Вежливые люди
ВЛ / Статьи

WSJ: «Русские в панике! Скоро дроны уничтожат Хмеймим»

18-08-2018, 00:00
...
1152

Кто и зачем ежемесячно десятками посылает БЛА в атаку на авиабазу РФ?

По информации Минобороны РФ, российские военные только с начала августа уничтожили в Сирии 16 неизвестных беспилотников, пытавшихся атаковать нашу авиабазу Хмеймим. Все запущены из Идлибской зоны деэскалации, за которую отвечает Турция. 

Напомним: в июле там же сбито еще 25 беспилотников. А первое подобное нападение на базу Хмеймим и на пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ в Тартусе было предпринято в ночь с 5 на 6 января 2018 года. Тогда в воздух было поднято сразу 13 дронов, но ни один из них до цели не долетел. 

Таким образом, наблюдается явный рост активности неких сил, которые пытаются с помощью БПЛА нанести российским войскам серьезное поражение. Или цель этих запусков несколько в ином? 

В январе же в статье «Атака дронов на русскую базу в Сирии обнажила дыры в безопасности» американское издание The Wall Street Journal сообщило, что и в ночь на Новый год база Хмеймим была обстреляна не минометами. Удар якобы тоже нанесли беспилотники. Тогда, напомним, погибли двое и были ранены 10 наших военнослужащих. А также получили повреждения несколько самолетов. Мол, «БПЛА боевиков не видны на экранах ЗРПК „Панцирь-1С", а их инфракрасный след близок к нулю».

Оставим это сообщение на совести наших идеологических противников из WSJ, которые из кожи лезут, чтобы подать любую ситуацию в «черных» для России тонах. В конце концов, если и впрямь потери были вызваны не минометным обстрелом, а атакой дронов, Минобороны РФ не стало бы играть в информационные игры. Сообщило бы, как было на самом деле: война — есть война. 

Что интересно: издание WSJ, комментируя эти события, сослалось исключительно на российских экспертов, тогда как заокеанские специалисты хранили молчание. Видимо, чтобы не «запачкать» себя некомпетентностью. 

Тем не менее, лейтмотив злорадной статьи WSJ сводится к следующим выводам: «Русские в панике! Скоро дроны уничтожат базу Хмеймим». Поскольку, по мнению издания, удары беспилотников против российских сил в Сирии скоро станут повседневной реальностью. 

Свою оценку ставшим регулярными атакам БПЛА на авиабазу Хмеймим дала американо-британская фирма IHS Markit Group, которая специализируется, в числе прочего, на оборонном консалтинге. По ее данным, союзников США в Сирии боевики тоже атаковывали дронами. Но — только коммерческими квадрокоптерами со взрывчаткой, запускаемыми, как правило, с расстояния порядка двух километров. А против российских войск применяются «повстанческие» БЛА с дальностью полета от 50 до 100 километров. «Это делает их (дроны — авт.) гораздо более сложными. И расширяет пул потенциальных подозреваемых в их изготовлении», — загадочно говорится в анализе IHS Markit. 

Само собой, Пентагон, чуя, как на нем «горит шапка», тут же открестился от участия в «беспилотном терроризме» против российских военных. В этой связи несколько забавно выглядит название неизвестной никому в Идлибской зоне деэскалации группы «боевиков», которая 6 января 2018 года, сразу после массированной атаки Хмеймим, заявила о намерении продолжать удары по авиабазе. Группа назвала себя «Свободным алавитским движением». 

Черный юмор в том, что алавиты по определению не могут быть врагами Башира Асада. Это — раз. Второе — Хмеймим находится в районе, где живут преимущественно как раз алавиты. 

Сама собой приходит мысль, что здесь без известного англосаксонского коварства не обошлось. Видимо, «свободные алавиты» хотели, во-первых, поссорить нас с турками. Мол, те улыбаются, но камень держат за пазухой! А, во-вторых, посеять у Москвы зерно сомнений в отношении Асада. Дескать, от него тоже можно ожидать удара в спину. 

В Минобороны РФ на такой развод не повелись и быстро предприняли все меры по усилению безопасности авиабазы Хмеймим. Тут-то оказалось, что радары нашего ЗРПК «Панцирь-1С» видят даже деревянные БПЛА и успешно их сбивают ракетами 57Э6.

С другой стороны, все-таки имеется серьезный риск, что дроны так называемых «свободных алавитов» когда-нибудь все же смогут преодолеть наши ПВО. Идет усложнение как конструкции аппаратов, так и систем их управления. Да и регулярные атаки держат российских зенитчиков в постоянном напряжении. Значит, возрастает вероятность обычной человеческой ошибки или неблагоприятного стечения обстоятельств. 

Но самое неприятное, что на каждый даже самый примитивный беспилотный аппарат вынужденно расходуются очень дорогие ракеты 57Э6. Их стоимость не является публичной информацией, Но в 2012 году в западных СМИ промелькнули такие цифры о сделке с Алжиром: по $ 13 млн. за один «Панцирь-С1Э» и $ 28,5 млн. за 750 ракет 9М331 для него. То есть — по $ 38 тысяч за одну ракету. 

На самом деле цена каждой ракеты наверняка ниже, так как в общую сумму контракта входили и другие расходы. Тем не менее, за штуку алжирцы, с большой долей вероятности, заплатили не менее $ 15 тысяч. Сегодня — это почти миллион рублей.

С другой стороны, все-таки имеется серьезный риск, что дроны так называемых «свободных алавитов» когда-нибудь все же смогут преодолеть наши ПВО. Идет усложнение как конструкции аппаратов, так и систем их управления. Да и регулярные атаки держат российских зенитчиков в постоянном напряжении. Значит, возрастает вероятность обычной человеческой ошибки или неблагоприятного стечения обстоятельств. 

Но самое неприятное, что на каждый даже самый примитивный беспилотный аппарат вынужденно расходуются очень дорогие ракеты 57Э6. Их стоимость не является публичной информацией, Но в 2012 году в западных СМИ промелькнули такие цифры о сделке с Алжиром: по $ 13 млн. за один «Панцирь-С1Э» и $ 28,5 млн. за 750 ракет 9М331 для него. То есть — по $ 38 тысяч за одну ракету. 

На самом деле цена каждой ракеты наверняка ниже, так как в общую сумму контракта входили и другие расходы. Тем не менее, за штуку алжирцы, с большой долей вероятности, заплатили не менее $ 15 тысяч. Сегодня — это почти миллион рублей.

Применяемая сегодня с российских «Панцирей» ЗУР 57Э6 современней и эффективнее, чем проданная алжирцам УР 9М331. Хотя внешне ракеты похожи друг на друга. Обе построены по бикалиберной схеме с отделяемым двигателем и выполнены по аэродинамической схеме «утка». В то же время на конечном участке современная ракета ЗРПК «Панцирь-1С» значительно быстрее, чем её предшественница: 1300 м/с и 900 м/с соответственно. Да и боевая часть — мощнее: 20 кг против 9 кг у старенькой ракеты. То же самое можно сказать и о «начинке». 

В целом, новое оружие всегда дороже, чем ранние модели. Значит, и о ракете 57Э6 можно сказать то же самое. Но тогда ее цена сопоставима, к примеру, со стоимостью однокомнатной квартиры в региональных центрах России. Между тем, «красная цена» беспилотников боевиков не превышает одной тысячи долларов за штуку. На первый взгляд, стрелять по ним из «Панцирей» — все равно, что по воробьям стрелять из пушки. 

С одной стороны, цель оправдывает средства, так как беспилотники (если они проникнут на авиабазу) способны не только поставить под угрозу жизнь военнослужащих, но и нанести ущерб нашим самолетам и вертолетам. Причем, уже на сотни миллионов рублей. 

С другой — любая война имеет свою бухгалтерию. Если копеечные дроны на нас полетят сотнями, то резко возрастут и расходы на противовоздушную оборону авиабазы Хмеймим. А это в свою очередь скажется на финансировании других статей оборонного бюджета. 

Безусловно, российские военные это понимают. Именно на основании сирийского опыта тульское АО «Конструкторское бюро приборостроения» уже испытывает малогабаритную ЗУР «Гвоздь», как основное оружие уничтожения БПЛА. Её уже, к слову, показали на выставке «Армия-2017». 

Эти компактные ЗУР в пакетах по четыре ракеты будут устанавливаться в стандартном пусковом контейнере ЗРПК «Панцирь». Разработчик утверждает, что «Гвозди» дешевле, чем 57Э6. Но так ли это будет на самом деле?

Судя по имеющимся описаниям «Гвоздя», малогабаритная ЗУР похожа на уменьшенную копию 57Э6. Однако не совсем понятно, как это сказывается на ее способности поражать ПБЛА? Как-никак, существенно уменьшился вес боевой части, а вместе с ним — и радиус разлета поражающих элементов. По факту, можно говорить уже о кинематическом способе поражения, являющемся самым сложным в ПВО. 

В этих условиях, само собой, резко возрастают требования к целеуказанию. А это уже другой уровень электроники и приборостроения. Кроме того, потребуется микромеханика для управления самой ракетой. А здесь отечественные технологические компетенции значительно отстают от западных ноу-хау. 

Скорей всего, именно поэтому до сих пор «Гвоздь» не в серийном производстве. Значит, российским военным еще долго придется сбивать БПЛА боевиков дорогостоящими ракетами 57Э6. 

Отметим, что с трудностями такого рода сталкиваются все ведущие производители зенитных управляемых ракет. В частности, не так давно обернулся конфузом удар двух израильских ЗУР комплекса «Праща Давида» по стареньким советским ракетам «Точка», которыми сирийские военные били по боевикам в пределах своих границ. Израильтяне пытались их перехватить в практически идеальных условиях, но не смогли. Как пишут американские СМИ, это говорит о том, насколько сложными в технологическом плане являются технологии ПВО.

Фото: Марина Лысцева/ТАСС


+3

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация