Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Торговая война: США сильно насмешили Китай своими санкциями

1-09-2019, 00:00
...
537


Вашингтон уже не знает, как остановить мощное развитие Поднебесной

По данным Государственного статистического управления КНР, ВВП Китая за первое полугодие 2019 года составил 45,093 трлн. юаней, темп его роста в годовом исчислении 6,3 процента. Западные экономисты — пропагандисты тут же возопили: это самые низкие темпы роста экономики Поднебесной чуть ли не со времен Мао Цзэдуна! Так медленно Китай еще не развивался! Пишут о якобы «катастрофическом замедлении». Так есть ли проблема на самом деле? 

Как известно, ВВП России растет в пределах 1 процент в год, и наши власти не делают апокалиптических выводов. ВВП США увеличивается в среднем на 2−3 процента и тоже это замедлением никто не называет. Но все познается в сравнении. Прирост ВВП Китая, например, превышает весь ВВП такой страны, как Швейцария. А общий объем ВВП Китая превышает российский в 10 раз. 

Говоря о замедлении, западные экономисты не объясняют, почему, собственно, такая гигантская экономика, развивающая высокотехнологичные отрасли, обязана расти быстрее. Раньше, дескать, Китай демонстрировал другие темпы, и по-другому ему жить не положено. 

Действительно, после стремительного увеличения объемов экономики на протяжении 40 лет, когда темпы роста ВВП находились на уровне 10 процентов и выше, Китай вошел в совершенно новый период развития. Происходит коренная структурная перестройка всей хозяйственной системы. Из мирового экспортера Китай превращается в крупнейшего импортера, гигантскими темпами растет внутреннее потребление и сфера услуг. Например, как показывает свежая статистика, темпы роста розничных продаж товаров широкого потребления постоянно увеличиваются и достигли в июне 10 процентов.

По данным Главного таможенного управления КНР от 8 августа, за первые семь месяцев этого года внешнеторговый товарооборот Китая составил 17,41 трлн. юаней, что на 4.2% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В частности, объем экспорта достиг 9,48 трлн. юаней, рост — 6.7%. Импорт составил 7,93 трлн. юаней, рост — 1.3%, торговый профицит достиг 1,55 трлн. юаней, увеличившись на 47.4%. Таким образом можно сказать, что торговые ограничения не повлияли на общие тенденции и планы развития Китая. 

Официальный представитель Главного таможенного управления Китая, начальник Отдела статистического анализа Ли Куйвэнь отметил, что за первые семь месяцев внешняя торговля Китая качественно и последовательно развивалась. Достигнут значительный результат в диверсификации торговли по номенклатуре и направлениям. Согласно статистическим данным, опережающими темпами рос внешнеторговый оборот Китая с основными торговыми партнерами. В том числе с ЕС и АСЕАН — на 10.8% и 11.3% соответственно. Объем экспорта и импорта между КНР и странами «Одного пояса — одного пути» вырос на 10.2%, что на 6 процентных пункта больше общих темпов роста внешней торговли КНР. 

США являются третьим крупнейшим торговым партнером КНР. Китайско-американский товарооборот составил 2,1 трлн. юаней (12% всего объема внешней торговли), сократившись на 8.1%. В частности, объем экспорта в США достиг 1,62 трлн. юаней (падение на 2.1%), импорт из США — 473,93 млрд. юаней (падение на 24%). Профицит в торговле с США составил 1,15 трлн. юаней, увеличившись на 11.1%. Как видим, ограничительные меры США пока не приводят к желаемым Вашингтоном результатам. Так беспокоящий президента Трампа профицит в торговле КНР и США растет. Причем не по вине Пекина, а вследствие американской политики ограничений. 

Одновременно с этим, объем торговли Китая со странами вдоль «Одного пояса, одного пути» достиг 5.03 трлн. юаней, рост на 10.2%. Торговля с этими странами составляет 28.9% от общего внешнеторгового оборота Китая, доля увеличилась на 1.6 процентных пункта. То есть, КНР постепенно перемещает внешнеторговые потоки на другие направления. В этом же русле, как мы помним, руководители КНР и России поставили задачу довести к 2024 году двустороннюю торговлю до 200 млрд. долларов. Как заявил не так давно Посол КНР в России Чжан Ханьхуэй, Китай готов резко расширить объемы закупок из России, особенно сельскохозяйственной продукции. Сколько Россия сможет произвести и предложить КНР, все это будет приобретаться. Китай также рассчитывает и на расширение производственной кооперации, в том числе в высокотехнологичных сферах, таких как электроника, авиастроение, цифровые технологии и так далее. 

Китай уверенно наращивает производство и сбыт высокотехнологичной продукции, которая ныне составляет 60 процентов внешнеторгового оборота. За первые семь месяцев 2019 года объем экспорта механических и электротехнических товаров с относительно высокой добавленной стоимостью вырос на 6.1%. Что касается импорта, то здесь увеличился объем импорта сырой нефти и газа. Вместе с этим, сократился масштаб ввоза железной руды и соевых бобов. Кроме этого, сократился импорт интегральных схем, объем импорта автомобилей снизился на 9%.

Стоит обратить особое внимание на роль частных предприятий во внешней торговле, они стали основным драйверами роста. За первые семь месяцев внешнеторговый оборот частных компаний составил 7.31 трлн. юаней, рост на 11.8%. Частный сектор дает 42% общего внешнеторгового оборота КНР. Это на 2.9% больше по сравнению с прошлым годом. Частные предприятия продолжают занимать ведущие позиции во внешней торговле страны. 

Рост внешней торговли обеспечивается устойчивым развитием экономики, увеличением инвестиций, как внутренних, так и внешних. В последние несколько лет КНР приняла ряд мер по упрощению административных процедур и передаче полномочий низовым звеньям, снижению налогов, а также привлечению иностранного капитала. Подобные действия китайского правительства улучшили ожидания и укрепили уверенность рынка и предприятий. Этому же способствовали меры по расширению внешней открытости, укреплению внутренних резервов предприятий с помощью рыночного реформирования и применения экономических методов. 

Несмотря на так называемое замедление, Китай выходит в мировые лидеры по многим направлениям. Согласно выводам Глобального института Mckinsey, Китай добился значительного прогресса в процессе интеграции в мировую экономику, стал торговой страной, обладающей глобальным влиянием. В результате зависимость мира от экономики КНР постоянно повышается. Вклад КНР в мировое производство составляет 35%. Институт Mckinsey приводит данные Всемирного банка, согласно которым с 2010 по 2017 годы Китай обеспечил 31% роста потребления семей в мире. 

Кроме этого, Китай является крупнейшим в мире автомобильным рынком, ведущим потребителем спиртной продукции, мобильных телефонов и других видов товаров и услуг. В целом доля потребления страны достигает 30% общемирового. По прогнозам многочисленных структур, к 2030 году объем потребления в Китае вырастет примерно до 6 трлн. американских долларов, что эквивалентно совокупному масштабу потребления США и Западной Европы вместе взятых. Китай планомерно развивается, несмотря на многолетние прогнозы полного краха и нынешние разговоры о замедлении. Замедление действительно происходит, но оно объективно необходимо и определяется масштабом китайской экономики и ее структурной перестройкой. 

Еще в 2014 году Международный валютный фонд официально назвал Китай крупнейшей экономикой мира, посчитав его ВВП в пересчете на покупательную способность в долларах в объеме 17,6 трлн. против 17,4 трлн. у США. Хотя еще в 2005 году китайская экономика составляла (по ППС) половину от американской. Ныне Китай оторвался от основного конкурента уже более чем на триллион долларов и может позволить себе «замедлиться» и сконцентрироваться на глобальной перестройке экономики. Тем более, что при сохранении нынешних темпов роста у КНР и США разрыв будет увеличиваться. Об этом свидетельствует и прогноз МВФ. 

Суть торговой войны, развязанной США — остановить конкурента любыми средствами. Не упустить мировое доминирование, на котором стоит «империя доллара». Но к чему это может привести?

Агентство Рейтер проанализировало ситуацию на мировом рынке и пришло к выводу, что торгово-экономические противоречия между КНР и США «бросают вызов перспективам всего глобального роста». Торговая война грозит волной понижения процентных ставок, все больше центральных банков разных стран предпринимают меры по ослаблению денежно-кредитной политики. Снижение валютного курса все большего количества стран означает, что курс американского доллара будет относительно высоким, таким образом, стимулирование экспорта, на который делают ставку в Вашингтоне, окажется под ударом. 

«Даже символическая девальвация юаня приводит к значительному падению фондового рынка США», — такое мнение высказал американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман в своей статье для газеты New York Times. По его мнению, «некоторые американцы переоценивают свои способности в причинении вреда Китаю и недооценивают возможности КНР». Он считает, что вплоть до настоящего времени действия Китая были «относительно умеренными», больше похожими на преподавание экономики некоторым американцам. 

Можно сказать, что помимо торговой войны, американцы затеяли против Китая еще и информационную. Разговоры о «катастрофическом замедлении Китая» — это ее отголоски. «Китая выдыхается, вкладывайте сюда», слышится истошный крик с Уолл-стрит. Как бы там не охрипли. 

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»


+2

Оцените новость

Новости партнеров:


Комментировать
Комментарии для сайта Cackle


Загрузка...
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация