Вежливые люди
ВЛ / Статьи

США объявили войну Турции и Эрдоган готов ответить

27-08-2018, 01:00
...
796

Канадский профессор о том, что в военных альянсах произошел тектонический сдвиг

При том, что Турция все еще «официально» является государством-членом НАТО, ее президент, Реджеп Тайип Эрдоган, развивает «дружественные отношения» с двумя самыми стойкими врагами Америки, а именно с Ираном и Россией. 

Американо-турецкое военное сотрудничество (включая американские военно-воздушные базы в Турции) восходит к временам «холодной войны». Сегодня Турция «спит с врагом». И Трамп («риторически») объявил войну Турции. 

Мы к войне готовы, говорит президент Эрдоган. 

«Секрет успешных государств состоит в их готовности к войне. Мы готовы со всем, что у нас есть». (Из заявления Эрдогана на встрече с послами в Анкаре 12 августа.) 

Эрдоган также обвиняет США в том, что они ведут «финансовую войну» против Турции. 

Под атакой турецкие банки. С другой стороны, одна из волн этого очередного банковского кризиса проходится и по Евросоюзу. И бьет она, в основном, по тем банкам ЕС, которые держат значительные пакеты турецких долговых обязательств. 

Как утверждает президент Турции, «любому видно, что события на инвалютном рынке не имеют под собой никаких финансовых оснований; это — атака на нашу страну… С одной стороны, вы стратегический союзник, но с другой, вы стреляете (стране) в ногу. Приемлемо ли нечто подобное?»

И хотя СМИ устремили свои взоры на коллапс турецкой лиры (которая в 2018 году потеряла примерно 40 процентов своей стоимости по отношению к доллару США), на самом деле, в состоянии разброда НАТО. Ведь один из его государств-членов находится «в состоянии войны» с другим, а именно — с Соединенными Штатами Америки. 

По размерам обычных вооруженных сил Турция со значительным перевесом (после США) превосходит всех других членов НАТО, включая Францию, Британию и Германию. 

#NATOExit 

В широком смысле говоря, в СМИ либо игнорируют, либо тривиализируют раскол между США и Турцией, а также его последствия для Атлантического Альянса. На самом деле, вся структура военных альянсов сейчас мертва. НАТО в руинах. 

Турция вот-вот приобретет самую передовую российскую систему ПВО С-400. Зачем и почему? Означает ли это, что Турция, которая является государством-членом НАТО, выйдет из интегрированной американо-натовско-израильской системы ПВО? Если такое решение будет принято, то оно будет равнозначно NATOExit’у. 

«26 июля конгресс США принял решение запретить поставки самолетов F-35 Турции, если Анкара не откажется от закупки систем ПВО С-400 у России». (Pravda) 

«Тройственный альянс» США-Турция-Израиль также мертв 

В 1993 году Израиль и Турция подписали Меморандум о взаимопонимании, который привел к созданию (израильско-турецких) «объединенных комитетов» по реагированию на так называемые региональные угрозы. По условиям Меморандума, Турция и Израиль согласились «сотрудничать в сборе разведывательной информации по Сирии, Ирану и Ираку, военным возможностям этих стран, а также проводить регулярные встречи для обмена оценками, имеющими отношение к терроризму». 

Этот тройственный альянс был подкреплен в 2005 году соглашением о военном сотрудничестве между НАТО и Израилем. В документе излагались «многочисленные сферы совместных интересов — такие, как борьба с терроризмом и совместные военные учения». Эти связи в области военного сотрудничества с НАТО рассматривались израильскими военными как средство «усиления возможностей Израиля по отражению угроз со стороны потенциальных противников, главным образом, Ирана и Сирии». 

«Тройственный альянс», связывающий США, Израиль и Турцию, координировался Объединенным комитетом начальников штабов США. Это была интегрированная и скоординированная военно-командная структура, зоной ответственности которой был Большой Ближний Восток. Она основывалась на тесных двусторонних военных связях США с Израилем и Турцией соответственно, а подкреплялась сильными двусторонними военными отношениями между Тель-Авивом и Анкарой. В этом смысле, Израиль и Турция были близкими партнерами США, начиная с планирования воздушных ударов по Ирану в 2005 году. 

Нет нужды говорить о том, что сейчас этот тройственный альянс мертв. При том, что Турция принимает сторону Ирана и России, для США-Израиля было бы «самоубийством» даже помышлять о нанесении воздушных ударов по Ирану.

Более того, недееспособным стало соглашение от 2005 года о военном сотрудничестве между НАТО и Израилем, т. к. оно в значительной степени опиралось на роль Турции. 

Это означает, что американо-израильские угрозы в адрес Ирана больше не поддерживаются Турцией, которая вступила в союз «по расчету» с Ираном. 

Переоформление альянсов 

Сдвиг в архитектуре военных альянсов не ограничивается Турцией. За разрывом между Катаром и Саудовской Аравией последовал беспорядок в Совете сотрудничества стран залива, где Катар переходит на сторону Ирана и Турции — против Саудовской Аравии и ОАЭ. Катар имеет чрезвычайное стратегическое значение потому, что он делит с Ираном крупнейшее в мире морское газовое месторождение в Персидском заливе. 

Военная база Аль-Удейд вблизи Дохи — крупнейшая военная база США на Ближнем Востоке. В свою очередь, и Турция сейчас создала свою военную базу в Катаре. 

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) 

Глубокий сдвиг в геополитических альянсах происходит также и в Южной Азии в результате оформления в 2017 году и Индии, и Пакистана в качестве полноправных членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот исторический сдвиг неизбежно представляет собой удар по Вашингтону, у которого имеются оборонные и торговые соглашения и с Пакистаном, и с Индией. «В то время как Индия остается крепко привязанной к Вашингтону, в результате торговых и инвестиционных сделок с Китаем политическая удавка Америки на шее у Пакистана (через соглашения о сотрудничестве в военной и разведывательной сферах) ослабла». 

Другими словами, увеличение ШОС ослабляет гегемонистские амбиции США и в Южной Азии, и в евразийском регионе в целом. Это оказывает влияние на сооружение нефте- и газопроводов, транспортных коридоров, на пограничные и морские права, а также на сферу взаимной безопасности.

Пакистан — это ворота в Афганистан и Центральную Азию, где влияние США было ослаблено в пользу Китая, Ирана и Турции. Китай участвует в крупнейших инвестиционных проектах в горнорудном секторе, не говоря о развитии транспортных маршрутов, одна целей которых интеграция Афганистана в Западный Китай. 

Как в это вписывается Турция? Турция все в большей степени становится частью евразийского проекта, в котором доминируют Китай и Россия. В 2017 году у Эрдогана состоялись несколько встреч и с председателем Си Цзиньпином, и с Владимиром Путиным. Эрдоган с 2016 подумывает над тем, чтобы Турция стала членом ШОС, но пока ничего конкретного из этого не вышло. 

Автор — Мишель Хосудовский, профессор экономики Оттавского университета (Канада), основатель и директор Центра изучения глобализации (CentreforResearch on Globalization [CRG], г. Монреаль, Канада). Работал советником правительств развивающихся стран и международных организаций. Автор 11 книг, участвовал в составлении Encyclopaedia Britannica. В 2014 году был награжден Золотой медалью «За заслуги» Республики Сербия за освещение агрессии НАТО против Югославии. 

Copyright © Prof Michel Chossudovsky, Global Research, 2017 

Перевод Сергея Духанова.

Фото: AP/ ТАСС 


+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация