Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Страшный сон США — военный союз РФ и КНР. Увы, он будет полон противоречий

23-08-2019, 02:00
...
464


Но по большинству мировых проблем Москва и Пекин уже — спина к спине

России и Китая созвали на 22 августа внеочередное заседания Совбеза ООН в связи с планами США по разработке и размещению еще недавно запрещенных типов ракет средней дальности. Об этом СМИ сообщил и. о. постпреда России при организации Дмитрий Полянский. 

Поводом послужили испытания запрещенной Договором РСМД крылатой ракеты, создание которой США, как там утверждают, начали лишь в феврале нынешнего года. То есть — всего полгода назад. Если так и есть — темпы в ракетостроении просто невиданные. 

Естественно, и в Москве, и в Пекине сразу закрались подозрения, что на самом деле соответствующие опытно-конструкторские работы за океаном активно вели и раньше. В нарушение того самого ДРСМД, который по инициативе Штатов перестал действовать только со 2 августа 2019 год.

Мало того. По словам министра обороны РФ Сергея Шойгу, средства на создание ракет, подпадающих под ограничения ДРСМД, в американский бюджет были заложены еще в 2018 году. Практически за год до выхода США из Договора. 

Но американцы упорствуют. Бывший помощник госсекретаря США Томас Кантримен заявил РИА Новости, что проведенные испытания вбили гвоздь в гроб в ДРСМД и «на этом этапе пути назад нет». 

Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан в ответ сказал, что действия США свидетельствуют о стремлении Вашингтона в одностороннем порядке обеспечить себе военное превосходство. «Это приведет к очередному всплеску гонки вооружений, эскалации вооруженного противостояния в мире и крайне негативно отразится на региональной и глобальной безопасности», — подчеркнул он. 

Вполне понятно, что перед лицом новой угрозы Китай и Россия тут же встали плечом к плечу. И не только в ООН. Как отмечают многие эксперты, своими действиями США фактически подталкивают РФ и КНР к еще большему сближению, только и позволяющему обеспечить безопасность названных государств. 

О том же свидетельствуют и очередные совместные военные учения, которые пройдут в сентябре на территории России, в том числе — в акватории Каспийского моря. Китайские военные примут в них самое активное участие. 

В том же ряду — поддержка Китаем российской концепции безопасности в Персидском заливе. А еще — заявленное Москвой и Пекином недавно намерение расширить сотрудничество в противостоянии вмешательству во внутренние дела стран «со стороны других государств».

«Это типичное вмешательство во внутреннюю политику России, свидетельствующее о гегемонии [Запада]», — заявил Гэн Шуан, комментируя ситуацию с прошедшими в Москве протестными акциями. 

Кстати, об активном вмешательстве этих самых «других государств» в не свои внутренние дела, в Китае знают не понаслышке. Еще в июне в Гонконге начались масштабные протестные акции, в поддержке которых Пекин обвинил, в частности, США. 

Как считает руководитель Школы востоковедения Высшей школы экономики профессор Алексей Маслов, Россия и Китай сейчас действительно необычайно тесно координируют свои усилия в военно-политической области. 

— Кроме того, очевидно, что Россия и Китай разработали совместную позицию по угрозам, которые сейчас поступают. Причем — не только со стороны США, но и в целом по любой дестабилизации мировой военной и торговой ситуации. 

Для Китая все более тесное сотрудничество в этом деле с Россией — серьезный прорыв. Потому что Пекин редко совместно с кем-то выступал и выступает. Китай давно привык держаться над любой схваткой и спокойно выжидать, кто победит. 

Сейчас идет речь о жизненных интересах Китая. И в одиночку даже ему что-то существенное здесь не решить. 

Пекин очень грамотно переводит сейчас ситуацию с противостояниях «Китай против США» или «США против Китая» на серьёзный глобальный уровень. Поэтому Россия, как основной интересант этой ситуации, выступает, по сути дела, с солидарной с Китаем позиции. 

У нас и раньше с китайцами были подобные взаимодействия. Например, по северо-корейской проблеме Москвой и Пекином была разработана совместная Дорожная карта. Но, чтобы координировать военно-стратегические вопросы, в том числе — по ракетной проблематике, — такого раньше не было. Это новая история.

«СП»: — К чему она может привести? 

— Совместные действия, в конечном счете, теоретически могут привести к созданию серьезного военно-политического союза РФ и КНР. И не факт, что он будет в виде некого «Азиатского НАТО», то есть — возникнет какой-то широкий альянс. Может быть заключена система перекрестных межгосударственных договоров, которые формализуют создание этого союза. 

В дальнейшем к альянсу могут присоединиться и другие страны Азии. В их числе — бывшие советские республики, которые крайне заинтересованы в стабильности в своем регионе и во многом зависят от политики КНР и России. Это неплохая база для расширения российского влияния. 

«СП»: — Кроме вопросов обороны и безопасности обостряются и проблемы в сфере экономики. Торговая война между Китаем и США затрагивает в той или иной степени весь мир. Какие плюсы и минусы она несет для России? Сблизит ли эта ситуация РФ и КНР? 

— Уже сейчас Китай проявляет больший интерес к экономическому взаимодействию с Россией. Здесь очень много недопонимания и ложных установок. Как со стороны Китая, так и России. Но самое главное, что Китай расширил спектр обсуждения экономических вопросов. Помимо обычной торговли, которая существует на протяжении десятилетий, мы начали обсуждать, например, вопросы перекрёстных инвестиций, создания совместных научных лабораторий и центров, которые должны, в конечном счете, дать конкурентную продукцию. 

Китай подписал за последний год почти на 20 млрд долларов инвестиционных договоров в России, чего раньше не было. Это не факт, что Китай прямо сейчас готов вкладывать. Но очевидно, что он хочет показать России, что заинтересован в ней, как в инвестиционном партнере. 

Вопрос в другом. Как я уже сказал, Китай всегда пытается держаться на дистанции в равной степени от всех стран. Нельзя говорить, что Россия для него становится приоритетным партнёром. Не надо на это рассчитывать. 

Кроме того, Китай не всегда понимает некие «объективы», которые идут со стороны России. И наоборот. 

Например, многие российские кампании, которые хорошо укладываются в ситуацию в нашем понимании, непонятны китайцам. Китай не воспринимал наш российский разворот на Восток. Хотя нам казалось, что это очень удачная формула. 

Также Китай не воспринимает концепцию «Большая Евразия», которая сейчас у нас раскручивается. Это, скорее, наша ошибка — делать предложения, непонятные партнерам. 

Такая же история и со сторон Китая, когда он говорит об «Одном поясе — одном пути». Априорно полагая, что все страны, включая Россию, должны присоединиться автоматически и поддерживать. Нет, мы считаем, что не можем быть участником этого китайского проекта. Хотя и позитивно к нему относимся. 

Вопрос взаимодействия — это еще и вопрос правильно подобранного языка. В военно-политической области он понятен: есть угроза и должен быть найден ответ на нее. С экономической областью у нас совершенно разные потенциалы, мы решаем разные проблемы. 

Например, Китай решает сейчас вопрос поступательного развития высокотехнологичной экономики. США этому мешают. Россия решает вопрос импортозамещения и реиндустриализации. И эта этапность развития несопоставима. Поэтому то, что предлагает Китай, не всегда адекватно мнению России. И — наоборот. 

«СП»: — И все-таки налицо явное сближение России и Китая в их противостояние с США и коллективным Западом. Оно может привести к пересмотру торговых, финансово-экономических отношений на глобальном уровне? Например, к усилению БРИКС, ШОС, ослаблению ВТО? 

— У меня много сомнений. Ничто не мешало нам усиливать БРИКС и ШОС. Но этого не произошло. Потому что собравшиеся в эти организации страны во многом не доверяют друг другу. У них свои интересы. 

Китай, казалось бы, подобрал правильную формулу — делать грандиозные зоны свободной торговли, потому что торговля интересна всем. Но многие государства, в том числе — и Россия, не присоединяются к нему. Потому что такая идея может повредить развитию национальных экономик. Так как в них хлынет слишком много китайских товаров.

До сих пор между нашими странами есть уровень не недоверия, который мы давно преодолели, а защиты национальных интересов. Безусловно, шаг за шагом мы будем сближаться. В торговле, в военной области. 

Другой момент, что Китай мыслит себя как глобальная держава. И выдвигает новые идеи развития для всего мира, которые формализованы в виде «Одного пояса — одного пути». Это в известной степени противостоит американской глобализации мира. 

У России нет глобальной концепции. Подавляющее большинство наших проектов направлены на развитии именно России и ее регионов. Таким образом, амбиции у нас (России и Китая — ред.) сформулированы по-разному. Поэтому нам сложно общаться. 

Нам невыгодна позиция китайской глобализации. Потому что тогда бы мы получили лишь вторичную позицию после Китая. В этом мы видим некоторую опасность. Стать политическим придатком Китая для Москвы было бы неверно.


+1

Оцените новость

Новости партнеров:


Комментировать
Комментарии для сайта Cackle


Загрузка...
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные Наши Партнеры
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация