ВЛ / Статьи

США готовятся воевать на два фронта — с Россией и Китаем одновременно

+1
2-11-2021, 12:39...
1 244
Где и как будет вестись новая холодная война, и перерастет ли в горячую?

Торговая война между США и КНР в период пандемии коронавируса окончательно превратилась в подобие холодной войны, заявил зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев.

«Торговая война между Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой усугубилась идеологическим противостоянием и окончательно превратилась в некое подобие холодной войны. Больше сейчас и откровенных провокаций, в частности, в Европе. За минувший год стало привычным, что корабли НАТО постоянно приближаются в Балтийском и Черном морях к российским границам, иногда даже нарушая их», — написал он в статье для «Российской газете».

По мнению зампреда Совбеза, санкционная политика не испытала изменений даже во время пандемии. Например, борьба с «мирным коммерческим проектом» «Северный поток-2», наоборот, усилилась.

Стоит заметить, что о холодной войне, которая ведется Западом против России, у нас говорят с 2014 года. В последнее время много говорится и о холодной войне США с Китаем. Выходят, Штаты воюют на два фронта? Получится ли победить?

И еще. Насколько чисто исторический термин «холодная война» употребим в наше время?

— Конечно, сегодня реалии другие, — считает советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.

— Холодная война была основана на идеологическом противостоянии двух систем. Сегодня такого ценностного противостояния нет — есть конфликт геополитических игроков в рамках формирующегося многополярного порядка. В принципе, этот конфликт можно охарактеризовать как холодную войну, если понимать под этим противостояние, не приводящее к прямой военной конфронтации.

Собственно, Медведев перечислил в своем комментарии основные признаки этой новой холодной войны. Это, прежде всего, политика санкций, военные провокации на границах, попытки торпедировать неугодные экономические проекты. Это касается как России, так и Китая, который находится в геополитическом противостоянии с США, Японией и Южной Кореей уже не первое десятилетие.

Весьма симптоматично в этой связи обострение напряжённости вокруг Тайваня. Для России эта новая холодная война обретает форму нарастающего противостояния на постсоветском пространстве — в Белоруссии, на Украине, в Молдавии, Закавказье.

«СП»: — Медведев обратил внимание на то, что стало и больше откровенных провокаций НАТО. Это все еще холодная война?

— Безусловно, это элемент холодной войны. Пока он носит характер исключительно психологического давления. Аналогичным образом, внутри западного лагеря также актуализируется тема российской военной угрозы. В частности, именно в таком ракурсе воспринимались недавние российско-белорусские учения «Запад-2021». Нарастает напряженность вокруг Калининградской области, которую на Западе воспринимают как российскую военную крепость в сердце Европы.

«СП»: — С кем США ведут холодную войну: с нами или с Китаем? Понятно, что Китай для них реальная угроза (Россия опасна только своим оружием, до применения которого вряд ли дойдет), угроза доминированию. Но они Росси постоянно во всем обвиняют, придумывают санкции и т. п. Они «воюют» на два фронта? Возможна ли вообще холодная война в условиях многополярного мира?

— США и Запад в целом очень беспокоит военно-политическое сближение России и Китая, это, пожалуй, одна из центральных тем западной военно-политической аналитики. Конечно, российская угроза воспринимается в большей степени как второстепенная по сравнению с китайской, отношения Пекина и Москвы рассматриваются, прежде всего, с точки зрения того, что они способствуют дополнительному усилению КНР.

С другой стороны, Россия как более слабый игрок воспринимается и как более удобная мишень для атак. Поэтому агрессивность Запада именно в отношении Москвы не должна удивлять — с Пекином Запад подобный тон позволить себе не может.

«СП»: — Как, по-вашему, будет дальше развиваться это противостояние? Возможны ли какие-то альянсы и союзы? Можно ли говорить о том, что оно переформатирует нынешнее мироустройство?

— Как я уже сказал, тема российско-китайского сближения очень беспокоит Запад. Однако если противостояние продолжится, оно будет лишь стимулировать дальнейшее сближение Пекина и Москвы. Со своей стороны, США пытаются разыгрывать новые антикитайские комбинации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, с привлечением не только Японии и Южной Кореи, но и Индии с Австралией. Формирование блока AUKUS c участием США, Великобритании и Австралии также может стать новым фактором мировой политики. Вашингтон плетет целую сеть альянсов, которую он попытается задействовать против своих геополитических конкурентов.

«СП»: — Существует опасность перерастания холодной войны в горячую? Или все же эпоха мировых войн ушла в историю, уступив место эпохе гибридных?

— Такая опасность маловероятна, но исключать ее нельзя. Конфликт может превратиться в подобие самораскручивающейся воронки, в которую будут втянуты все участники, утратившие контроль над процессом. Примерно так в свое время началась Первая мировая война. Однако все же издержки от такого конфликта будут слишком велики, и понимание неприемлемости подобного ущерба есть. Поэтому участники нынешнего противостояния постараются не выходить за рамки гибридных методов.

— Медведев неслучайно охарактеризовал текущий момент как «подобие холодной войны», — считает замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Павел Фельдман.

— Некоторые аспекты противостояния современной России и США, действительно, отсылают к опыту 50-х — 70-х годов прошлого века. Снова есть ядерное сдерживание, есть прокси-конфликты на территории третьих стран, есть экономическое давление. Однако формулировка «холодная война» звучит слишком примитивно и не отражает всей сложности российско-американских отношений. Правильнее будет говорить о «гибридной войне», которая ведется гораздо более изощренными методами.

«СП»: — Историческая холодная война была противостоянием двух равных сверхдержав. Разве сегодняшняя ситуация сравнима?

— Смысл холодной войны заключался в противоборстве коммунистической, атеистической сверхдержавы с капиталистическим, христианским Западом. Это была не просто битва экономических моделей, а столкновение двух непримиримых ценностно-идеологических систем. Неотъемлемым атрибутом этой войны был «железный занавес» — разделительная линия, проходящая по территории Европы. Сегодня о полноценной холодной войне не может идти речи, поскольку представители российских элит владеют крупными активами на Западе, свободно ездят в США и ЕС, а многие и вовсе имеют иностранное гражданство.

Информационные барьеры устранились после широкого распространения интернета. И Россия, и США придерживаются рыночной, капиталистической модели хозяйствования. Наконец, эпоха биполярного мира завершена. Сегодня существует множество автономных центров силы, каждый из которых ведет игру по своим правилам.

«СП»: — По силам ли Штатам «воевать» на два фронта?

— США — это государство, маниакально одержимое потребностью в контроле за всем, что происходит в мире. Такова их концепция национальной безопасности. Любой самостоятельный мировой игрок, не желающий быть вассалом Вашингтона, воспринимается ими как угроза. Договариваться с иностранными партнерами на взаимовыгодных условиях американцы разучились, избрав для себя роль мирового жандарма. Следовательно, их ждет гибридная война на несколько фронтов: не только с Россией и Китаем, но и с Латинской Америкой, Ираном, частью арабского мира, а также некоторыми европейскими странами. Имеющиеся у США ресурсы позволяют им враждовать с половиной мира, но в будущем ситуация может измениться.

«СП»: — При этом Москва и Пекин не создают каких-либо военных, политических и экономических объединений. Почему?

— И Россия, и Китай могут самостоятельно обеспечить собственную безопасность. Для наращивания экономического сотрудничества им достаточно площадок БРИКС и ШОС. Между Москвой и Пекином есть взаимопонимание, налажен прямой и откровенный диалог лидеров двух стран. Проводятся совместные военные учения. Однако для создания полноценного военного блока, видимо, время еще не пришло. Возможно, учреждение Англией, США и Австралией оборонного альянса AUKUS ускорит этот процесс. В любом случае инициатива должна исходить от китайских партнеров, поскольку именно они на современном этапе провозглашаются главной угрозой для коллективного Запада.

«СП»: — Прошлая холодная война все же имела проявления «горячей» в разных точках мира, где сверхдержавы воевали, не сталкиваясь друг с другом. Вот и сейчас Медведев упоминает Сирию, Ливию, Афганистан, Нагорный Карабах, Африку. Можно ли считать это столкновением США с Россией или Китаем? До чего все это может дойти? Есть ли угроза прямого столкновения и где?

— Если даже во времена холодной войны не произошло прямого столкновения, то сейчас его точно не будет. Наличие у трех сверхдержав ядерного оружия (возможность гарантированного взаимоуничтожения) остужает некоторые горячие головы. Россия, США и Китай неразрывно связаны финансовыми интересами элит, которые умудряются зарабатывать на торгово-экономических операциях даже в это непростое время. Возникающие противоречия принимают форму военных конфликтов лишь на территории третьих стран. К сожалению, количество таких буферных зон будет только расти.

Источник




  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация