ВЛ / Статьи

«Прыгайте за борт! Этот русский сейчас в нас врежется!»

+2
15-03-2019, 01:00...
1 075

Впервые в истории русский самолет пошел на таран вражеского судна

12 марта 1917 года корабли Черноморского флота с размещенными на них самолетами специального 8-го гидроотряда вышли из Севастополя в море и взяли курс на Босфор. Задание предстояло весьма серьезное. Одной группе самолетов необходимо было разбомбить во время налета артиллерийские турецкие батареи, расположенные на мысе Кара-Бурун. Другим гидросамолетам отряда предстояло провести разведку с аэрофотосъемкой побережья Румелии. В эту, вторую группу входил и экипаж гидросамолета лейтенанта Михаила Сергеева, состоящий из самого пилота и унтер-офицера Феликса Тура. 

Когда гидрокрейсер «Император Николай I», на котором базировался их «М-9» конструкции русского инженера Дмитрия Григоровича, оказался в заданном квадрате, самолет покинул корабль и направился к турецкому берегу. Но во время выполнения боевого задания одним из осколков снаряда, выпущенного из орудия береговой батареи турок, у гидросамолета пробило бензобак. Экипажу невероятно повезло: машина не взорвалась. И лейтенант Сергеев вынужден был спланировать на водную гладь — благо море в этот момент было спокойно, а небольшие волны мягко качали приводнившуюся летающую лодку. Единственное, что беспокоило летчиков, — это то, что попадание осколка в самолет случилось вне видимости русской группы кораблей сопровождения. Но, одновременно, успокаивал тот факт, что пробоину в бензобаке очень скоро удалось залатать.

Так что, посовещавшись, пилоты направили гидромашину в район, где предположительно их должны были ждать корабли. Однако, к тому времени моряки решили, что не вернувшийся с задания экипаж погиб. Поэтому, подняв на палубы все прилетевшие обратно гидросамолеты, крейсер «Император Николай I» ушел вместе с остальными корабли сопровождения на базу — в Севастополь. Турки, в свою очередь, прекрасно видели, что русская летающая лодка, получив повреждение, пошла на снижение. А затем скрылась за горизонтом. Видимо, не очень далеко от берега она и села на море, — решили они. И незамедлительно выслали в сторону предположительной посадки небольшой военный корабль, посчитав, что шхуны для пленения русского экипажа и буксировки гидросамолета вполне хватит. 

Так что очень скоро Сергеев и Тур заметили на горизонте косые паруса турецкой шхуны, которая быстро приближалась к качающемуся на волнах «М-9». Решение пришло мгновенно — контратаковать неприятеля! «Готовь пулемет!», — приказал лейтенант подчиненому. А сам на остатках бензина на полной скорости направил гидросамолет прямиком на плывущую к ним шхуну — на таран. Когда расстояние было достаточным для прицельной стрельбы, грозно заговорил бортовой пулемет «Виккерс», поливая пулями паруса и палубу суденышка. В этот момент на шхуне началась невообразимая паника. «Прыгайте за борт! Этот русский сейчас в нас врежется!», — в истерике закричал капитан. С грехом пополам туркам каким-то образом удалось спустить шлюпку, подобрать прыгнувших в воду товарищей и в суматохе дать деру, не дожидаясь, когда их возьмут на абордаж.

А русские пилоты тем временем демонтировали с «М-9» то, что нельзя было оставлять: фотоаппаратуру со снимками турецкого побережья, наиболее ценные бортовые приборы (в том числе компас), «Виккерс» с запасом патронов… Перенесли все это на оставленную турками шхуну и, попрощавшись со своим гидросамолетом, отправили его на дно. Вдали еще виднелся ялик с удаляющейся в сторону Турции горе-командой судна. И пилоты взяли курс на родные берега. Но… Случилось то, чего они никак не ожидали: на море воцарился полный штиль. Почти целую неделю офицеры морской авиации, умело маневрируя, подставляли паруса под дневной бриз, идущий с моря к побережью. Как назло, на шхуне оказалось совсем незначительное количество пищи и воды. Так что только 18 марта изможденные и обессиленные от жажды и голода Михаил Сергеев и Феликс Тур смогли причалить к Джарылгачской косе.

Встретиться с отважными героями и расспросить их о подробностях совершенного подвига захотел сам командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Васильевич Колчак, который вручил командиру, лейтенанту Михаилу Сергееву, золотое именное Георгиевское оружие. А Феликс Тур получил из рук адмирала Георгиевский крест. Тем не менее, уже через 2 месяца лейтенант, вступивший в бой с тремя немецкими ассами, был сбит и попал в плен, из которого возвратился на Родину только через полтора года — в конце 1918-го. 

Ирония судьбы состоит в том, что буквально через два года после торжественной встречи с Колчаком Сергеев уже воевал с ним «по разные стороны баррикад». Он вступил в ряды РККА и через 10 лет (в 1927 году) Михаил Михайлович Сергеев уже был генералом в должности заместителя командующего авиацией Красной армии. Уволившись со службы в 1929 году, он участвовал в освоении Крайнего Севера и полярных экспедициях. Но с началом Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. Защищал родной Севастополь, прошел всю Сталинградскую битву от начала до конца. После войны преподавал в Бауманском МВТУ. Ушел из жизни в 1974 году и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Однако, Михаил Михайлович Сергеев до сих пор является первым в мире пилотом, который на самолете пошел на таран вражеской шхуны и обратил в бегство неприятеля. И этот подвиг навсегда останется в истории отечественной авиации.



Наш канал в Яндекс Дзен

Комментарии:



  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Главная Контакты RSS
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация