ВЛ / Статьи

Россия заберет арктический шельф до Северного полюса

+3
6-04-2021, 19:50...
502
Москва потребовала от ООН еще 700 тысяч «квадратов» морского дна, богатого нефтью

Россия подала в ООН уточненную заявку на расширение границ континентального шельфа в Арктике еще на 700 тысяч квадратных километров. Об этом сообщает «Октагон» со ссылкой на опубликованные в конце марта дополнения к российскому представлению в Комиссию по границам континентального шельфа от 2015 года. Прежняя заявка была на 1,2 млн. квадратных километров.

Согласно разъяснению МИД РФ, дополнения охватывают морские пространства в Северном Ледовитом океане в районе хребтов Гаккеля, Альфа и Ломоносова, поднятия Менделеева, а также котловин Нансена, Амундсена и Макарова. На опубликованной карте видно, что российский сегмент шельфа в случае удовлетворения заявки будет простираться до самого Северного полюса.

При этом дипломаты особо отметили, что претензии Москвы на шельф не затрагивают вопросов разграничения морских пространств между государствами. Видимо, это связано с регулированием судоходства. Ранее, во время блокировки Суэцкого канала, МИД РФ подчеркивал, что авария демонстрирует необходимость развития альтернативы — Северного морского пути.



Помимо выгод от транзита грузов, Россия ожидает от своей экспансии в Арктике пополнения разведанных запасов углеводородов. И не без оснований. По словам главы компании «Росгеология» Сергея Горькова, запасы нефти и газа в море Лаптевых могут быть сопоставимы в запасами Западной Сибири. Там обнаружен крупный осадочный чехол мощностью около 10−12 км.

Заманчивые перспективы Арктики давно отмечены руководством страны. По словам президента РФ, в XXI веке Россия будет прирастать Арктикой, как раньше Сибирью. Ради прочного контроля над регионом на севере строятся военные базы, развернуты специальные части Минобороны РФ, проводятся учения, испытываются арктические версии современного вооружения.

Это вызвало буквально истерику на Западе. Телеканал CNN опубликовал спутниковые снимки, из которых следует, что Россия укрепляет аэродромы и военные базы на арктическом побережье (в том числе знаменитый «Арктический трилистник» на архипелаге Земля Франца-Иосифа) размещает в регионе военную технику, включая бомбардировщики и истребители.

О значении российской заявки на шельф и перспективе арктической экспансии «СП» рассказал начальник отдела Арктического и Антарктического НИИ Валерий Лукин.

— В соответствии с конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, к которой Россия присоединилась в 1990-е годы, любое прибрежное государство имеет право заявить свое внутреннее территориальное море шириной не более 12 морских миль от побережья (включая острова), а также 200-мильную исключительную экономическую зону, в которой разрешена свобода мореплавания, прокладка подводных кабелей и трубопроводов (поэтому мы тянем «Северный поток-2» через такие зоны стран Скандинавии и Балтии), но категорически запрещена добыча любых водных ресурсов, находящихся (в водной толще, так и на дне) и проведение научных исследований.

Кроме того, эта же конвенция дает право прибрежным государствам заявить притязания на континентальный шельф, примыкающий к этому государству, который может выходить за пределы 200-мильной исключительной экономической зоны. Но для этого надо предоставить объективные научные геологические, геофизические и гидрографические данные, признаваемые международным сообществом. Дело в том, что континентальный и океанический типы земной коры различаются.

Первый — трехслойный, в нем осадочные породы, граниты и базальты, второй — двухслойный — без гранитов. И если доказать, что шельф трехслойный, можно получить его во владение страны.

Если такой шельф находится в пограничных контактах с прилегающими государствами (для России это США и Норвегия) и противоположными (для России — Канада и Дания, поскольку Гренландия принадлежит ей) мы должны иметь с ними двусторонние соглашения. С Норвегией и США соглашения у нас уже заключены. После того, как комиссия ООН примет нашу заявку, она вступит в силу после заключения таких двусторонних соглашений с Канадой и Данией. После этого все недра, вся минеральная база этого шельфа станут нашей собственностью. Поэтому и Россия и другие страны так стремятся овладеть им.

При этом к мореплаванию наша заявка на шельф никакого отношения не имеет.

«СП»: — Российская экспансия в Арктику во многом зиждется на вере в глобальное потепление, которое освободит Северный морской путь ото льда. А есть ли это потепление вообще? Это не обман?

— Я являюсь сторонником теории цикличности изменения климата. В полярных регионах они более заметны, потому что здесь есть мощный природный индикатор — морской дрейфующий лед. Там заметно, как уменьшается его ареалы и толщина. И на этом основании ряд ученых делают вывод о глобальном потеплении. Известная история наблюдений показывает чуть иную картину.

В 1932 году ледокольный пароход «Сибиряков» впервые в мире за одну летнюю навигацию прошел трассу Северного морского пути. А год спустя почти до конца этой трассы прошел «Челюскин», который был пароходом не ледового класса. До Берингова пролива ему не хватило 15−20 миль. То есть, тогда ледовая обстановка была сравнительно легкой. Но потом она стала осложняться.

В период 1950—1970-х годов было похолодание. И в начале 1980-х в восточном секторе Арктики сложилась тяжелейшая обстановка, когда даже атомные ледоколы не могли подойти к терпящим бедствие нашим транспортным судам. Напомню, теплоход «Нина Сагайдак» был раздавлен льдами и затонул. И атомоход «Арктика» не смог к нему подойти, хотя уже ходил на Северный полюс.

Периоды похолодания и потепления сменяют друг друга с интервалом 50−70 лет. Такой вывод сделали специалисты нашего института. Я глубоко убежден, что сейчас мы находимся на пороге очередного похолодания.

«СП»: — Получается, наши планы в Арктике в части Севморпути пойдут прахом?

— А нужно ли нам это потепление? Таяние льдов даст возможность нашим оппонентам, в первую очередь из США, пользоваться участками Северного морского пути, которые находятся за пределами нашего внутреннего территориального моря — 12 морских миль от побережья. Потому что в исключительной экономической зоне разрешена свобода судоходства. То есть мы не заинтересованы в потеплении.

Напротив, мы должны для безопасности прохода иностранных судов обеспечивать им ледокольное сопровождение. Нашими ледоколами, поскольку их больше ни у кого нет. А если льда не будет, то зачем тогда ледоколы? Возможно, наверху, хотя и говорят много о глобальном потеплении, сами не очень-то в него верят. Иначе, зачем мы ускоренными темпами продолжаем строить ледоколы, включая ледокол «Лидер»? Ведь это очень дорогостоящий проект.

О прецеденте положительного решения ООН по шельфу напомнил замдиректора института географии РАН Аркадий Тишков.

— До недавнего времени границы условно рассматривались как сектор, сближающийся по меридианам к Северному полюсу. Теперь речь идет о том, чтобы устанавливать границы не по секторам, а по удаленности от материка. При таком подходе у России есть преимущество. Потому что исследования гражданских и военных гидрографов подтвердили, что хребет Ломоносова и поднятие Менделеева — это продолжение нашего евразийского континента. А это 350 морских миль от побережья, вместо прежних двухсот.

«СП»: — Но надо, чтобы ООН еще согласилась с доводами России?

— У нас уже есть успех в этой комиссии, когда шельф Камчатки в Охотском море перестал быть международными водами, куда весь мир как на базар ходил ловить нашу рыбу. Есть там и залежи углеводородов. Такого же решения мы ждем и по арктическому шельфу. Этим же правом могут воспользоваться Дания и Канада. Пограничные споры с ними мы решим, как решили спор с Норвегией в районе острова Медвежий и с американцами в районе Берингова пролива.

«СП»: — Жаль, что раньше не взялись за Арктику. Теперь американцы нас пытаются догнать…

— Когда заявку на шельф подавали в первый раз, хотели взять нахрапом, не привлекая научную мысль. Поэтому и не получилось. Но сейчас, когда провели десятки экспедиций, сделали все необходимые измерения глубин, забор донных отложений, замеры, исследования, обоснование стало серьезным. Поэтому я жду положительного решения в течение нескольких месяцев.

— До недавнего времени границы условно рассматривались как сектор, сближающийся по меридианам к Северному полюсу. Теперь речь идет о том, чтобы устанавливать границы не по секторам, а по удаленности от материка. При таком подходе у России есть преимущество. Потому что исследования гражданских и военных гидрографов подтвердили, что хребет Ломоносова и поднятие Менделеева — это продолжение нашего евразийского континента. А это 350 морских миль от побережья, вместо прежних двухсот.



«СП»: — Но надо, чтобы ООН еще согласилась с доводами России?

— У нас уже есть успех в этой комиссии, когда шельф Камчатки в Охотском море перестал быть международными водами, куда весь мир как на базар ходил ловить нашу рыбу. Есть там и залежи углеводородов. Такого же решения мы ждем и по арктическому шельфу. Этим же правом могут воспользоваться Дания и Канада. Пограничные споры с ними мы решим, как решили спор с Норвегией в районе острова Медвежий и с американцами в районе Берингова пролива.

«СП»: — Жаль, что раньше не взялись за Арктику. Теперь американцы нас пытаются догнать…

— Когда заявку на шельф подавали в первый раз, хотели взять нахрапом, не привлекая научную мысль. Поэтому и не получилось. Но сейчас, когда провели десятки экспедиций, сделали все необходимые измерения глубин, забор донных отложений, замеры, исследования, обоснование стало серьезным. Поэтому я жду положительного решения в течение нескольких месяцев.

[leech=https://svpressa.ru/society/article/294798/]Источник [/leech]


Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:


  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация