ВЛ / Статьи

Если б мы так воевали в Афгане, счёт потерь тогда не шёл бы на тысячи

+2
17-03-2021, 12:18...
557
Точное количество погибших российских военных в САР озвучили в Госдуме, а не в Минобороны

О том, что в Сирии российские военнослужащие выполняют особую миссию, связанную в том числе с участием в боевых действиях, хорошо известно. Понятно, что без потерь в такой ситуации не обойтись. Минобороны, нужно отдать должное, эту печальную статистику пусть и с неохотой, но особо не скрывает, не вдаваясь порой в детали и подробности, и весьма сухо констатирует лишь сам факт потерь в Сирии. Сейчас их озвучил первый заместитель главы комитета Госдумы по обороне Андрей Краснов. По его словам с 2015 года в САР погибло 112 военнослужащих. 

Надо полагать, что эти цифры ему сообщили именно в Минобороны, доверив озвучить подобную «утечку» информации человеку компетентному не только в военных кругах. Здесь можно вспомнить, что Краснов закончил Рязанское десантное училище и хотя в Афганистан попасть не успел, но о войне знает не понаслышке. В августе 2008 года он уже в должности заместителя командира 76-й Псковской десантно-штурмовой дивизии возглавил группировку российских десантников, которые вытеснили грузинские подразделения из Южной Осетии. Тогда в ходе боевых действий погибли двое его подчиненных. Могло быть и больше, но гвардии полковник действовал умело и больших потерь избежал. Вероятно, что из-за этого обстоятельства именно из его уст информация о потерях в Сирии прозвучала наиболее достоверно.



За пять с половиной лет участия Вооруженных сил РФ в боевых действиях против террористических формирований на стороне правительственных войск в ходе гражданской войны в Сирии цифра потерь в 112 человек не столь велика. Конечно, каждая утраченная жизнь — это боль утраты как родных, так и для самой армии, поэтому их стараются минимизировать и по возможности избежать вовсе. Но на войне как на войне — без потерь редко обходится. И здесь можно вспомнить давнюю уже войну в Афганистане, в которой участвовали советские войска. С декабря 1979-го по 15 февраля 1989 года общая численность погибших составила 15 051 человек. Несравнимо больше, чем в Сирии. 

— Сравнения неуместны, но если бы мы в Афгане воевали, как сейчас в Сирии, то количество потерь измерялось бы не тысячами, — говорит зампредседателя организации ветеранов локальных войн и вооруженных конфликтов «Боевое братство» Геннадий Шорохов. — Людей берегли и в Афганистане, но массовый характер наземных операций в горной и пустынной местности неизменно сопровождался гибелью людей. В Сирии в первую очередь активно применяется высокоточное оружие ВКС, задействуются при необходимости и силы ВМФ с применением крылатых ракет «Калибр». При том, что участие российского контингента в Сирии носит не номинальный, а реальный характер, подход к ведению боевых действий заметно изменился. Отсюда и низкий уровень потерь, в том числе со стороны российского спецназа из состава Сил специальных операций.

Наибольшее количество потерь в Сирии пришлось на 2018 год, когда 6 марта там потерпел крушение военно-транспортный самолет Ан-26, на борту которого находилось 39 российских военнослужащих, а 17 сентября был ошибочно сбит сирийскими ПВО самолет-разведчик Ил-20, в котором летели 14 человек, в том числе офицеры ГРУ. Тогда же, в 2018-м, был сбит штурмовик Су-25, пилот майор Роман Филиппов катапультировался и погиб в бою с террористами. 3 мая над Средиземным морем потерпел крушение истребитель Су-30СМ, оба пилота погибли. 7 мая при выполнении планового полета над восточными регионами страны разбился вертолет Ка-52, погибло два пилота. 

Уже в 2019 году по официальным данным Минобороны РФ в Сирии погибло четверо военнослужащих. При этом ряд иностранных информационных агентств (недружественных, заметим, России стран) оперировали тогда цифрами убитых в 500−600 человек. Тут, правда, есть нюанс — наши военные признают потери лишь своего кадрового состава, но никак не российских граждан, которые находятся в Сирии в составе ЧВК, так скажем, на добровольной основе. Преувеличивают жертвы среди россиян и иностранцы, которые ссылаются на некие мифические «источники». Скрыть подобные потери в эпоху открытости информации в интернете было бы просто невозможно.

Озвученные сейчас депутатом Андреем Красновым цифры потерь в Сирии действительно касаются лишь российских военнослужащих. Возможно, что в него вошли не все погибшие из состава Минобороны, как скажем, сержант Михаил Мильшин — курсант-десантник со знанием арабского языка, который был тяжело ранен при взрыве, когда в августе 2020 года погиб генерал-майор Вячеслав Гладких. Курсант-стажёр скончался спустя несколько недель в госпитале имени Бурденко в Москве. Есть ли его имя в этом списке — неизвестно. Равно как и фамилии военных советников или спецназовцев из Сил специальных операций. 

Их имена становятся известны, увы, лишь после гибели. К счастью, это единичные случаи. В марте 2016 года стало известно о гибели вблизи Пальмиры одного из офицеров ССО России — Александра Прохоренко. Старший лейтенант корректировал огонь авиации и артиллерии, был обнаружен боевиками и попал в окружение. Чтобы не попасть в плен, вызвал огонь на себя. Посмертно награжден Звездой Героя России. 

Дань мужеству российских спецназовцев отдают даже иностранные военные и журналисты из стран так называемого потенциального противника. Когда весной 2017 года в провинции Алеппо группа ССО в составе 16 человек, находясь в тылу противника, была обнаружена и приняла бой против 300 боевиков. Более суток продолжалась схватка с хорошо экипированными наемниками, которые намеревались захватить господствующую высоту, в том числе с применением бронетехники. Спецназовцы могли отступить, но предпочли не оставлять позиций. Итог — уничтожена вся бронетехника атакующих, в том числе начиненный взрывчаткой «шахид-мобиль» (в данном случае это была БМП-1), более полусотни боевиков. Дождавшись подхода правительственных войск, группа, которая не понесла ни одной потери, благополучно вернулась на базу. «Русские в Сирии реально круты!», — писали иностранные СМИ, узнав подробности того боя. 

Российские военнослужащие в Сирии присутствуют давно. Группа советских военных специалистов, как сводное воинское формирование ВС СССР, было направлено в Сирию еще в 1956 году. Позже, в 1973 и 1983 годах, численность контингента была увеличена за счёт регулярных частей Советской армии, что рассматривалось как противостояние в холодной войне между СССР и США и борьбой за влияние в стратегически важном регионе Ближнего Востока. Численность их потерь до сих пор остаётся засекреченной, при этом достоверно известно, что они принимали участие в боевых действиях, в том числе на Голанских высотах.

В Сирии на протяжении многих десятилетий был традиционно сильный и укомплектованный аппарат советских военных советников и специалистов, которые входили во все управленческие звенья сирийской армии. Круг их обязанностей порой выходил за пределы полномочий советников. Советские военные советники и специалисты — летчики, моряки, зенитчики, танкисты — принимали непосредственное участие в боевых действиях на сирийско-израильском фронте. Из наиболее известных — «Шестидневная война» (1967 год), «Война на истощение» (1970 год), «Война в воздухе» (1972 год), «Война Судного дня» (1973 год), «Ливанская война» (1982 год), «Оккупация и морская блокада Ливана силами НАТО» (1983 год). В последующие годы советские специалисты передавали арабам боевой опыт и обучали сирийцев владению боевой техники и оружием, которое поставлялось в Сирию из Советского Союза, а в последующем из России. 



— Уже с конца семидесятых годов прошлого века наши военные советники не принимали участия в активных боевых действиях в Сирии, — рассказывает бывший советник начальника сирийской военной академии в Алеппо полковник Анатолий Матвейчук. — Большей частью работа аппарата Главного военного советника в это время сводилась именно к советническим функциям, преподавательской работе, обучению сирийцев использованию военной техники, которая поставлялась из нашей страны. Упор делался на то, чтобы обучать местных инструкторов, которые должны были в последующем готовить местных специалистов для сирийской армии. Большое внимание уделялось политической подготовке сирийцев — сказывалась социалистическая идеология тех времен. Но технические навыки в обучении были основными — сирийские солдаты, будучи храбрыми воинами, овладевали сложной военной техникой не так успешно, как этого требовали нормативы. 

Известно, что из нынешней цифры погибших в Сирии российских военнослужащих 18 были именно советниками, действовавшими в составе подразделений правительственной армии. Возможно, что и их вспомнили не поимённо из-за особой миссии их работы, не позволяющей не только раскрывать имена, но и сам факт их присутствия в Сирии.

[leech=https://svpressa.ru/war21/article/292773/]Источник [/leech]


Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:



  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация