Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Кто не со мною, тот против меня

13-04-2017, 08:55
...
203

Кто не со мною, тот против меня

На министерском саммите G7 в итальянской Лукке стороны не смогли договориться по поводу новых санкций против России. Зато госсекретарь США Тиллерсон дал понять, что фигуры Башара Асада в будущем Сирии не просматривается. Москве придётся или встать на сторону США, или оказаться в одному ряду с Асадом, «Хизбаллой» и Ираном. 

Как передаёт «Голос Америки» , американский госсекретарь Рекс Тиллерсон перед визитом в Москву накопил меньший запас аргументов, чем рассчитывал. И всё же у него наготове ультиматум. Неназванный высокопоставленный источник из администрации США сообщил, что российские власти якобы были заранее осведомлены о планируемой химической атаке в Сирии. Тем не менее, на министерском саммите G7 в итальянской Лукке министрам не удалось договориться об адресных санкциях против российских и сирийских вооружённых сил: было решено, что сначала нужно провести расследование. 

Мистер Тиллерсон, отмечает «Голос Америки», чётко дал кое-что понять. США рассчитывают, что Башар Асад не будет частью будущего Сирии. Также он заявил в Лукке, что ракетные удары по Сирии были необходимы с точки зрения национальной безопасности США. Ракетный удар может быть не последним шагом администрации Трампа, дал понять госсекретарь.

После встречи министров G7 мистер Тиллерсон сообщил журналистам о видении ситуации Соединёнными Штатами. Фактически он поставил вопрос ребром: или Россия поддерживает Америку и её союзников по Сирии, или становится в ряд с Башаром Асадом, Ираном и группировкой «Хизбалла». «Мы хотим облегчить страдания сирийского народа, Россия может стать частью этого будущего и сыграть важную роль в этом», — цитирует госсекретаря «Российская газета». 

В свою очередь, Россия не поддержала обвинения в адрес Асада в применении химоружия в Хан-Шейхуне. Комментируя химическую атаку, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что до проведения расследования подобные заключения «просто несправедливы с точки зрения международного права». Президент Сирии и его армия — «единственная реальная сила в стране, которая может противостоять террористам на земле», приводит его слова «Газета.ру» . «Возврат к псевдопопыткам урегулирования кризиса посредством повторения мантры о том, что Асад должен уйти, не поможет решить проблему», — считает он. 

Сам мистер Трамп выглядит пока куда менее воинственно, чем его госсекретарь. По крайней мере, атаковать Сирию или организовывать там дополнительную военную операцию он не собирается. 
«Мы не намерены идти в Сирию», — сказал мистер Трамп в эксклюзивном интервью телеканалу «Fox Business» . 

«Однако когда я вижу людей, использующих это ужасное, ужасное химическое оружие… — заметил Трамп, — …и вижу этих прекрасных детей, умерших, вижу на отцовских руках, или вы видите, как дети задыхаются и умирают…» Видя это, Трамп, по его словам, «не откладывая позвонил генералу Мэттису» (министру обороны). 

Также Трамп сказал, что президент Обама в своё время должен был принять меры. «То, что сделал я, должна была сделать администрация Обамы — задолго до того, как это сделал я», — сказал Трамп. 
Жёсткая политика Трампа в адрес Асада и жёсткая же риторика его команды в адрес России наталкивает многих экспертов на мысль: мистер Трамп вовсе не «в сговоре» с Кремлём. Дабы погасить последние сомнения в «московских корнях» Данилы Трампецкого, на широкой публике выступил сын Дональда Трампа. Тот самый парень, что сейчас заправляет бизнес-империей отца.

Действия Дональда Трампа в Сирии доказывают, что он вовсе не находится «в союзе» с Путиным, считает сын Эрик. Об этом он заявил журналистам британской газеты «The Daily Telegraph» . Также он объяснил, что его отец «твёрд» в решениях. 

Решение Дональда Трампа о ракетном ударе по Сирии показало: президент США не находится в союзе с Россией и не допустит, чтоб им «помыкал» Владимир Путин. 

33-летний Эрик Трамп, взявший на себя управление бизнес-империей своего отца вместе с братом Дональдом (Трампом-младшим), полагает, что его отца не напугаешь разговорами Путина о войне, и «никто не будет твёрже» президента Трампа, если кто-то попытается встать у США на пути. 

Также Эрик подтвердил, что решение президента о ракетном ударе по сирийской авиабазе было принято под влиянием реакции на химическую атаку его сестры Иванки, которая сказала, что она была «убита горем и возмущена» этим зверством. 

Эрик предупредил Путина, что его отец в настоящее время «глубоко увлечён» созданием того, что позднее может стать самой большой в мире военной силой мирного времени. Дональд Трамп является «большим сторонником» философии Рональда Рейгана о достижении мира через силу. 

Что касается Путина, то некоторые западные аналитики считают, что ракетный удар Трампа по Сирии стал для хозяина Кремля потрясением. 
Как пишет в «The Guardian» Мэри Дежевски, помимо ряда официально озвученных причин (следование национальным интересам США, необходимость продемонстрировать реакцию на применение химического оружия стоило, а заодно и чувства в отношении умерших детей), мистер Трамп руководствовался и «спекулятивными соображениями, связанными с внутренней политикой». 
Хозяин Белого дома хотел противопоставить «своё принципиальное решение» политическим промахам предшественника Обамы, бесконечно рассуждавшего о «красных линиях», и продемонстрировать то, что он ничем «не обязан русским». Такой удар подбросил бы его рейтинг. Правильно это или неправильно, но внутреннего контекста избежать нельзя никогда, считает журналистка. 

Кроме всего прочего, ракетный удар Трампа представляет собой целый ряд потенциальных угроз для российского руководства, и опасения русских уже видны в их реакции. 

Ответы Москвы в ближайшие часы после удара США моли бы показаться грубыми, но на самом деле они мягки по сравнению с тем языком, который Кремль мог быть использовать. Важно не только то, что было сказано, но и кто это сказал. Самое сильное осуждение исходило вовсе не от президента Путина или его министра иностранных дел, а от премьер-министра Медведева и представителей Министерства обороны РФ. Сам Путин говорил «сравнительно взвешенно». 

И это говорит о том, считает автор материала, что действия США могут привести к негативным последствиям для России. Дело тут не только в прямом ущербе сирийскому союзнику. Эффект может распространиться намного шире. 

В последние месяцы россияне добились определённых успехов в убеждении широкого круга сторон, заинтересованных в разрешении сирийского конфликта, присоединиться к переговорам в Астане, столице Казахстана. Американцы в переговоры вовлечены не были. Более ранние их попытки начать переговоры с Россией о прекращении огня потерпели неудачу. Похоже, Барак Обама в своё время вообще отказался от дипломатии в Сирии. И вне участия США русские могли бы действительно чего-то добиться. Турция и Иран должны были позабыть хотя бы на время политическую вражду и сосредоточиться на решении стоящей перед ними задачи — урегулирования в Сирии. После возвращения Алеппо к Асаду в декабре было достигнуто некое «молчаливое согласие» по поводу президента Сирии: Асад должен остаться хотя бы «частью» промежуточного соглашения. 

Все эти предположения давали России надежду на получение главной роли в ходе политической сделки, роль миротворца, а не поджигателя войны. Однако сейчас от былых надежд ничего не осталось. Ракетный удар Трампа стал одновременно и разворотом в его внешней политике. 
Что из этого следует? Захотят ли сейчас США занять место за столом переговоров? Бросят ли США за этим столом вызов России? Поднимутся ли повстанцы, поощряемые США, вновь «на борьбу, которая, казалось бы, проиграна»? И что в таком случае останется от нашумевших в своё время обещаний Трампа «улучшить отношения с Москвой»? 

Тем не менее, осторожный ответ Москвы на удар ракетами наводит на мысль, что Путин пока не отказался от перспективы улучшения отношений. Надо помнить, что меньше чем через год в России пройдут президентские выборы. Экономика России «выглядит уязвимой», в стране протестуют антикоррупционно настроенные люди. И последнее, что нужно Путину, — это увязнуть в войне в Сирии и вдобавок в противостоянии с США. Это было бы трудно замаскировать: то была бы для Путина «двойная политическая неудача», а такую «не может себе позволить даже «герой» Крыма» ("hero” of Crimea), пишет Мэри Дежевски. 

* * * 

Итак, сын Дональда Трампа публично признал, что его отец следует жёсткой внешнеполитической линии своего исторического кумира — Рональда Рейгана, отца «звёздных войн», человека, люто ненавидевшего коммунизм и устроившего рекордную гонку вооружений. 

Мы уже не раз писали на «ВО», что мистер Трамп задумал возродить родную Америку именно через наращивание военных заказов. Теперь тому получено очередное подтверждение. Гонка вооружений всегда требует внешних врагов — отсюда и жёсткая риторика и самого Трампа, и его команды. Если Обама чертил «красные линии» фломастером, Трамп будет проводить их бомбами и ракетами. И, в отличие от своего предшественника, Трамп не говорит, а делает. Поэтому его политика часто будет оказываться сюрпризом для политического оппонента. «Утираться» Трамп тоже не станет — роль слабака преуспевающий миллиардер попытается переложить на соперника.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация