Вежливые люди
ВЛ / Статьи

От отупения США и Европа теряют $ 500 млрд. в год

19-12-2017, 04:00
...
2641

Учёные и СМИ Запада боятся признать, что причина не только в плохой экологии, но и в генетике

Германо-французский телеканал ARTE показал немецкой аудитории новый документальный фильм под паническим названием «Экологические гормоны — мы теряем разум?» (нем. «Umwelthormone — Verlieren wir den Verstand?»). Фильм начинается с краткого заявления британского антрополога, адъюнкт-профессора университета в Оулу (Финляндия) Эдварда Даттона (Edward Dutton): 

«За двадцать лет IQ (коэффициент интеллекта) европейцев снизился, тогда как аутизм и поведенческие проблемы только возрастают, — говорит 37-летний учёный. — Мы становимся всё более и более глупыми, и если ничего не предпринять, то наша цивилизация, основанная на интеллекте, будет развиваться в обратном направлении. И тому уже есть признаки». 

На этом роль Эдварда Даттона в фильме исчерпана (к Даттону я ещё вернусь), а авторы ленты приступают к раскрытию главной, по их замыслу, темы: 

«Проблема не только в снижении IQ, — говорится с экрана. — Всё больше и больше детей страдают от синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) или даже аутизма. Например, в Калифорнии, США, количество детей с диагнозом «аутизм» в период с 1990 по 2001 год увеличилось на 600%! Аналогичная ситуация наблюдается и в других частях Соединенных Штатов. Но существует ли связь между снижением IQ, аутизмом и СДВГ? Независимые врачи и химики по всему миру ясно заявляют: «Да». 

Далее в фильме следуют пояснения целой плеяды учёных: 

«Дефицит йода у матерей ведёт к СДВГ и снижению IQ среди их детей», — говорит профессор сравнительной физиологии, руководитель исследовательской группы Центра национальной научной экспертизы в Париже Барбара Демене (Barbara Demeneix).

Тему йода развивает итальянский эндокринолог, профессор университета Мессины Франческо Вермилио (Francesco Vermiglio): «Но дефицит йода сегодня не является самой большой проблемой в развитии мозга у ребенка. Некоторые из химических веществ, используемые нами в повседневной жизни, ещё опасней — это фтор, хлор и бром. Эти три вещества имеют структуру, аналогичную структуре йода, и даже перечислены в том же ряду Периодической системы элементов. Организм может принять их за йод, что может нарушить гормональную систему и оказать разрушительное воздействие на мозг ещё нерождённого ребенка у беременных женщин. Когда мы наблюдали детей, рождённых матерями с дефицитом йода, то выявили неожиданный сюрприз: в возрасте 18−36 месяцев эти дети были гиперактивными. По достижении ими школьного возраста 8−10 лет, мы снова их осмотрели. И оказалось, что у 70% детей подтвердился диагноз «синдром дефицита внимания и гиперактивности». 

«Соединения фтора, брома или хлора можно найти в антипиренах и пестицидах, — продолжает профессор Демене. — Вы можете найти их сегодня практически в каждом предмете вокруг нас — телевизоре, компьютере, сотовом телефоне, в матрасах и мягкой мебели, одежде, спреях, а также в детских продуктах и в нашей еде. Особенно опасны пестициды, потому что они были разработаны для атаки на мозговые функции живых организмов. Мы не знаем, сколько веществ оказывает негативное влияние на человеческий мозг. Косметика, антибактериальное мыло, моющие средства, пластмассы, антипригарные покрытия, упаковка … Список можно продолжать и продолжать. Мы купаемся в химическом бульоне». 

«Эстафету» подхватывает американский эпидемиолог и нейропсихолог, доктор философии Бренда Эскенази (Brenda Eskenazi): «Группа наших исследователей осмотрела 600 беременных женщин, а затем их детей, чтобы определить влияние пестицидов на детский мозг. И мы выявили аномальные рефлексы у новорождённых. Это отсроченное умственное развитие у двухлетних детей, сниженный IQ у семилетних детей, а также увеличение СДВГ и проблем, связанных с симптомами, подобными аутизму». 

В том же ключе в фильме высказались профессор Калифорнийского университета, доктор биологии Ирва Хертц-Пиккиотто (Irva Hertz-Picciotto) и профессор биологии из Массачусетского технологического института Томас Цёллер (Thomas Zoeller). По их общему убеждению, основной причиной снижения уровня IQ являются химические вещества, которые присутствуют в матке матери и влияют на развитие мозга неродившегося ребёнка. 

«А как снижение IQ влияет на общество и экономику?» — задаются вопросом авторы фильма. Отвечает на него доктор медицинских наук, профессор нью-йоркской Школы медицины Леонардо Трасанде (Leonardo Trasande). По его поручению группа экономистов и статистиков подсчитала, во что обходится снижение IQ для общества в США и Европе. «В обоих случаях суммы огромны, — говорит профессор Трасанде. — Это 340 млрд. долларов в год (2,3% ВВП) в США и 163 млрд евро в год (1,2% ВВП) в Европе. Эти затраты чрезвычайно высоки, но они применимы только к небольшому подмножеству всех существующих гормонов окружающей среды». 

Завершается фильм минорным аккордом: «Независимые учёные пытаются донести до мира результаты своих исследований. Но лоббисты затрудняют им жизнь. Они готовы финансировать исследования, которые защитили бы их от камней в их огород». 

А теперь возвращаюсь к антропологу Эдварду Даттону, с заявления которого и начинается фильм. В научном мире Даттон известен своими работами в области человеческого интеллекта, выводы которых заставляют содрогаться апологетов политкорректности. Так, например, в одной из них, написанной в соавторстве с британским профессором психологии из университета Ольстера (Северная Ирландия) Ричардом Линном (Richard Lynn), предметно доказывается, что учёные-физики более умны, чем учёные-социологи. Также Даттон известен своим исследованием, выявившим средний по Финляндии IQ (не вдаваясь в детали, отмечу главное: коэффициент очень высокий) и его явное несоответствие мизерному количеству финских учёных — нобелевских лауреатов. 

Как сообщает интернет-издание Global Times, готовя свой фильм, его авторы взяли у Даттона очень объёмное интервью. Однако комментарий учёного, в котором он без обиняков заявил, что «экология является лишь второстепенным фактором массового оглупления человечества — главная причина кроется в генетике», в ленту не вошёл — авторы предпочли ограничиться политкорректными экспертными мнениями, сосредоточенными исключительно на вредном воздействии на человеческий мозг окружающей среды. 

«Я не знаю, почему они решили исключить мой комментарий, — цитирует Даттона Global Times. — Может быть, они просто боялись представить моё объяснение общественности. Потому что не существует ничего, что бы мы могли изменить в этой области». 

По словам Даттона, «80% нашего интеллекта унаследовано. Но со временем снижается уровень таких способностей, как скорость реакции, изобретательность, умение различать цвета и запоминать последовательности чисел. Эта тенденция прослеживается уже более сотни лет, поэтому мы определённо стали интеллектуально менее развитыми. В средние века действовал жёсткий естественный отбор, преимущество в котором получали люди с более развитыми интеллектуальными способностями, становившиеся более процветающими и успешными. В преддверии промышленной революции 50% богатейших слоёв населения имели на 40% больше выживших детей в каждом поколении, чем в другой половине, состоявшей из бедных слоёв. Это означает, что IQ увеличивался в каждом поколении. Так происходило от средневековья до 1800 года». 

«К 1800 году IQ был настолько высок, что дал гигантский качественный прорыв с его многочисленными изобретениями. После промышленной революции расклад сил изменился, поскольку успешные и состоятельные люди начали прибегать к методам контроля рождаемости. Из-за этого детей у них появляется меньше, чем до 1800 года, и в целом по миру доля умных людей неуклонно сокращается. Интеллектуально развитые люди более склонны к использованию контрацептивов, поскольку больше задумываются о своем будущем, действуют менее импульсивно и лучше планируют свою жизнь. И наоборот: в бедных семьях, где раньше выживаемость детей была очень низкой, рождаемость возрастает».

По Даттону, единственный способ остановить генетические изменения — это «снизить рождаемость у людей с более низким уровнем IQ. Но на этот шаг, конечно, никто и никогда не осмелится. Позитивные изменения возможны, если говорить об окружающей среде. Но любые изменения в области генетики воспринимаются людьми как «чудовищные и страшные». 

В заключение отмечу, что о фильме «Экологические гормоны — мы теряем разум?» даже в его усечённом виде, то есть без изложения теории Даттона, ни словом не обмолвилось ни единое немецкое СМИ. Что и неудивительно — две недели тому назад немецкие СМИ «замолчали» скандал, связанный с глифосатом. 

Глифосат — это мощный пестицид, применяемый для борьбы с сорняками. Он широко используется фермерами в Европе на протяжении десятилетий. Но в 2015 году по результатам исследования Всемирной организации здравоохранения, сообщалось, что, вероятно, это средство вызывает рак. Однако в марте Европейское агентство по химическим веществам заявило, что связь между глифосатом и онкологией у людей не доказана. Было решено, что 28 государств-членов ЕС должны будут путём голосования решить, продлить использование химиката ещё на пять лет или нет. Окончательное решение было принято 27 ноября. 

Вопреки распоряжению канцлера Ангелы Меркель, министр сельского хозяйства Германии, союзник канцлера по партийному блоку ХДС/ХСС Кристиан Шмидт (Christian Schmidt) неожиданно проголосовал за продление лицензии на глифосат. И теперь «благодаря» Шмидту европейские потребители ещё пять лет будут травиться канцерогенным пестицидом. Но этот явно лоббистский демарш своего министра немецкие СМИ дружно обошли молчанием. 

Германия

Фото: BarcroftMedia/TASS 


+6

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа в ОК:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут Статьи разные
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация