Вежливые люди
ВЛ / Статьи

«Турецкий поток» завязывает Киев в узел

4-10-2018, 01:00
...
485

Украинский транзит близок к схлопыванию

Газопровод «Турецкий поток» несет Украине те же угрозы, что и «Северный поток-2». Об этом заявил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев. Он выразил опасения, что ввод в эксплуатацию второй нитки газопровода снизит транзит газа через «незалежную». 

«Нить „Турецкого потока" такая же угрожающая, как и „Северный поток". Она меньше по объему, но угроза по принципу такая же — это снятие транзитных объемов с Украины и перевод их на другой маршрут», — сказал Коболев. 

Глава «Нафтогаза» также посетовал, что Киеву тяжело вести переговоры с Анкарой по этому вопросу. По его словам, украинским властям остается надеяться на одно: сам Евросоюз не откажется от транзита газа через Украину. И тогда запуск второй нитки «Турецкого потока» станет бессмысленной. 

Напомним, чем вызван этот приступ пессимизма. Проект «Турецкий поток», который Коболев в кулуарах энергетического саммита 2015 года в Берлине называл «блефом на 90%» со стороны России, близок к завершению. 

И разговаривать с Анкарой действительно тяжело. Турция еще до событий на Майдане заняла жесткую позицию в отношении Украины, которая вынашивала планы строительства газового терминала, и добивалась согласия Анкары на проход газовозов через Черноморские проливы. Но у Турции уже тогда были амбициозные планы: по примеру Германии стать крупнейшим газовым хабом в регионе. Украина реализации этих планов только мешала, и мешает сейчас.

Наконец, глава «Нафтогаза» как никто понимает, что одними призывами к Европе ситуацию с транзитом не исправить: нужны еще европейские инвесторы и их деньги. Еще в январе 2017-го Кобелев признал, что Украине будет тяжело сохранить транзит российского газа без привлечения европейской компании к управлению своей ГТС. Но желающих вложиться в украинскую «трубу» не нашлось. И уже, видимо, не найдется. 

Для Украины это, без сомнения, плохие новости. Большая часть обеих ниток «Турецкого потока» из Краснодарского края в европейскую часть Турции проходит по дну Черного моря. Одна линия предназначена для турецкого рынка, вторая — для стран юго-востока Европы, которые сейчас «завязаны» на украинский транзит. Голубое топливо по второй нитке пойдет в декабре 2019 года, причем мощность каждой нитки составит 15,75 млрд. кубометров газа в год. 

Андрей Коболев уже озвучивал масштабы потерь от ввода «Турецкого потока». По его оценке, «каждая нитка отъедает от нашего ВВП большую сумму денег — приблизительно 0,5 млрд. долларов в год». Что до потерь от «Северного потока-2», в октябре 2017-го посол США на Украине Мари Йованович озвучила следующие цифры: 2,7 млрд. долларов или 3% от ВВП Украины в год. 

Еще хуже выглядят перспективы. Сейчас украинская газотранспортная система — части газопроводов «Союз» и Уренгой-Помары-Ужгород — обеспечивают до 40% поставок российского газа в Европу. Однако при полной загрузке «Турецкого потока» и «Северного потока-2» в обход Украины можно будет пустить 86,6 млрд. кубометров газа в год. В этом случае украинский транзит схлопнется если не до нуля, то до символических 10−15 млрд. кубов по прогнозу «Газпрома». 

И надо понимать: пока Москва решает тактическую задачу — подтверждает свое обещание не обнулять транзит через Украину, под залог которого Германия согласилась поддерживать «Северный поток-2». Но когда «Турецкий поток» и «Северный поток-2» заработают, переговорные позиции РФ укрепятся, и риски лишиться транзита для Украины резко возрастут. 

— Германия сейчас строит газопровод European Gas Pipeline Link (EUGAL), который предназначен для доставки газа из «Северного потока-2 до германо-чешской границы, — напоминает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — Протяженность EUGAL составит 485 км, мощность — 55 млрд. кубометров газа в год. Ровно ту же мощность имеет «Северный поток-2». На мой взгляд, этот факт доказывает, что Германия не собирается спасать украинский транзит. Весь российский газ, который может прийти по новому газопроводу на побережье ФРГ, уйдет дальше по немецкой территории — без оглядки на Украину. 

Разумеется, «Северный поток-2» будет загружаться постепенно. И на этот переходный период украинская «труба» будет востребована. Но достаточно быстро транзитный объем через Украину будет сокращен до минимума. 

Что касается «Турецкого потока», нужно понимать: сейчас транзит через Украину на юго-восток идет через Румынию и Болгарию, а дальше уходит в Турцию. Первая же нитка «Турецкого потока», которая предназначена для поставок на турецкий рынок, сделает ненужными прежние транзитные мощности — они будут пустовать. 

«Газпром» в этой ситуации предлагает следующее: загрузить эти пустующие мощности в реверсном режиме — из Турции в Болгарию, а дальше в Сербию и Венгрию. Для организации этих поставок нужно будет лишь немного модернизировать газопроводы, плюс построить 100-километровую соединительную нитку между Болгарией и Сербией (за счет этих стран). 

В результате интересы той же Болгарии не пострадают. Она потеряет деньги, которые получала за транзит газа в Турцию, но сможет получать деньги за транзит в Сербию и Венгрию. 

Получается, и юго-восточной Европе нет смысла спасать Украину.

«СП»: — Если никто в Европе в украинском транзите не заинтересован, как сильно сократится его объем? 

— Здесь все будет зависеть от потребностей Европы — насколько она станет наращивать закупки российского газа. Украинская «труба» будет играть роль дополнительного канала поставок. Этот канал может пригодиться зимой, когда объемы экспорта газа из России резко возрастают. 

«СП»: — Если ГТС Украины будет простаивать, это приведет к обветшанию оборудования? 

— Конечно. Проблема Киева еще и в том, что «труба» единая как для транзита, так и для внутренних потребностей. И если украинские власти вынуждены будут отключать часть пустующих транзитных мощностей, им автоматически придется отключать от газа и часть своих потребителей. Чтобы этого не произошло, ГТС необходимо существенно модернизировать — переподключать отдельные участки газопроводов. А для этого нужны серьезные деньги. 

В Киеве этого сценария очень боятся, но деваться им некуда. Украинцы сами не позаботились в свое время о модернизации ГТС. В частности, сорвали переговоры по созданию российско-украинско-европейского газового консорциума. А теперь украинская сторона закономерно оказалась за бортом — вот и все. 

«СП»: — Кобелев подсчитал, что потери от каждой нитки «Турецкого потока» обойдутся Украине в полмиллиарда долларов в год. Это похоже на правду? 

— Да, оценка адекватная. Замечу, сейчас Киев получает от Москвы за транзит газа около 3 млрд. долларов в год. С вводом «Турецкого потока» и «Северного потока-2» украинцы потеряют большую часть этих денег. Плюс, повторюсь, им неизбежно придется потратить немалую сумму на модернизацию ГТС. 

На деле, для Киева это катастрофа — не больше и не меньше. 

— Судьба второй нитки «Турецкого потока» действительно зависит от европейских партнеров, — считает глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. — Сейчас понятно, что эта ветка будет заходить в Болгарию — только со стороны Турции. А дальше все будет зависеть от того, как в проект будет инвестировать Брюссель. При удачном раскладе российский газ может пойти по «Турецкому потоку» вплоть до Италии. Но в любом случае, надежды Андрея Коболева напрасны: Европа от «Турецкого потока» не откажется. 

«СП»: — Россия не раз заявляла, что не собирается обнулять украинский транзит. Считается, мы делаем это в обмен на поддержку Меркель проекта «Северный поток-2». Оговариваются ли при этом конкретные объемы газа, которые мы будем прокачивать через Украину после 2019 года? 

— Меркель безразлично, какой объем транзита останется Украине. Ее этот объем, я считаю, вообще не интересует. Власти и бизнес Германии интересует, прежде всего, собственная роль крупнейшего распределителя газа в Европе. Плюс, они заинтересованы сократить потребление угля, на котором до сих пор работают около 40% немецких ТЭЦ. Я уже не говорю о том, что на Берлин давят «зеленые», которые требуют закрытия немецких АЭС. В перспективе это также приведет к увеличению потребления Германией российского газа.

Для Меркель политически важно, чтобы украинский транзит формально остался. А в каком объеме — это другая история. 

Напомню, в 2017 году украинская ГТС пропустила около 100 млрд. кубометров транзитного газа. Но уже в 2020-м, когда заработают обходные маршруты, этот объем снизится до 15 млрд. кубов в год, и лишь в пиковые моменты будет достигать 20 млрд. Киев считает, при таком раскладе ГТС будет генерировать убытки — якобы система окупается, начиная с 40 млрд. кубометров транзита. 

Именно в этом заключается суть разногласий между «Газпромом» и «Нафтогазом». Замечу, российская сторона не отвергает возможности компромисса на этом направлении. Мы просто оговариваем ряд условий: чтобы ставка тарифа за транзит была разумной, а сама украинская ГТС — безопасной в плане техногенных рисков. 

Думаю, многое в вопросе сохранения украинского транзита решится нынешней зимой. Это будет напрямую зависеть от того, как поведет себя Киев. Если он пойдет привычным путем шантажа европейцев, Брюссель, скорее всего, окончательно вычеркнет тему украинского транзита из списка приоритетных.

Фото: Михаил Метцель/ТАСС


+4

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация