Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Бандподполье: ИГИЛ ищет резервы на Северном Кавказе

21-04-2017, 00:00
...
738

Бандподполье: ИГИЛ ищет резервы на Северном Кавказе

По данным Совета безопасности, радикалы усилили вербовку на юге страны и в Средней Азии

В среду, 19 апреля, во Владимирской области сотрудники ФСБ ликвидировали двух вероятных боевиков, связанных с международными террористическими организациями. При задержании подозреваемые оказали сопротивление, вступив в бой с сотрудниками спецслужбы. Среди силовиков пострадавших нет. 

Как сообщило РИА «Новости», уроженцы Средней Азии 1991 и 1987 годов рождения состояли на связи у вербовщиков международных террористов. Они интересовались технологией изготовления взрывных устройств и выражали готовность совершить террористические акты на территории России. 

Впрочем, активизировались не только радикалы из Средней Азии, но и выходцы с Северного Кавказа. 

Выступая в среду на выездном совещании в Астрахани, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев рассказал о том, что в составе террористических групп, действующих в Сирии и Ираке, находятся около 2,7 тысячи жителей Северо-Кавказского федерального округа.

«Обстановка в Северо-Кавказском федеральном округе «остается напряженной», о чем свидетельствует «большое количество преступлений террористической и экстремистской направленности», — сообщил Патрушев. 

По его словам, международные террористы наращивают вербовку боевиков и пропаганду своей идеологии в регионе. За последнее время, по его данным, в Северо-Кавказском федеральном округе выявили 66 человек, занимавшихся вербовкой в незаконные военные формирования. Кроме того, серьезную угрозу представляет активизация бандподполья, финансируемого, из-за рубежа. 

Патрушев также рассказал о попытках создания автономных законспирированных террористических ячеек для совершения резонансных терактов. 

«В глобальной сети активно распространяются материалы, преследующие цель возбудить ненависть, посеять вражду, унизить человеческое достоинство, а также оправдать терроризм», — сказал он. 

Кроме того, секретарь Совета безопасности призвал вывести профилактическую работу по противодействию идеологии терроризма на новый качественный уровень. По его словам, «было бы полезно наладить взаимодействие с религиозными образовательными учреждениями по вопросам усиления разъяснительной работы об угрозах, которые несут радикальные течения различных конфессий». 

Напомним, в апреле 2017 года, президент России Владимир Путин заявил, что из 20 тысяч иностранных боевиков, воюющих в Сирии, примерно 4,5 тысячи — выходцы из России и еще около пяти тысяч — из постсоветских стран Центральной Азии. 

«Для нас с вами не менее важно то обстоятельство, что, к сожалению, на территории Сирии скопилось огромное количество боевиков — выходцев из республик бывшего СССР и из самой России, — сказал он на встрече с офицерами Северного флота, участвовавшими в походе к побережью Сирии. 

«Наша группировка воюет с международными террористами на другой территории, не на российской, именно для того, чтобы сюда никто не смог вернуться», — сказал президент, добавив, что редкие случаи возвращения боевиков в Россию подтверждают, что «мы сделали правильный выбор». 

— Современное общество порождает миллионы и миллионы ненужных, деклассированных и выброшенных из социума людей, так что современные деструктивные идеологии и силы не испытывает нехватку ни в наемниках ни в фанатиках, которые становятся неисчерпаемым топливом для глобализации хаоса, — поясняет доцент НИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин. 

— Дестабилизация Евразии является одной из задач в рамках этого процесса, поэтому активизация терроризма на постсоветском пространстве будет происходить там, где это только возможно и там, где для этого существует соответствующая почва. 

«СП»: — По словам Патрушева, в Сирии и Ираке воюют 2,7 тысячи жителей Северо-Кавказского федерального округа России. Много это или мало для России, особенно если сравнивать с другими странами? 

— Постсоветское пространство, к сожалению, становится поставщиком для глобального терроризма и начинает играть ту же роль, что и традиционные поставщики террористов на Ближнем Востоке и Африке. Данная тенденция особенно остро проявила себя в Сирии и Ираке, что является чрезвычайно тревожным диагнозом, в том числе и для России. Цифра в 2,7 тысячи является существенной, так как превращает данное явление в массовое. 

«СП»: — Патрушев призвал вывести на новый качественный уровень профилактическую работу по противодействию идеологии терроризма на новый качественный уровень. Реально ли это в нынешних условиях? 

— Попытка решить проблему только на уровне идеологической и религиозной «надстройки», игнорируя проблемы базиса — увеличивающегося социального расслоения, закрытия социальных лифтов, недоступности образования, архаизация общества и т. п. — обречена на провал. Профилактическая и воспитательная работа, безусловно, оказывает позитивное влияние на общество, но не решает его базовые проблемы. Например, восприимчивость к идеологии терроризма и экстремизма напрямую связана со степенью образованности общества, но сам проблема доступности качественного и современного образования может быть решена на системном уровне. 

«СП»: — Кто финансирует бандподполье в России? 

— Террористические ячейки сразу же после развала СССР были интегрированы в формировавшийся в то же время глобалистский «черный интернационал». Его подпитывают саудовские монархии, для которых это стало формой внешней политики и инвестиций в свой проект будущего. Свою лепту вносят и на Западе, где заинтересованы в создании постоянных точек напряжения в Евразии. 

Пока Россия на Кавказе смогла добиться точечных успехов, но этого явно недостаточно для решения проблемы на системном уровне. Решение лежит в области системного преодоления процессов архаизации, проблем социальной справедливости и т. д. 

— Заявление Патрушева говорит об изменении тенденции, — уверен политолог, эксперт по Кавказу Андрей Епифанцев. 

— Предыдущие 2−3 года мы видели снижение террористической активности на территории России, бандподполье сдулось, а вербовка если и была, то среди контингента из очевидной группы риска. Вербовали в ИГИЛ* и отправляли на Ближний Восток. В немалой степени за счет ухода этой категории нам удалось оздоровить обстановку внутри страны настолько, что об этом стали говорить, как о какой-то удачной секретной операции ФСБ. На самом деле было не совсем так. 

Каких-то реальных свидетельств качественной активизации бандподполья или усиления вербовки, кроме заявления Патрушева, пока нет. Но раз он так говорит, значит, располагает соответствующей информацией. Ситуация начинает меняться и надо понять, почему так происходит. 

На мой взгляд, с учетом того, что государственные институты в стране за последние годы не только не ослабели, а в какой-то степени даже усилились, а способность противостоять внутреннему терроризму возросла, я бы предположил, что вербовка, если она действительно имеет место, в первую очередь направлена на восполнение убыли участников бандформирований радикальных исламистов на Ближнем Востоке. В последний год они несли там большие потери. 

«СП»: — 2,7 тыс. воюющих в Ираке и Сирии выходцев из СКФО — это весь террористический потенциал или можно «выжать» еще? 

— Если цифра верна, то это означает большой успех антитеррористической операции в Сирии и Ираке. Еще год назад мы уверенно говорили о 4 тыс. северокавказцев, воюющих на стороне исламистов, а в самом ИГИЛ заявляли о 5 тыс. «штыков». Причем с учетом пополнения, которое так или иначе шло, количество уничтоженных боевиков нельзя оценивать прямым вычитанием. Я думаю, какой-то потенциал пополнения ИГИЛ из Северного Кавказа, сохраняется, но он уже не будет кратным. Условно говоря, удвоить число воюющих там боевиков-северокавказцев уже не удастся. 

«СП»: — Цель нашего присутствия в Сирии — не допустить возврата боевиков. Ее удастся реализовать? 

— Цель не допустить возврата боевиков — не единственная и, возможно, даже не главная в нашем присутствии в Сирии. И хоть она действительно была заявлена на самом высоком уровне, ее реальное исполнение было не столь буквально. В регионах, например, в Чечне, прибывших боевиков не обязательно сажали в тюрьму, чтобы в глазах оставшихся там «товарищей» сделать их возвращение в Россию бессмысленным. Некоторых из них, раскаявшихся, возвращали в активную социальную жизнь и использовали в качестве примера оставшимся, дескать, возвращение при условии раскаяния для них тоже вполне может быть вариантом. 

Не берусь судить, насколько такой подход правилен и законен, спорные моменты в нем, безусловно, есть. Но мне говорили, что после таких примеров родственники некоторых боевиков из Дагестана звонили «в ИГИЛ» и умоляли своих детей вернуться — потому что кто-то из их знакомых вернулся, сложил оружие и ему за это ничего не было. С радикальным исламистским подпольем надо бороться комплексно. 

«СП»: — А может, дать возможность тем, кто стремится на джихад, выехать? Пусть их там перемолотят. 

— Люди берут в руки оружие не потому, что появился вариант уехать в Сирию или в Ливию, а потому, что порядки дома их не устраивают. И если такие люди есть, то с ними надо бороться без оглядки на то, уедет он воевать в другую страну или нет.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Фото: Zuma/TASS 


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация