Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Тайный агент Вашингтона

24-09-2017, 03:00
...
243
 
 
 

Саакашвили раскачивает политическую обстановку на Украине по заданию США?

«Дело Саакашвили» наглядно показывает, что, несмотря на отказ США от налаживания отношений с Россией, тем более за счет Киева, нынешние украинско-американские отношения не свободны от неприятных для Порошенко проблем, пишет украинский еженедельник «2000». 

Очевиден парадокс. Так, с одной стороны, существует версия о том, что в Белом доме поддерживают экс-президента Грузии в отместку за поведение украинской власти во время предвыборной кампании в США в 2016 г. С другой — что в мире активней всего поддерживают грузинского экс-президента деятели, связанные с Джорджем Соросом и Демпартией США. На Украине — это недавние грантополучатели, ставшие депутатами (представители «Самопомочі», группа бывших сотрудников СМИ и др.). 

Т. е. речь идет о круге явно враждебном Трампу, что еще больше обнажилось, когда месяц назад на сайте Белого дома появилась петиция, призывающая признать Сороса террористом и конфисковать его активы. Сейчас она набрала около 150 тыс. подписей (в полтора раза больше, чем необходимо для рассмотрения). При этом и украинская часть этого круга и сейчас демонстрирует прежние пристрастия. 

Так, Лешенко, год назад разоблачавший руководителя кампании Трампа Пола Манафорта, недавно перепостил в Твиттере информацию о том, что в 2016—2017 гг. по секретному решению суда этого политтехнолога прослушивало ФБР. 

О неприкосновенности, которая выше депутатской 

Так не выдумка ли вообще разговоры о поддержке грузинского президента нынешней администрацией США? Однако 12 сентября появилось и заявление Волкера по Саакашвили: «Украина — страна, где действует верховенство права. Кто угодно, например, бывший президент Саакашвили, имеет право на слушание дела в украинском суде. Я надеюсь, что прекратится эскалация политической драмы, и все сосредоточатся на правовом урегулировании. Это для Украины не менее важно, чем борьба с коррупцией и экономические реформы».

После чего спецпредставитель США добавил, что не стал бы советовать президенту Порошенко задерживать Саакашвили, а предложил бы ему сфокусироваться на вопросах верховенства права и управления государством в условиях российской агрессии. 

Этот комментарий появился в форме видеозаписи (дабы никто не заподозрил фейк), размещенной вечером 12 сентября на странице в Фейсбуке самого Саакашвили. Волкер отвечал на вопросы корреспондентки, оставшейся за кадром. При этом экс-президент не указал, ни кому давалось интервью, ни где оно записывалось. Лишь через несколько дней выяснилось, что речь идет об интервью грузинской газете «Квирис Палитра» («Палитра недели»), кстати, лояльной к нынешней власти в Тбилиси. 

Однако оперативный комментарий Волкера, данный малоизвестному в мире изданию, показывает, что американский дипломат был очень заинтересован распространить свое мнение. И хотя возможно, в момент интервью спецпредставитель США не знал об уголовных делах, которые возникли в связи с незаконным пересечением Саакашвили границы, все равно его слова объективно звучат, как призыв не трогать отставного президента Грузии по этим делам. 

Надо ли предполагать, что Курт Волкер действует сам по себе, без оглядки на Госдеп и Белый дом? При всей амбициозности дипломата в это поверить трудно. Да, он выполняет работу в нынешней администрации, но спокойно занимался тем же при Буше, Обаме или другом более типичном, чем Трамп, президенте. Но из того, что Волкера нельзя назвать трампистом, никак не следует, что его позиция в украинском вопросе отличается от позиции принципиальных приверженцев Трампа. 

Доказательство этому предоставил интернет-портал Breitbart, которым после ухода из администрации Трампа вновь руководит бывший старший советник президента Стивен Бэннон. Российский американист Дмитрий Дробницкий справедливо называл этого деятеля «одним из главных творцов идеологии трампизма, с его экономическим национализмом и приматом национальной безопасности». 

И вот Breitbart — самое видное трампистское издание США, оставившее без внимания тему миротворцев, посвятило сразу две — совершенно восторженные — статьи возвращению Саакашвили. Ключевой эпитет, который оба автора применяют к этому политику, — «антироссийский». Петр Порошенко (в отличие не только от Саакашвили, но и от Юлии Тимошенко) такого эпитета не удостоен. И это серьезный минус в глазах издания, где также на днях одним из главных материалов стало интервью с экспертом и писателем Джоэлем Розенбергом с красноречивым названием «Путин опаснее радикального ислама». 

Т. е. вопреки всем недавним рассуждениям российских и украинских экспертов о «большой сделке» для трампистов Россия — враг № 1. Такой же, как для глобалистов Сороса и Демпартии. И их обоюдная ненависть к общему врагу побуждает их забывать противоречия в таком частном вопросе, как Саакашвили, который, полагаю, находится у обеих этих сил в кадровом резерве по Украине. 

Перспектива украинской карьеры экс-президента Грузии, думаю, пока больше зависит от него самого и от украинского электората, однако и трамписты, и антитрамписты за океаном приложат усилия к тому, чтобы его реальная неприкосновенность на новой родине была побольше, чем у депутатов ВР. 

О Виннице, которую почтили вниманием, и об Одессе, которую не почтили 

Неделю назад я высказал мнение, что после прорыва на территорию Украины, отказавшись от того, чтобы «на плечах деморализованного противника» предпринять попытку фактического захвата власти, Михаил Саакашвили упустил свой шанс. 

«Я сейчас консультируюсь с разными политическими силами. Где они будут, там и я буду, мы над этим работаем». Он также добавил, что в Киев пока не поедет: «Это зависит от того, как мы решим с нашими партнерами. Но я буду ездить много», — говорил он на одной из первых встреч с журналистами. 

Но, как могло показаться, встречи с партнерами (а во Львов наведались практически все деятели «проевропейской оппозиции») оказались столь продуктивными, а данные американцами гарантии неприкосновенности такими надежными, что экс-губернатор все-таки решился на радикальный вариант. И практически сразу стало известно, что «большой тур» экс-президента Грузии начнется уже на следующий день в Черновцах, где он сделал несколько резонансных заявлений. 

«Я пройду еще по нескольким городам, потом мы переместимся в Киев. 19-е — это День, насколько я слышал, мне кто-то по дороге сказал, — День архангела Михаила (я не знаю), охранника Киева. Надо Киев срочно спасать. Все мы переместимся в Киев и там будем находиться. Это будет начало». 

Тогда же через Фейсбук он начал раскручивать обнародованную им еще в июне программу, по которой он собирается изменить Украину всего за семьдесят дней. В программе говорится: 

«Уничтожение монополий, налоговая реформа со снижением налогов на Фонд оплаты труда до 20% с текущих 41,5%, комплексное снижение налоговых ставок. 

Земельная реформа. 

Реформа таможни (растаможка за 15 минут). 

Закон о признании части территорий Донецкой—Луганской областей оккупированными с полным запретом торговли с ними. 

Ликвидация госпредприятий. 

Образовательная реформа (деньги за студентами). 

Медицинская реформа — страховая медицина". 

В общем, возможный сценарий событий 19 сентября вырисовывался весьма однозначно: несколько тысяч активистов «по обстановке» либо начинают третий «майдан» с палатками и прочими атрибутами, либо (при слабом сопротивлении силовиков) врываются в Раду, которая в этот день должна была начать очередную пленарную неделю, принуждая ее к принятию «правильных» решений. Собственно, по абсолютно аналогичному сценарию произошла «революция роз», когда ворвавшийся со сторонниками в грузинский парламент Саакашвили буквально стащил с трибуны действующего президента Эдуарда Шеварднадзе. 

В данном же случае дополнительные возможности предоставляло то, что 19 сентября Порошенко должен был находиться в Нью-Йорке, на Генассамблее ООН. В критических ситуациях в отсутствие «первого лица» силовики очень часто не проявляют должную решимость, а отказ от визита для Порошенко был бы также чреват большими политическими издержками. 

Однако в субботу вечером планы резко поменялись: «Мы решили присоединиться к инициативе гражданских активистов и собраться в Киеве 17 октября с тремя требованиями: создание антикоррупционных судов, отмена депутатской неприкосновенности, принятие нового избирательного закона. А остальные требования мы будем собирать по всей Украине до 17 числа» — сообщил в Фейсбуке Саакашвили. 

Правда, 19 сентября он все-таки оказался у стен Верховной Рады, но лишь для того, чтобы еще раз повторить, что требования власти будут предъявлены 17 октября. Нужно отметить, что вся география поездок Саакашвили на минувшей неделе, видимо, должна была продемонстрировать полную его свободу передвижения по стране, которой власти ничего не могут противопоставить. В частности, он побывал и провел массовый митинг в вотчине президента и премьера — Виннице. 

Однако, совершив блиц-вояж в Херсон, дабы поддержать капеллана Ивана Петренко, которому были предъявлены обвинения в способствовании незаконному пересечению границы (при прорыве Саакашвили), он так и не заехал в «родную» Одессу, дабы попиариться на трагедии в детском лагере (он это делал через Фейсбук). И о сроках его вояжа в Южную Пальмиру пока ничего не известно. Видимо, заезжать туда, где его знают не только по красивым речам, признано нецелесообразным. 

Нужно отметить, что сама инициатива была обнародована Мустафой Найемом лишь в понедельник, а в числе названных им организаторов — только представители известной группы «еврооптимистов». Обращает на себя внимание взятый организаторами месячный срок на подготовку акции в Киеве и относительно скромный характер требований — даже о перевыборах парламента речь не идет, лишь об изменении избирательного закона. Между тем очевидно, что делается это с прицелом на возможные выборы. В целом же набор требований нисколько не выходит за рамки известных пожеланий вашингтонского обкома, призванных обеспечить полный контроль и управляемость с его стороны украинской элиты. 

Рассуждая логически, если до 17 октября данные требования будут выполнены, то и смысл проведения акции исчезнет. Так, может, в этом и заключалась идея истинных кукловодов «бучи» последних дней — припугнуть власть, после чего дать ей месяц на выполнение предъявленных ей требований? Ведь свои планы на 19 сентября Саакашвили не конкретизировал, создавая интригу, давая возможность «додумывать» как сторонникам, так и противникам, а также нейтральным наблюдателям (впрочем, понятно и то, что открыто говорить о планах госпереворота он также не мог). 

К тому же случилось это все накануне визита Петра Порошенко в США, где в ходе встреч на самом высоком уровне наверняка вновь будут подняты те же вопросы, которые хотят задать Саакашвили и «еврооптимисты». А значит, у американской стороны будут дополнительные «аргументы». 

Отдельно нужно указать на то, что никакого объединения оппозиции по результатам консультаций во Львове сразу после проникновения Саакашвили на территорию Украины не произошло. Не было ни совместных деклараций, ни выходов к прессе, вообще ничего. Его тур по украинским городам и весям показательно игнорируется всеми прочими оппозиционерами и обеспечивается исключительно активом «Движения новых сил». 

Возможно, это связано с пониманием их лидерами истинного уровня задач, поставленных перед Саакашвили, а также с осознанием малых шансов на окончательный успех. Но возможно и то, что ему не удалось стать не только лидером объединенной проевропейской оппозиции, но даже модератором ее объединения, — причина того, что цели и задачи перед ним ставятся весьма скромные. 

Показательно, что из всех органов местного самоуправления только Ивано-Франковский облсовет принял обращение в поддержку Михаила Саакашвили. При этом стало известно о встрече Петра Порошенко и Андрея Садового в кулуарах форума «Ялтинская европейская стратегия» в Киеве, где обсуждался вопрос о поддержке Садовым Саакашвили. И очень похоже, что «сторонам» удалось достичь неких соглашений. 

Между тем на прошлой неделе я указывал на «Самопоміч» как на наиболее слабое звено в гипотетической коалиции для «похода на Киев» под предводительством Саакашвили. Притом что «именно «админресурс» Садового должен был бы обеспечить решительное наступление материальной базой и прочным тылом. Да и единственная «добровольческая» структура, поддерживавшая Саакашвили при прорыве границы, — батальон «Донбасс» члена «Самопомочі» Семена Семенченко. 

То, что 19 сентября в Киеве Саакашвили сообщил, что находится он будет в Черкасской обл., откуда станет разъезжать по всей стране и соберет «требования народа к власти», — лишнее свидетельство того, что отношения с Садовым у него разладились. 

О шансах, которые тают, и торгах, которые идут вяло 

В общем, так или иначе, но шансы на успех в случае «решительных действий» 19 сентября были у него минимальные, и Саакашвили это понял. Вряд ли они увеличатся к 17 октября. Шанс на «мобилизацию» был на волне эмоционального подъема после того, как он «уделал» власть, прорвавшись через границу. За месяц же он неизбежно сойдет на нет. С административным и финансовым ресурсами у Саакашвили и «еврооптимистов» также сложности, да и тема протеста, как я отмечал выше, отнюдь не для, скажем так, «широкого протестанта». 

Неизбежно и разочарование целевого электората в том, что Саакашвили «замахнулся на рубль», а «ударил» даже не на пятак. Так что в лучшем случае его ждет возвращение к тому «статусу» в украинской политике, который он имел до начала эпопеи с лишением его гражданства. Впрочем, все может измениться, если в известных закордонных кабинетах будут приняты радикальные решения. 

Действительно, ведь, к примеру, блокаду неподконтрольных территорий в Донбассе обеспечивало всего несколько десятков человек, и власть оказалась бессильна. А тут не далекая прифронтовая полоса, а центр столицы. Несколько сотен (а тем паче пара тысяч) человек разбивают палаточный городок на майдане Незалежности или возле Верховной Рады и… 

Разгонять нельзя, поскольку будет полное повторение «звірячого побиття». Да и в целом можно ли вспомнить, когда нынешняя власть оказалась способной на «наступательные» действия против патриотических радикалов? Не припомню и случаев, причем во всей истории независимой Украины, чтобы «палаточных» протестующих удалось взять на измор, чтобы они сами разошлись по домам, не добившись выполнения своих требований. 

А тут и требования скромные, а главное — за исключением разве что отказа от «мажоритарки», власть неоднократно подтверждала свою готовность принять соответствующие решения, только вот никак «руки не доходят». Так что, похоже, речь идет именно о последнем предупреждении власти от вашингтонских «товарищей» «по-хорошему» принять закон об антикоррупционных судах в течение месяца. 

Пока же оппозиционеры в очередной раз не смогли объединиться, такие попытки предпринимаются и внутри правящей коалиции. Издание gordonua.com сообщает: «Президент Петр Порошенко и его окружение договариваются с „Народным фронтом" о создании новой политической силы. Отмечается, что в этом вопросе нет единства даже среди членов „Народного фронта". По словам депутатов, на заседании в понедельник председатель партии Арсений Яценюк заявлял о создании новой общей политсилы, а глава центрального штаба „Народного фронта", секретарь СНБО Александр Турчинов — только об общем движении». 

По словам собеседников издания, лидеры двух политсил «уже реально говорят» о разделе не только «партийной квоты», но и округов. «Главком» писал, что 3 сентября прошло заседание «стратегической восьмерки», которое закончилось предварительной договоренностью о слиянии партий Блок Петра Порошенко «Солидарность», «Винницкая европейская стратегия» и «Народный фронт» в единую структуру. 

Якобы было решено, что возглавлять это объединение будет премьер-министр Гройсман, Яценюк займет пост главы Нацбанка, а Турчинов в будущем возглавит предвыборный штаб нынешнего президента Порошенко. По информации «Главкома», уже в понедельник, 4 сентября, «конфигурация политических персон изменилась», а во вторник стороны «были снова в исходной точке». 

Возможно, это были «дежурные» вялотекущие переговоры в общем контексте «а почему бы нам не объединиться, раз уж мы в одной коалиции». В мировой практике нередки случаи, когда партии десятки лет состоят в одной коалиции, сохраняя свою формальную автономность. Но обычно это связано с сохраняющимися идеологическими различиями, разными электоральными группами, на которые ориентируются многолетние партнеры по коалиции. Найти же соответствующие различия между БПП и «Народным фронтом» невозможно и под микроскопом. 

Более того, об этих политсилах нельзя говорить и как о двух четко обозначенных и крепко спаянных кланах, с трудом находящих баланс интересов в рамках коалиции. Уже очевидно, что «все смешалось в доме Облонских» — некоторые топ-фигуры из НФ больше ориентируются на президента и наоборот. 

И это, казалось бы, должно только подталкивать объединительные процессы — ведь общий интерес совершенно очевиден: в сохранении власти, защите от оппозиции, с которой, к слову, у правящей коалиции только одно принципиальное расхождение — в вопросе, кто вор и коррупционер, а кто — совсем наоборот. Тем паче, что поход на выборы «раздельными колоннами» чреват тем, что голоса, отданные за «Народный фронт», попросту пропадут из-за непреодоления им 5%-ного барьера.

Но процесс, очевидно, идет весьма туго. И если вывести за скобки «неполитические», бизнес-разногласия, то причина разницы подходов очевидна — «фронтовики» более заинтересованы в объединении, поскольку самостоятельный поход на выборы не светит им ничем хорошим. Ну а члены президентской партии (особенно рядовые депутаты), естественно, не горят желанием делиться проходными местами в избирательных списках, тем паче что и рейтинги БПП ой как просели, и объединение партий может только добавить к этому проседанию. Ведь Арсений Яценюк остается обладателем самого большого антирейтинга среди украинских политиков. 

Показательно, что инсайды об объединении идут в основном от членов НФ, в БПП же в ходу мнение, что объединение с НФ не только не добавит хоть немного голосов, но и приведет к их оттоку ввиду высокого антирейтинга НФ и некоторых его лидеров. Однако, по нашим сведениям, одной из прикладных задач той игры в «незаменимость» для президента, которую ведет Арсен Аваков, и является стимулирование объединительных процессов, при которых в новой партии министру внутренних дел было бы обеспечено прочное и надежное место. 

Дескать, «я готов защищать нынешнюю власть, а не сговариваться с оппозицией, но только если буду уверен в прочности своих позиций не только до выборов, когда бы они ни состоялись, но и после них» — так примерно звучит месседж Арсена Авакова Петру Порошенко. 

Прислушаются ли к этому месседжу на Банковой — покажет ближайшее время. 

Cергей Бурлаченко





0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация