному арсеналу.

Второй момент. Мы до сих пор, например, не вышли из ряда ограничивающих нас соглашений по ядерному оружию. В частности, из договора о запрещении ядерных испытаний в трех сферах: на земле, в космосе и под водой — от 1963 года. Или о соглашениях с США 90-х годов о выводе из эксплуатации реакторов-наработчиков оружейного плутония.

То есть пока Россия не отозвала свои подписи из этих документов, всерьез наши угрозы американцы и англичане не воспринимают.

«СП»: Мало того, везде кричат, что это мы размахиваем «ядерной дубиной», а они чуть ли не единственные хранители мира на Земле…

— Они делают совершенно другие выводы. Они говорят, если вы отказываетесь от применения ядерного оружия, и мы отказываемся, а кто нам мешает тогда ограниченно повоевать на базе обычных вооружений. Никто не мешает. Собственно, сейчас это и происходит.

И я что-то, честно говоря, колеблюсь, какой у нас будет ответ, когда западные дальнобойные ракеты полетят в центр России. Мы пока еще не подвергли Киев масштабным бомбардировкам, до сих пор даже административные здания на Банковой не уничтожили.

Мы так и не отозвали подпись под Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и продолжаем придерживаться его положений.




  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.

Регистрация