ВЛ / Интересное

Букет полевых цветов ...

+7
9-01-2020, 09:44...
595


- Вот именно здесь господин офицер ваши военные и устроили перестрелку с эсэсовцами... 

- Товарищ офицер.

- Извините, что? 

- Товарищ офицер. Господа это у вас были. 

- Ну, хорошо, товарищ офицер. Вот тут их танк подбили и они начали перестреливаться с эсэсовцами… 

- Приняли бой. 

- Чего? 

- Ничего. Варлаков! 

- Да товарищ капитан! 

- Возьми Васильева, Спицина, Каблукова и быстро обыщите вон то здание возле ратуши. Оттуда по нашей «тридцатьчетвёрке» из пушки гвоздили. Вон смотри три попадания. Да и Снежкову скажи, пусть он со своим взводом тела посчитает. Эсэсовцев отдельно сложите, бургомистр покажет куда. 


- Я, конечно, покажу, покажу… 

- Подождите, господин Вальгхеллен кажется? 

- Вальгхаллен, господин капитан. 

- Товарищ. 

- Что? 

- Ничего. В чём конкретно состоит ваша жалоба? 

- Так ваши танкисты в течение почти двух часов вели бой и разрушили нам площадь, ратушу, фонтан, четыре скамейки, три клумбы, мемориальную табличку Отто Брайшвица - основателя нашего Дюльстенберга. Он был выдающимся коллекционером бабо… 

- Что эсэсовцы делали в вашем городе? 

- Я... не знаю. 

- Тут нет ничего важного, он никогда не был военным и стратегическим объектом, да и от дорог на Берлин далековато? Что им здесь было нужно? 

- Понятие не имею. Может быть, они прятались, хотели затаиться. А тут ваши военные! Кто будет нам ущерб возмещать? У нас городок маленький… 

- Четверо наших солдат погибли… 

- Мне жаль господин… 

- Не перебивайте меня Вальгхаллен! 

- Слушаюсь! 

- Четверо наших солдат погибли в вашем городе при весьма странных обстоятельствах. Посмотрите внимательно на площадь. 

- Смотрю. 

- Видите, слева всё разрушено, справа нет. Наш танк перегородил плац. Он будто что-то защищал. 

- Я не знаю! 

- Что он защищал?! 

- Но я понятие не имею! 

- Товарищ капитан, разрешите? 

- Варлаков ну что там? 

Молоденький старлей, в лихо заломленной пилотке, тащил за руку молодую женщину в порванном испачканном сажей платье, которая в свою очередь тянула за собой подростка лет тринадцати – худого и щуплого парнишку с рассечённой бровью. Странная парочка прижимала к груди букеты полевых цветов. 

- Врёт он всё товарищ капитан. 

- Позвольте, позвольте, что вы себе… 

- Помолчите бургомистр! 

- Слушаюсь! 

- Докладывай. 

- В общем, городок этот, отказался нацистам людей для ополчения поставлять. Верфольф по-ихнему. 

- Так. И что дальше? 

- Сюда прислали отряд эсэсовцев, чтобы местных наказать. Вот эта гражданочка, Ивон её кажется зовут, смогла объяснить, что спрятала брата вот его, - Варлаков похлопал по плечу опустившего глаза паренька, - и ещё шестерых подростков, от нацистов. Человек тридцать, что помоложе, тоже из местных, спрятались вот в этом здании за танком. Воевать-то никто не хочет. 

- Сколько эсэсовцев прибыло в город? 

- Мы тридцать тел насчитали, но есть фрагменты. Чёрт его знает, - потёр лоб старлей. - Там грузовик нашими сожжённый, а за углом два лёгких немецких танка в вдрызг разбитых. У одного башня разворочена у другого ходовая и пушку заклинило. Наши видать увидели, что гады местных гоняют и в бой вступили. Не знали, что те на стареньком бронетранспортёре ещё и пушку притащили. Парни вылезли из танка и уложили столько эсэсовцев сколько смогли. Да почти всех. Парочка сбежала, так её наши патрули прихлопнули. 

- Сколько длился бой? 

- Минут пятнадцать-двадцать. Может меньше. Эти гады, начали из пулемётов и пушек садить. 

- А наши? 

- Вот Удо, утверждает, что наши из танка четыре раза всего выстрелили. Всё в цель, пока их не подбили. 

Капитан прямо чувствовал как трясутся коленки коротышки-бургомистра за его спиной. Поведя широкими плечами, ощущая как на загривке у него встопорщились волосы, он развернулся к Вальгхаллену и гаркнул: 

- Вы что мне лгали!!! 

- Да я… я просто, извините, чёрт попутал…. Я подумал…, - немца била крупная дрожь, а лицо его стало белым словно простынь. Над щёточкой усов выступили капельки пота. 

- Вы пытались обвинить наших солдат в разрушении своего городка зная, что они погибли защищая вас? Да я тебя… 

Капитан чувствовал, что кровь прилила к лицу, а в такие моменты выглядел он по-настоящему страшно и некрасиво. Где-то внутри головы напомнила о себе тупой болью недавняя контузия, из-за которой он после выписки их госпиталя и получил должность при комендатуре. Надо успокоиться. Как там врач говорил? Дышать глубже, стравливая воздух через зубы. 

Порыв ветерка наполнил жаркий майский день живительной прохладой, а также дохнул на капитана сладковатым запахом полевых цветов. Какой знакомый запах - аромат детства, дома, счастья… мамы. Точно такие же цветочки – фиолетовые, жёлтые, оранжевые и белые, росли у них за околицей и в детстве они вместе с мальчишками собирали их в огромные букеты, а затем… дарили матерям. 

- Варлаков, а почему они с цветами? – украдкой смахнув слезу спросил офицер. 

- Так товарищ капитан, они их возле вон того подъезда складывают. Где наши погибли. Там этих букетов штук пятьдесят, может больше. Горожане видать в отличие от этого гнуса, благодарны. 

Гнев прошёл, словно и не было его. Капитан окинул взглядом разгромленную площадь, замерший посреди неё советский танк с задранной вверх пушкой и мёртвые тела в эсесовской форме валяющиеся повсюду. 

- Старлей! 

- Да, товарищ капитан. Этого арестовать, возьмём с собой в комендатуру. Попугать надо, чтобы неповадно было. Горожанам сказать спасибо. Выясни, какие у них тут проблемы, попытаемся по возможности помочь. 

- Слушаюсь. 
 


* * * 

Виллис болтало на разбитой дороге, но капитан почти не обращал внимание на неудобства. Только крепче одной рукой держался за скобу, а другой удерживал букет полевых цветов. 

Позади рычал и надсаживался грузовик с солдатами, среди которых сидел и испуганный бургомистр в который уже раз ругавший себя за жадность и глупость. 

- Михалыч, - по-отечески обратился к нему старшина Катков – тёртый мужичок воевавший уже третью войну и променявший автомат на баранку после последнего ранения, - а зачем ты букет с собой прихватил? Хотя пахнет он, конечно, шикарно ничего не скажешь. 

- Зосе отдам. 

- Зосе? 

У Неклюдова – погибшего командира танка, жена радисткой у нас служит. На прошлой неделе только свадьбу сыграли. Это и её победа тоже. 

Кашлянув в кулак, Катков смущённо спросил: 

- Так победы вроде ещё нет. Вот, вот, наши в Берлине. 

- Я про другую победу, старшина. 

- Про другую? 

- Про победу духа над злостью и чувством мести. 

Автомобили подпрыгивали на ухабах, ныряли в рытвины, а запах чудесных цветов, словно волшебный артефакт, заставлял каждого советского солдата из отряда капитана Веригина вспомнить о доме, родных, близких, друзьях которых они потеряли на этой войне. Но вот ведь, что странно, ни один из них не думал о мести. Будто это могло спугнуть те светлые и приятные воспоминания, образы которых стояли у них перед глазами. 

Только бургомистр Вальгхаллен ничего не чувствовал. Он с удивлением разглядывал этих странных русских военных, с лёгкостью обращавших в бегство солдат, вроде бы непобедимого Третьего рейха, и не находя в их лицах ни жестокости, ни злобы (подумать только, не жалея жизни защищать своих бывших врагов), мысленно готовил оправдательную речь перед большим русским начальником.




Комментарии:


  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация