Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Угрожающий «Хоррамшахр»: как Иран остудит пыл Трампа новой баллистической ракетой

26-09-2017, 09:26
...
287

В одном из своих последних обращений к военнослужащим, президент Исламской Республики Хасан Рухани сказал: несмотря исходящие от США угрозы экономических санкций, его администрация продолжит курс на укрепление вооруженных сил.

Военный парад, проведенный 22 сентября в Иране, запомнится первой публичной демонстрацией новой баллистической ракеты оперативно-тактического назначения «Хоррамшахр» (Khorramshahr). Ее огневые испытания начались в январе и, по сообщению местных СМИ, продолжились вторым пуском, видеосъемки которого были выложены 23 сентября.

Обращаясь к военнослужащим, президент Исламской Республики Хасан Рухани сказал: несмотря исходящие от США угрозы экономических санкций, его администрация продолжит курс на укрепление вооруженных сил. 

«Мы будем наращивать оборонительные возможности и военную мощь так, как считаем нужным, ни у кого не спрашивая разрешений на защиту своей земли. Великая иранская нация всегда стремилась к миру и безопасности… и защищала угнетенные народы. Мы будем защищать от гнета народы Йемена, Сирии и Палестины вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет», - пообещал он. 

По всей видимости, решение на показ общественности новейшего образца высокоточного оружия, находящегося на этапе испытаний, объясняется желанием руководства ИРИ подкрепить положения выступления Рухани 20 сентября перед Генеральной Ассамблеей ООН. Он разъяснил позицию Тегерана по важнейшим вопросам безопасности и дал отповедь нападкам «норовистых новичков в мире политики». Напомним, что речь президента США в ООН 19 сентября стала очередным шагом на обострение и без того сложных американо-иранских отношений.

Дональд Трамп охарактеризовал власть в Тегеране как «коррупционное диктаторство под лживой маской демократии», которое якобы превратило «богатую страну» в «экономически разоренную, с основными статьями экспорта в виде насилия, кровопролития и хаоса». Он в очередной раз обвинил Исламскую Республику в поддержке террористов и призвал к свержению правящего «смертоносного режима… который боится собственного народа больше, чем военной мощи США». 

Вооруженное противостояние 

К сожалению, злобная риторика Трампа сопровождается нарастанием вооруженного противостояния. Во-первых, оно наблюдается в Сирии и Ираке, где американские военные неоднократно наносили авиаудары по проправительственным войскам, включая шиитские формирования. А те не просто получают материальную и финансовую поддержку Тегерана, но и обучаются инструкторами Корпуса Стражей Исламской Революции, которые порой и сами принимают непосредственное участие в боевых действиях.

Во-вторых, противостояние наблюдается в водах Персидского Залива, Ормузского пролива и Аравийского моря, где отмечаются стычки между американскими и иранскими моряками. Продолжающиеся боевые действия на территории Йемена, где одна из противоборствующих сторон получает поддержку монархий залива во главе с Саудовской Аравией, а другая – Ирана, включая поставки морем, чреваты эскалацией подобных случаев. И это далеко не полный список «горячих точек», где американские и иранские военные фактически смотрят друг другу в лицо.

Персы – древняя нация, склонная к глубокому осмыслению процессов и поиску решений на долгосрочной основе. Исторический анализ выступлений политических и военных деятелей Исламской Республики свидетельствует, что они не «наскоками», а постоянно, снова и снова обдумывают тему национальной безопасности, исходя из реальных возможностей местной промышленности и ресурсов страны, включая демографический, географический и так далее. Персидским стратегам давно пришло осознание того факта, что главной угрозой суверенитету персидского государства и его развитию сообразно народному выбору (читай: на пути Исламской Революции 1979 года) является имперская, гегемонистская политика США, находящая поддержку среди правящих элит отдельных стран региона. 

Между тем Америка – ядерная сверхдержава с почти полутора тысячами атомных боеголовок на стратегических носителях, сотнями военных баз по всему миру и мощнейшими военно-морскими силами, основу которых составляют атомные подводные лодки и ударные авианосцы. Что может противопоставить американской мощи пусть и крупная, но региональная держава с учетом огромной разницы финансовых (Трамп обещал увеличить оборонный бюджет до 700 миллиардов долларов) и технических возможностей ИРИ и США? По мнению персидских мыслителей, положение далеко не безнадежно.

Ставка на ракеты 

Географические расположение страны долгое время позволяло американцам считать себя в безопасности: практически все потенциальные противники расположены на других континентах, отделенных тысячами миль океанских просторов, контролируемых ВМС США. В случае войны американские моряки пустят на дно все вражеские суда задолго до того, как те приблизятся к Нью-Йорку или Лос-Анджелесу. Ежедневно трансокеанские перелеты выполняют сотни авиалайнеров, но все приближающиеся воздушные суда просматриваются на радарах американской системы ПВО. Прервать полет вражеского бомбардировщика готовы сотни летчиков истребительной авиации ВВС США. 

В теории, перехватить можно и тяжелые ракеты. Однако соответствующие технологии пока развиты недостаточно. Хотя в арсеналах вооруженных сил США есть комплексы ПВО Patriot, THAAD, Aegis и др. с «противоракетными» возможностями, «100% надежных» средств перехвата скоростных баллистических целей, маневрирующих вдоль траектории, пока еще не создано.

Конечно, разработка межконтинентальной ракеты – дело не простое. Но дорогу осилит идущий. Персы начали заниматься ракетными программами еще при Шахе. Первым делом наладили выпуск нелицензионных копий советского РСЗО БМ-21 «Град». Сделать следующий шаг помог Израиль, предложивший лицензионный выпуск противокорабельных ракет Gabriel. В рамках проекта создавались производственные мощности и основывались испытательные полигоны. Война с Ираком 1980-1988 гг. надолго запомнится населению крупных иранских городов, подвергшихся ударам баллистическими ракетами типа SCUD. Осознав бесперспективность первоначальных надежд на легкую победу, в 1985 году Саддам Хуссейн распорядился начать обстрел десятка крупных населенных пунктов. В ответ Иран сам обзавелся комплексами Р-17 «Эльбрус» и наладил их выпуск на местных предприятиях. 

Получается, что персы приступили к выполнению собственной ракетной программы более тридцать лет тому назад. Вместе с коллегами из ДПРК, на основе Р-17 ими были созданы варианты увеличенной дальности. Так появилось семейство Shahab («метеор»). По мере совершенствования технологий и роста геометрических размеров (длины с 11 до 17 метров при увеличении диаметра с 0,88 до 1,25 м) максимальная дальность полета выросла до 2000 км и более (варианты исполнения Ghadr и др.). Это, конечно, недостаточно, для достижения берегов США, но в радиус поражения «метеоров» попадают десятки военных баз США в регионе, с размещенными там многими тысячами военнослужащих.

Точность 

Как показал опыт применения иракских «скадов» по Израилю и Саудовской Аравии в 1991 году, для поражения выбранных военных объектов на пределе дальности точность наведения оказалось недостаточной. Правда, среди почти ста пусков отмечались и прямые попадания, как, например, в казарму у города Дхарам, в результате чего погибло 28 американских солдат и 110 получили ранения. 

Проанализировав результаты войн в заливе, персы стали искать пути повышения точностных характеристик. Одним из них стало предварительное исследование подстилающей земной поверхности в районе цели при помощи беспилотных летательных аппаратов и средств космической разведки. Что давало возможность составить цифровые карты местности и использовать их при планировании и выполнении ракетных атак. Подробностей мало, но известен результат. В июне иранские военные произвели шесть пусков баллистических ракет по целям ИГИЛ* в Сирии и выложили в открытый доступ видеосъемку поражаемых объектов с беспилотных летательных аппаратов. Точность попаданий превысила все ожидания иностранных специалистов, повергнув в шок таковых из Израиля и Соединенных Штатов. 

Удары по объектам ИГИЛ минувшим летом наносились ракетами Zolfaghar. Интересно заметить, что это оружие создавалась как противокорабельный вариант Fateh, с иными принципами наведения на конечном участке траектории. В отличие от «скадов» и «метеоров», «зульфикар» и «фатех» используют твердое топливо. Сначала персы сделали тактические ракеты (поставки Fateh войскам отмечаются с 2004 года), затем – оперативно-тактические (Fateh 313 c дальностью 500 км), а в апреле 2016 года провели успешный пуск космической ракеты-носителя Simorgh. Применение твердого топлива дает ряд преимуществ, включая более длительные сроки хранения, снижение токсичности и взрывоопасности. Твердотопливную ракету значительно проще и быстрее подготовить к пуску, тогда как жидкостные требуют длительных и опасных процессов наполнения баков горючим и окислителем.

Два направления 

Однако твердотопливные ракеты обычно получаются несколько крупнее жидкостных, рассчитанных на одинаковую дальность полета с заданной полезной нагрузкой. Это видно при сравнении «верха эволюционного развития» линии Р-17 – комплекса Shahab-3M и созданной позднее двухступенчатой твердотопливной ракетой Sejjil (длиной 18 метров). Считается, что обе обладают дальностью полета порядка двух тысяч километров. Первый пуск Sejjil состоялся десять лет назад, однако впоследствии отмечались длительные перерывы в огневых испытаниях. О серийном выпуске иранские военачальники заявили лишь в 2013 году, комментируя публичный показ ракеты на сентябрьском военном параде.

Иран активно использует достижения в области ракетных технологий для развития космической программы. C 2008 года персы проводят пуски ракет-носителей, с темпом один-два ежегодно. Первый искусственный спутник Земли был выведен на орбиту в феврале 2009 года двухступенчатой жидкостной ракетой-носителем Safir (длиной 23 метра). В апреле 2016 года отмечен первый пуск твердотопливной Simorgh (длиной 27 метров). Она создана для вывода на низкие орбиты спутников весом 100-300 кг. Летом 2017 года Иран провел второй успешный запуск подобной системы и на МАКС-2017 продемонстрировал спутники, созданные специально под данные носители: FAJR (навигационный + видовая разведка) и TOLOU-1 (дистанционного зондирования земной поверхности с передачей изображения на наземный пункт). Заметим, что американские специалисты космические пуски (а всего их было дюжина) охотно ставят «в зачет» развития так называемой «программы создания иранского ракетно-ядерного оружия», что еще раз свидетельствует о предвзятости их подходов. 

Между тем в прошлом году они отметили и пару пусков баллистических ракет повышенной дальности, а в феврале 2017-го – новейшей жидкостной ракеты Khorramshahr. Интересно заметить, что применительно к ней, а также Seijjil, Shahab-3M и крылатой ракеты Soumar (по типу советской Х-55 и американской Tomahawk), официальные источники ограничивают максимальные дальности пуска величиной «2000 км». Однако западные аналитики считают данную цифру выбранной сознательно, исходя из политических установок. Дело в том, что ее достаточно «лишь» для поражения целей в Израиле, Турции и Саудовской Аравии, а также достижения восточного побережья Греции, Румынии и Болгарии. Удаленность западных границ Ирана до Сардинии, Корсаки, и Дании – порядка трех тысяч километров, а покрыть территорию Испании и Великобритании можно при дальности полета четыре тысячи километров. 

Руководство Исламской Республики рассматривает ракетные комплексы в качестве оружия сдерживания потенциальных агрессоров. Напомним читателям, что сразу после американского удара по сирийской авиабазе «Шайрат» 7 апреля сего года, рахбар (духовный лидер) Али Хаменеи собрал совещание с руководством Вооруженных Сил Ирана и Корпуса Стражей Исламской Революции, на котором осудил действия Вашингтона и отметил следующее: «Исламская Республика многократно доказала, что она не прогнется под напором угроз и враждебных деяний, а наш народ и чиновники, кто хранит веру в революционные идеалы, не отступятся от нее под внешним давлением».

В этой связи публичная демонстрация Khorramshahr с последующим показом видеороликов, запечатлевших успешный пуск новейшей ракеты, призвана показать решимость ИРИ продолжать развитие национальных сил сдерживания. Вместе с тем эти действия дают Вашингтону дополнительные аргументы для обвинений Тегерана в «плохом поведении», которое, по мнению Рекса Тиллерсона, включает «запуски баллистических ракет, действия в киберпространстве и другую дестабилизирующую деятельность». И хотя Иран «технически соблюдает» положения соглашения JCPOA об ограничении его ядерной программы, госсекретарь считает, что «надежды США» на ослабление напряженности в регионе «не оправдываются». А потому администрация Трампа намерена разорвать ранее подписанные договоренности и усилить давление санкциями. 

Однако есть и иное объяснение страху, который по отношению к персам испытывают американцы и их ближайшие союзники в регионе. Бывший заместитель начальника генерального штаба ВС Израиля генерал-майор Yair Golan на встрече в Вашингтонском Институте изучения ближневосточной политики 7 сентября сказал буквально следующее: «Иран представляет существенно большую угрозу, чем та, что исходит от ИГИЛ. Это потому, что иранцы лучше развиты, более продвинуты и представляют высокую форму цивилизации. У них имеется прекрасная академическая наука, развитая промышленность, есть хорошие ученые, множество талантливых личностей. Они близки к нам. И вот как раз потому, что они близки к нам, они значительно – повторю трижды – значительно более опасны». 

ИГИЛ* - террористическая организация, запрещенная на территории РФ 
По материалам сайта ТК"Звезда""


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация