Вежливые люди
ВЛ / Статьи

США признали: У Путина больше контроля в этой пороховой бочке

25-05-2018, 00:00
...
320

Вашингтон готовится загнать Иран в угол и вытеснить Россию с Ближнего Востока

Москва заняла место Вашингтона на Ближнем Востоке, и сейчас выступает в качестве ведущего посредника в регионе. К такому выводу пришел старший научный сотрудник Атлантического совета Шон Макфейт. Причем эта роль становится ключевой: решение президента США Дональда Трампа выйти из ядерной сделки толкает Иран и Израиль к полномасштабной войне. 

«США больше не являются незаменимой нацией на Ближнем Востоке — ею стала Россия. У Путина больше контроля в этой пороховой бочке, чем хотелось бы признать экспертам», — пишет аналитик в своей колонке для CNBC 

Кто призвал Израиль «умерить пыл» после того, как его F-16 был сбит сирийской армией? Россия. Кто убедил Иран смягчить свою антиизраильскую риторику? Снова Россия. Кто посоветовал Тель-Авиву прекратить бомбардировки в Сирии? Опять Россия. Кто попросил Тегеран «успокоиться» после того, как он потерял шестерых военнослужащих в результате этой атаки? И вновь это была Россия, перечисляет Макфейт. 

Израиль часто обращается за помощью Москвы, потому что действует прагматично и становится «беспринципным», когда на кону оказывается вопрос его существования. Власти ближневосточного государства знают, что Москва способна повлиять на Тегеран, а Вашингтон — нет, полагает автор статьи.

Он отмечает, что у Израиля глубокие связи с Россией: сегодня русский язык является вторым по популярности в Израиле, а местные авиалинии безостановочно совершают вылеты в Москву два раза в день. Многие израильтяне имеют российские паспорта, а премьер Биньямин Нетаньяху добивается расположения не только Трампа, но и Владимира Путина. 

При этом сама Россия «все больше превращается во врага, а не простого соперника» США. «Иранская сделка имеет второстепенное значение, важным является Россия. Москва выдавила Вашингтон на обочину и не собирается уходить», — предупреждает Макфейт и призывает американские власти к действию. 

План Макфейта выглядит так: 

Во-первых, США необходимо дать отпор влиянию России в регионе. Для начала ее стоит лишить такого делового партнера, как Турция, которая в течение многих веков имела разногласия с Москвой. Затем нужно заняться Египтом, который пока не переметнулся в российский лагерь, и опередить Путина в Ливане, где недавно было избрано новое руководство. Также следует расширить американскую программу, не ограничиваясь борьбой с терроризмом, которая сама по себе не вдохновляет на сотрудничество, рассуждает аналитик. 

Во-вторых, на его взгляд, необходимо снизить количество благоприятных возможностей, которыми может воспользоваться Россия. Со времени вторжения в Ирак США показали себя дестабилизирующей силой. Именно американские власти позволили Путину стать «гиперуполномоченным посредником», в результате чего Нетаньяху появляется в Москве чаще, чем в Вашингтоне. Поэтому администрации Трампа следует работать с региональными партнерами, а не сталкивать их друг с другом, как это случилось после переноса американского посольства в Иерусалим. США не должны допускать, чтобы проблемы перерастали в кризисы, а кризисы — в конфликты. «Лишив Путина роли миротворца в регионе, мы подорвём его влияние», — делает вывод Макфейт. 

В-третьих, США нужно заняться тем, что «хорошо получается» у России, — оказывать давление в других местах. Россия может сосредоточиться на Ближнем Востоке, потому что ее не отвлекают «напористые государства-сателлиты». Пришло время Вашингтону и его союзникам поддержать эти страны. 


Чего добиваются США на Ближнем Востоке, чем грозят эти планы России? 

— США и Израиль ведут уже откровенную подготовку к столкновению с Ираном на территории Сирии, Ирака и, возможно, Йемена, — уверен политолог Анатолий Несмеян (Эль-Мюрид). — Поэтому американцы и пытаются пугать Путина — чтобы он ни при каком раскладе не вздумал вмешиваться в эту историю. По сути, публикация Шона Макфейта — один из сигналов, что в противном случае американцы будут считать Путина безусловным врагом. 

Причем, столкновение не за горами. Думаю, в течение одного-двух месяцев какие-то события вокруг Ирана с большой вероятностью произойдут. 

«СП»: — Будем ли мы оказывать Тегерану поддержку? 

— Мы не можем вмешаться в противостояние Иран-США — просто потому, что на Ближнем Востоке у нас очень мало сил. Кроме того, Тегеран переоценил свои возможности, и создал себе в регионе очень много врагов. 

Понятно, что на это у иранцев были причины, связанные с политикой экспансии в Ираке и Сирии. Тем не менее, сейчас практически все региональные игроки настроены резко против Тегерана. Против даже Турция, которая считается пусть ситуативным, но все же союзником Исламской республики. 

Поэтому, действительно, Иран попал в очень сложную ситуацию. 

«СП»: — Если не мы, может ли Китай вступиться за Иран? 

— У Пекина сейчас идут тяжелые переговоры с американцами, связанные с ликвидацией торгового дефицита США в двусторонней торговле. Американцы стращают КНР пусть не санкциями, но торговыми пошлинами. Поэтому Пекину не до проблем Тегерана. 

Не может вступиться за Иран и Европа — у нее точно такая же ситуация, что у китайцев: Вашингтон пытается сильно подвинуть Брюссель в плане торговых отношений. 

Можно сказать, Иран остался один. Это благоприятный момент для нападения на него и для Израиля, и для Саудовской Аравии. Плюс, конечно, для Трампа, который категорически против ядерного досье, и который вообще считает, что Иран должен вернуться на свою территорию — и точка. 

«СП»: — По каким сценариям может развиваться противостояние США с Ираном? 

— С чисто военной точки зрения, в Сирии у иранских сил очень тяжелая ситуация со снабжением. Все необходимое иранцы получают либо через порт в Латакии, у которого очень небольшой грузооборот, либо по сухопутному коридору вдоль Евфрата — очень-очень узенькой дорожке, которую иранцы сумели проложить. 

Так что, скорее всего, Штаты будут бороться с Ираном на этих двух направлениях. Думаю, они введут морскую блокаду против иранских судов, плюс постараются перекрыть коридор по Евфрату. 

У Ирана в Сирии, замечу, сражаются 80−100 тысяч человек. После блокировки путей снабжения поддерживать такую армию в боеспособном состоянии будет крайне проблематично.

«СП»: — Если США войдут в клинч с Ираном, влияние России на Ближнем Востоке сократится? 

— Я считаю, у нас и сейчас нет особого влияния в этом регионе. К примеру, Египет заинтересован в России, но только в том, чтобы мы помогли командующему Ливийской национальной армией (ЛНА) маршалу Халифе Хафтару взять под контроль ливийско-египетскую границу, на которой достаточно неспокойно. Сам же по себе Египет сильно привязан к Саудовской Аравии, и для переориентации на Россию у него просто нет убедительных причин. 

Та же история в Сирии: мы там практически ничего не можем сделать без Ирана, поскольку только иранские силы ведут основные наземные боевые действия. Наконец, в Ираке у нас также нет особенных позиций, за исключением продажи вооружений. И то это связано, я считаю, с противостоянием внутри Ирака проамериканской партии и антиамериканской — мы для них пока является буфером. 

По большому же счету, наши позиции на Ближнем Востоке невелики, поскольку нам в регионе особенно нечего продвигать. Внешняя политика, напомню, связана с внутренними интересами, а они у России исчерпываются газом и нефтью — ресурсами, которых на Ближнем Востоке и без нас выше крыши. 

Именно поэтому с точки зрения США, Россия на Ближнем Востоке не является проблемой. Просто сейчас Вашингтон ведет формирование антииранской коалиции, и заинтересован в том, чтобы Иран гарантированно остался в одиночестве — даже гипотетически не имел ни союзников, ни доброжелателей в лице Москвы.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация