Вежливые люди
ВЛ / Статьи

На Кубе появится российская «космическая база»

13-10-2018, 02:00
...
433

На Острове Свободы скоро заработает комплекс приема данных со спутников-разведчиков

Россия в будущем году развернет на Кубе мобильную станцию для сбора данных со своих спутников-разведчиков. Речь идет о космических аппаратах дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) в оптическом и инфракрасном диапазоне наблюдения. 

Согласно данным, размещенным на сайте госзакупок, как передает РИА «Новости», комплекс создан в 2015 году и прошел государственные испытания. Эксплуатация его начнется до 30 апреля 2019 года. 

Планируется, что станция будет получать данные со спутников наблюдения типа «Ресурс-П», «Канопус-В» и «Канопус-В-ИК» и передавать их в РФ в закодированном виде через спутники-ретрансляторы системы «Луч». 

Сообщается также, что в следующем году Роскосмос собирается развернуть станции приема данных на Чукотке и на российской станции «Прогресс» в Антарктиде. 

Сейчас на околоземной орбите находится четыре спутника серии «Канопус», включая аппарат с инфракрасной камерой «Канопус-В-ИК». На 2019 и 2020 гг. запланированы запуски еще двух (№ 4 и № 5) спутников типа «Ресурс-П». В целом же, как ранее заявлял главный конструктор космических систем и комплексов АО «Корпорация «ВНИИЭМ» Александр Чуркин, к 2020 году группировка российских спутников ДЗЗ должна насчитывать 15 аппаратов.

Какую роль в этой связи будет играть наша станция на Кубе? И сможет ли она хоть как-то компенсировать потерю центра радиоэлектронной разведки в Лурдесе, который мы оставили в 2001 году в надежде «замириться» с американцами? 

— Начнём с того, что спутники ДЗЗ не относятся к средствам военной разведки, — комментирует ситуацию военный эксперт журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков. — Они с высокой точностью отслеживают рельеф местности, уточняют какие-то изменения. Например, границ городов (если мы говорим про инфраструктуру), появление новых дорог… и т. д. Или в природном ландшафте. Что позволяют составлять и обновлять общегеографические, тематические и топографические карты. 

Если же на эти спутники ставится специализированная аппаратура, то можно еще заниматься геозондированием — разведкой недр. То есть, определять запасы водных ресурсов, зоны полезных ископаемых. И даже отслеживать чрезвычайные ситуации. 

Такие спутники летают не только у нас, они, например, есть у США, есть у Франции и Японии. И выполняю ту же работу. 

Для того чтобы обрабатывать такой огромный массив информации, аппараты должны иметь при себе так называемые «ячейки памяти». Но спутник иногда находится на орбите несколько лет, поэтому по мере накопления информации он должен ее куда-то сбрасывать. 

Для этого и нужна наземная приемная станция, которая через ближайший спутник-ретранслятор может передавать эти сведения уже в обрабатывающий центр на территории России. Таким образом, все эти станции — в Антарктиде, на Чукотке и на Кубе, — они, прежде всего, выполняют функцию передаточного механизма. 

Вся последующая обработка происходит в Центре управления полетами, который как раз и занимается вот этими спутниками дистанционного зондирования Земли. Далее эти данные поступают в соответствующие научные организации, где их уже разбирают, что называется, «до винтика». Или точнее, «до пикселя», если мы говорим об оптической информации. 

На основе этого уточняются не только картографические данные, рельефы дна океанов и рельефы местности. Можно узнать запасы водных ресурсов и понять, где проводить или не проводить мелиорацию. Определить пути миграции рыбы. Или то, как меняются течения Мирового океана. 

На самом деле, это огромный массив информации, который в будущем позволит нам более четко производить планирование многих экономических проектов. 

И не только нам. Для народного хозяйства Кубы это тоже имеет значение. Поскольку мы можем поделиться такой информацией, которая поможет ей более планомерно развивать собственную экономику. 

Ну, а мы получаем бесценную информацию с Западного полушария, которая долгое время у нас отсутствовала. Сейчас мы туда возвращаемся — т.е. мы можем видеть многие процессы. И, кстати, можем продавать странам Южной и Латинской Америки информацию, которая им тоже будет полезной. 

Потому что американцы, да и другие страны, спутники ДЗЗ которых там летаю, они работают, в основном, только на себя. А если и предоставляют информацию, то за очень-очень большие деньги.

«СП»: — Неужели ли во всем этом нет никакой военной составляющей? Может, скажем, такой спутник отследить пуски ракет? 

— Нет, это выполняют спутники предупреждения о ракетном ударе. У нас такие спутники есть, они сейчас выводятся на орбиту и называются «Тайга». 

Ну, а данные аппаратов ДЗЗ можно использовать, например, для уточнения картографических карт военного назначения. Это — не секрет. Этими же вопросами занимаются те же спутники ДЗЗ, которые на орбиту запускают американцы. 

Есть такой французский спутник SPOT. Во время военной операции американцев в Ираке они очень активно пользовались данными, которые эти спутники предоставляют. Потому что их собственные карты местности, особенно пустынные, оказались никуда не годные. 

«СП»: — Можно ли говорить, что мы уже приблизились к тому, чтобы полностью восстановить наше присутствие на орбите? 

— Конечно. Когда Советский Союз распался в 1991 году, то и космическая отрасль у нас тоже понесла существенный урон. У нас сошли множество спутников, которые находились на геостационарных орбитах. Замена им была не полностью. И наши места на геостационарных орбитах заняли другие спутники, прежде всего, американские. 

Теперь мы возвращаемся. Мы вернем геостационарные спутники и восстановим полностью группировку ДЗЗ, и эти космические аппараты будут работать во благо нашего народного хозяйства, и во благо народного хозяйства наших союзников и партнеров. 

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов, со своей стороны, считает, что речь идет о спутниках двойного назначения: 

— Конечно, в интересах народного хозяйства они работают, но эти аппараты могут быть задействованы и по двойному назначению, т.е. работать на оборону тоже. Все подробности — у Министерства обороны, как говорится. 

Что же касается воссоздания центра в Лурдес, то это должно быть обоюдной позицией, прежде всего.

«СП»: — В 2014 году мы списали 90% долгов Кубы перед СССР, а это 32 млрд. долларов, между прочим. И нам это никак не зачтется? 

— Но нужна ли нам сейчас эта база? Это очень серьезные траты. И нужно всегда соотносить военно-политическую целесообразность с экономическими возможностями. 

Вот Тартус и Хмеймим — это базы, которые нам действительно необходимы для того, чтобы сдержать мировой терроризм. Это главные базы для присутствия России на Ближнем Востоке. 

Возможность вернуться в Лурдес есть. Безусловно. Но я предлагаю исходить все же из тезиса, что военно-политическая целесообразность должна соотноситься с экономическими возможностями. 

Если ради того, чтобы «вставить пистон» американцам, мы втянемся в гонку вооружений, начнем базы создавать, то наступим снова на старые грабли времен холодной войны. Только тогда у нас были другие экономические возможности. 

Но самое главное, американцы получат то, что хотят. Ведь они нас всеми силами пытаются втянуть в гонку вооружений. Просто извелись. Им надо, чтобы мы начали выходить за пределы военного бюджета, чтобы наращивали постоянно траты. 

Их позиция понятна. Это нагрузка на бюджет в целом, и, конечно, повод «пятой колонне» поорать: «Опять милитаризация страны!». Соответственно, внутренние проблемы в стране. Вот их сценарий. Он достаточно прост. 

Нам на это вестись не следует. Во всем нужна целесообразность. Пусть считают… Может наш бюджет подобные вещи поднять — сделают, безусловно. Не сомневайтесь.


+4

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация