Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Роковой месяц: от июня 1941 до июня 1945-го

2-07-2019, 00:00
...
403

Важнейшие для хода борьбы с фашизмом события часто происходили в первый летний месяц

Июни в истории Великой Отечественной войны были во многом определяющими месяцами. И это вполне объяснимо, ведь речь идет о первом летнем месяце, самом удобном, как ни ужасно это звучит, для ведения широкомасштабных наступательных операций. Хотя само начало войны в июне 1941 г. было отчасти делом случая — гитлеровцы вынуждены были сместить сроки своей агрессии против СССР, поскольку их отвлекли события в Югославии и Албании. 

Так или иначе, но именно июню суждено навеки стать черным месяцем в календаре России. Тем более что он таковым уже был — практически в те же сроки свое нашествие на нее начал Наполеон. 

Июнь 1941 года 

Если бы не упомянутые события на Балканах, то роковым, понятно, стал бы май. А если бы Гитлер и вся его верхушка еще промедлили, то, не исключено, не решились бы на авантюру вовсе. 

Ни в коем случае нельзя утверждать, что нацисты не учитывали опасность ведения войны в суровых зимних условиях. Фашисты намеревались выйти на линию Астрахань-Мурманск до начала зимы. Другое дело, что было весьма самонадеянно полагать, что им это удастся. 

С чем связаны такие иллюзии? Тут и слабость разведки фашистской Германии сказалась, и ошибки при оценке плюсов и минусов советской стороны — гитлеровцев на авантюру во многом подтолкнула неверная оценка результатов Зимней войны между СССР и Финляндией. В гитлеровских штабах отметили прямолинейность тактики Красной армии, просто таранившей линию Маннергейма и несшей в результате тяжелые потери.

Нацисты в ходе сражений в Западной Европе шли в обход, не встречая серьезного сопротивления. В результате в первый же день войны против СССР столкнулись с непреодолимым для себя препятствием в виде Брестской крепости, взять которую с ходу они не смогли. 

Не приняли внимание нацистские стратеги и готовность бойцов и командиров к массовому героизму и самопожертвованию, а это проявлялось еще в ходе Зимней войны. 

Гитлеровцы недооценили организационный потенциал СССР, в результате которого была быстро проведена мобилизация страны на отпор врагу и эвакуация промышленности на восток. Это были первые, но, как потом выяснилось, определяющие шаги к победе. 

Впрочем, с проблемами нацисты столкнулись не только в Брестской крепости, но и на многих других участках фронта. В некоторых случаях советским войскам не хватило опыта и хладнокровия, например, в ходе танкового сражения под Дубно. Соединись тогда советские механизированные корпуса Юго-Западного фронта — и Сталинград мог для фашистов случиться намного раньше и намного западнее.

Июнь 1942 года 

В июне 1942 г. случился практически ремейк июня 1941 г. Опять враг начал наступление на трех стратегических направлениях. Только если годом ранее — целью была условная линия по Уральским горам, то теперь задачи были несколько иными, но не менее амбициозными. 

В ходе летней кампании второго года войны нацисты рассчитывали прорваться к кавказской нефти на юге, перерезать пути подвоза топлива в Сталинград и захватить Ленинград на севере. В итоге, как и годом ранее, ни одной из этих задач решить нацистскому командованию не удалось. 

Хотя начиналось для нацистов все опять более чем радужно. Именно в июне 1942 г. Вермахт смог опять склонить чашу весов стратегической инициативы в свою сторону. Хотя еще зимой казалось, что она перешла на сторону РККА и упущена ею не будет. 

Увы, целый ряд ошибок и просчетов позволил фашистам вернуть ее себе. Повторилась и ошибка советского командования с оценкой планов. Если в 1941 г. сомнения вызывали довольно противоречивый сообщения разведки о дате начала «Барбароссы», то теперь никто не поверил в то, что самолет майора Рейхеля совершенно случайно оказался под огнем советской ПВО, в результате чего в руках наших войск оказался план гитлеровского наступления.

Так советская Ставка сама себя дезинформировала. В результате немалые силы в ходе всей Сталинградской битвы оставались на относительно тихом Западном направлении, прикрывая Москву. Впрочем, они в свою очередь не позволили нацистам перебросить отсюда подкрепление, когда мышеловка под Сталинградом захлопнулась. 

Но все это случилось потом. В июне же 1942 года противнику, к сожалению, удалось выйти к Севастополю, окружить и разгромить 2-ую Ударную армию. Последнее привело к измене генерала А.А. Власова, который предполагал, вероятно, что за тяжелое поражение его по головке не погладят. Притом, что генерал Баграмян, тоже совершивший кучу ошибок в ходе боев за Харьков, отделался всего лишь понижением в должности. Что ждало бы Власова за его провал — мы не узнаем, потому что он предпочел войти в историю как Иуда. 

Июнь 1943 года 

Третий военный июнь ознаменовался очередной эпической битвой между советскими и нацистскими войсками. Только на этот раз военно-воздушными. 

В 1943 г. они решили перевести место действия в воздух, но и там успеха не снискали. Начало ожесточенных боев с невиданными доселе привлеченными силами пришлось вообще-то на апрель, но развязка наступила в начале июня, когда советская авиация, до того сдерживавшая натиск 4-го флота Люфтваффе, нанесла мощный ответный удар. Наконец-то удалось взять у гитлеровцев своеобразный реванш за нападение на аэродромы в июне 1941 г. — немало нацистских самолетов попали под массированные бомбардировки советских асов. Но фашистов били не только в воздухе. Стороны фактически отрепетировали под облаками ход последовавшей вскоре эпической Курской битвы. Только там решающую роль сыграли уже не военно-воздушные, а танковые армии. 

В целом июнь ушел у обеих сторон на подготовку к схватке, которая должна была определить ход войны. Смогут ли гитлеровцы, оправившись после Сталинграда, попробовать еще раз склонить чашу весов в свою сторону или на этот раз упустят все шансы на победу окончательно? Теперь мы знаем, что победа была на стороне СССР, но в июне 1943 г. никто на всем Земном шаре не мог быть в этом уверен.

Генерал Н.Ф. Ватутин, тогда командующий Воронежским фронтом, и вовсе считал, что судьбу не стоит искушать и надо самим нанести упреждающий удар. Но в целом советское командование сохранило хладнокровие — и в июне 1943 года РККА готовила невиданные по огневой мощи и глубине оборонительные линии на северном и южном фасе Курской дуги. 

Враг в свою очередь спешно подтягивал все, что мог, чтобы попробовать эту оборону преодолеть. Подтягивал не без труда — в тылу у него советскому командованию, наконец, удалось развернуть полноценную партизанскую «Рельсовую войну». А на фронте июне 1943 г. в целом наступила та самая тишина, которая бывает только перед бурей. 

Июнь 1944 года 

Две операции, которые были проведены советскими войсками и западными союзниками, были одновременно началом и концом. Началом освобождения Европы от гитлеризма и, соответственно, концом последних тщетных надежд фашистов измотать противника. 

Относительно десантной операции в Нормандии «Оверлорд» еще долго будут идти споры. Что это было — попытка помочь Красной армии в стремлении как можно быстрее разгромить нацистского зверя или желание опередить ее и занять как можно большую территорию в Европе? 

Наверное, «День Д» наступил сразу по обеим этим причинам. Англо-американское командование прекрасно понимало, что в само ближайшее время советские войска начнут освобождения Белоруссии. И если все у них получится — прямая дорога на Берлин откроется перед мощными танковыми армиями Красной армии. Остановить их уже не под силу было никому. 

К июню 1944 г. Красная армия достигла пика своей мощи. Состоялись сразу два великих «сталинских удара» — Витебско-Оршанская и Бобруйские операции, 75-летие которых скоро мы будем отмечать. 

В преддверии прорыва тысяч советских Т-34 и КВ-1 в Польшу и в Восточную Пруссию, т.е. на территорию Третьего рейха, союзники резко поменяли тактику. Вместо двухлетних проволочек и локальных операций на второстепенных участках Второй мировой войны, они начали спешно стягивать плавсредства и транспортную авиацию для десантной операции в Нормандии. 

Хотя хотели, во всяком случае, британцы, высадиться на Балканах. Но оттуда очень неудобный, через горные массивы, путь в Германию, да и коммуникации нацистов не удалось бы растянуть так, как в случае в Нормандии. Так что на Тегеранской конференции Сталин сумел отстоять именно «нормандский формат» образца 1944 г. 

Так или иначе, самое главное, что советские войска более не сражались с врагом в одиночестве. И бойцы, и командиры искренне радовались тому, что Второй фронт, пусть и не тогда, когда это было особенно, важно, все-таки был открыт. Открыт в июне 1944 г. 

Июнь 1945 года 

К июню 1945 года война уже закончилась. Но не вся, а только на Европейском ТВД. Теперь предстояло поставить окончательную точку на Дальнем Востоке. 

Еще в апреле 1945 года Советский Союз денонсировал пакт о ненападении с милитаристской Японией. Он вступал в прямое противоречие с союзническими обязательствами СССР в обмен, так сказать, на Второй фронт в Нормандии. 

Операция в итоге была проведена блестяще, как по нотам. Но этого не удалось бы осуществить, если бы части, постоянно находившиеся на этом направлении, не были пополнены войсками, скрыто переброшенными с запада. А такая переброска не была бы возможна без работающего тоже как по нотам железнодорожного транспорта.

Несомненно, подготовка велась загодя, началась она еще до победного 9 мая 1945 года, вероятно, сразу после денонсации пакта о ненападении. Но до последнего аккорда в схватке с союзником Гитлера советским войскам предстояло провести еще одну грандиозную, но сугубо мирную операцию — парад Победы на Красной площади. 

Велико было моральное и психологическое значение этого события. Красная армия должна была показать, кто стал главным творцом разгрома гитлеризма. И показала опять-таки с победоносным блеском. Это был действительно парад победителей, сильнейших в то время воинов мира. 

Пленных гитлеровцев прогнали по улицам Москвы годом ранее, а на параде Победы бросили нацистские знамена к Мавзолею В.И. Ленина. Это был символический знак торжества идей социализма, обеспечивших подготовку к войне и ее победоносное для Советского Союза завершение. 

Хотя к июню 1945 года боевые действия закончились, июнь 1945 года стоит отнести к военным. И не только потому, что гарь от недавних боев еще была свежа, но и потому, что раньше июня невозможно было провести легендарный парад. А без него трудно счесть войну окончательно завершенной, даже учитывая акт о капитуляции фашистской Германии перед СССР и его западными союзниками. Поэтому вполне логично сказать, что первые итоги войне стали подводить именно в июне 1945 года на Красной площади.


+4

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация