Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Как США нажились на Первой мировой войне

12-04-2017, 08:01
...
289

Как США нажились на Первой мировой войне

Американская общественность не знала, что за последние 10-15 лет Вашингтон установил тесные дружественные связи с Лондоном. Об этом было известно только американской верхушке. Уже во время Русско-японской войны было очевидно, что США и Англия выступают единым фронтом, поддержав Японию против России. В 1905 году президент Теодор Рузвельт послал сенатора Лоджа со специальной миссией в Великобританию. Лодж информировал кроля Эдуарда VII о желании президента, чтобы «США и Англия выступали совместно (в Европе) так же, как они совместно выступают на дальнем Востоке». 

Родство культур, общность языка, обширные финансово-экономические связи и общие глобальные интересы (противостояние России и Германии) сближали США и Англию, заставляли забыть о прошлых разногласиях. Это сближение началось ещё во время испано-американской войны. Под влиянием роста военно-экономического могущества Германской империи, что крайне беспокоило английскую элиту, сближение продолжилось. США, которые сталкивались с германским экономическим проникновением в Латинской Америке, также стали быстро забывать прежние неприглядные воспоминания в англо-американских отношениях. Поддержка Японии в войне с Россией, ещё больше сблизила США и Англию. Англосаксонской элите удалось стравить Россию и Японию, и решить ряд важнейших задач на Дальнем Востоке. При этом США и Англия провели «генеральную репетицию» будущей Первой мировой войны и разрушения России с помощью «детонатора» большой войны в Европе и революции. 

В 1914 году удалась блестящая операция англосаксов — удалось столкнуть русских с германцами, главных и самых могучих соперников Англии и США на планете. Оставалось только дождаться, когда Германия и Россия истощат друг друга в титанической борьбе, что приведёт к рушению двух великих империй.

Кому война, а кому мать родна 

В первые месяцы войны в Европе экономика США испытывала проблемы из-за сокращения торговли. Спешная ликвидация европейских ценностей в американских банках сопровождалась резким падением курса ценных бумаг и валюты США. Торговля с Европой почти приостановилась. В США собрали самый большой урожай в истории страны, а зерно нельзя было вывезти. Цены на пшеницу упали, ещё больше упали цены на хлопок (Германия занимала второе место в экспорте хлопка США). Южные штаты стали испытывать большие проблемы. 

Однако эти проблемы были краткосрочными. Уже в январе 1915 года начался вывоз американского вооружения в Англию. Упадок торговли США с Центральными державами был компенсирован ростом торговли с Великобританией и нейтральными странами, которые в начали войны использовали свой нейтралитет и хорошо нажились на торговле с Германией. В частности, торговля США с Данией увеличилась за один год в 13 раз. Экспорт пшеницы из США в нейтральные государства Европы вырос в 1915 году по сравнению с 1913 годом больше чем в 2,5 раза; вывоз свинины — в 3 раза; обуви — в 10 раз; автомобилей и автозапчастей — в 15 раз; хлопка — больше чем в 20 раз. 1 января 1916 года газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что внешняя торговля США достигла самых больших размеров за всю историю страны и что активное сальдо за прошедший 1915 г. составило более 1 млрд. долларов. 

Президент Вильсон, под напором промышленников Севера и плантаторов Юга, форсировал внешнюю торговлю. Американскому экспорту в первое время мешала не столько блокада, сколько нехватка морского транспорта. В 1913 году только 9% грузов внешней торговли США перевозилось американскими судами. США фрахтовали в основном английские и германские суда. После начала войны германские суда не появлялись в Атлантическом океане, а британский транспорт решал задачи Англии, запросы США он удовлетворить не мог. Поэтому Вильсон в 1915 году предложил конгрессу построить за счёт государства большой торговый флот для торговли и снабжения воюющих государств в Европе. С этой же целью президент отменил предписание Брайана, которое запрещало американским банкам кредитовать воюющие державы. 
Правда, Англия постепенно расширяла морскую блокаду, усиливая контроль над морской торговлей США и других нейтральных стран. Английские корабли сторожили у входов из океана в Северное море. Грузы, шедшие через Атлантический океан в Скандинавию и Голландию, подвергались осмотру в английских портах. Перечень товаров, запрещенных к импорту в нейтральные страны, постоянно увеличивался. В январе 1915 года Англия объявила контрабандой продовольствие, в августе 1915 г. — хлопок. В итоге военной контрабандой стали практически все товары, которые Германия закупала за границей. Для нейтральных государств Лондон установил импортную норму, которая не превышала довоенный ввоз соответствующих товаров в эти страны. Одновременно Англия установила «черный список» скандинавских и голландских компаний, которые торговали с Германией. Все грузы, предназначенные для этих компаний, конфисковались. Составлен был также «черный список» американских компаний, которые окольными путями торговали с Германией или нейтральными странами, имевшими связи с германцами. В итоге через год-полтора Америка вынуждена была ограничить торговлю только с державами Антанты. 

Вашингтон в нотах, направленных Лондону, протестовал против такой блокады и «черного списка». Но эти американские ноты, как заверял тогда полковник Хауз британского посла в США, были предназначены в основном для «внутреннего употребления». Так как потери американской торговли и «чёрных списков» с лихвой компенсировались растущей торговлей с союзниками. Так, 1916 год дал превышение экспорта над импортом больше чем на 3 млрд. долларов. Таким образом, к концу 1915 года США были далеки от провозглашенного в августе 1914 года принципа абсолютного нейтралитета. 

В американской литературе, забывая о стратегическом курсе Лондона и Вашингтона на строительство «нового мирового порядка», преобладает мнение, что США отошли от нейтралитета из-за экономически интересов (продаж союзникам оружия военных материалов, продовольствия и сырья). Решающую роль в изменении взглядов и политики Вашингтона приписывается банкирскому дому Моргана. Мол, расчётливые и практичные банкиры, взвешивая сухопутные и морские силы противостоящих военно-политических блоков, с самого начала сделали ставку на Антанту. Но в реальности это только часть правды. Верхушка США, в союзе с хозяевами Англии, спровоцировали войну, стравили Германию и Россию. А в ходе войны только корректировали курс, постепенно готовя общественное мнение американцев к тому, что США выступит на стороне «справедливости и свободы». 

Согласовывал общий курс США и Англии компаньон Моргана — Генри Дэвисон. В ноябре 1914 года он отправился в Лондон для переговоров с британцами о финансировании заказов союзников в Америке. В 1915-1916 гг. Генри Дэвисон несколько раз посетил Лондон и Париж. В Лондоне он вел переговоры с британской верхушкой — премьером Асквитом, Ллойд Джорджем, Бальфуром, Риддингом, Греем, Китченером и т. д. В некоторых совещаниях принимал участие сам Морган. В январе 1915 года Морган был назначен коммерческим представителем Британии в США. В мае 1915 года фирма Моргана являлась уже торговым представителем всех союзных государств. Исключительные полномочия Моргана как наблюдателя за всеми покупками союзников в США позволяли ему размещать огромные заказы среди подконтрольных ему компаний. В результате фирма Моргана стала крупнейшей в мире закупочной организацией. Она скупала амуницию, продовольствие, сырьё, бензин, стальные изделия и цветные металлы и т. д. Летом 1915 года стоимость этих закупок доходила до 10 млн. долларов в день. Военные закупки союзников, которые прошли через фирму Моргана, оценивались в несколько миллиардов долларов. 

Вскоре встал вопрос о финансировании огромных военных закупок союзников в Америке. Снова Морган стал главным посредником по финансированию Антанты. В октябре 1915 года Морган предоставил Англии и Франции первый заём в 500 млн. долларов. Все займы, заключенные этими двумя странами у Моргана до вступления США в войну в апреле 1917 года, составили 1 млрд. 470 млн. долларов. Кроме того, европейские держатели реализовали в США с помощью Моргана около 2 млрд. долларов ценных бумаг. При этом денег все равно не хватало. Американский рынок отказался дальше поглощать английские и французские ценные бумаги. 27 ноября 1916 года Федеральное резервное управление рекомендовало банкам-членам воздержаться от покупки облигаций союзников. Это решение поколебало положение британского фунта стерлингов. 

В Лондоне немедленно ответили. Английское министерство финансов сообщило, что в Америке будет сосредоточен золотой фонд в 600 млн. долларов для поддержания авторитета Британии в Нью-Йорке. Из Европы, Южной Африки, Австралии и Восточной Азии быстроходные крейсеры с грузом драгоценного металла поспешили к берегам Америки. США стали центром сосредоточения мирового золота. Только в течение 4 месяцев — с декабря 1916 г. по март 1917 г. — в Нью-Йорк прибыло золота на 422 млн. долларов в виде слитков и чеканных монет разных стран. Всего до апреля 1917 года союзники отправили в Соединенные Штаты золота больше чем на 1 млрд. долларов. Но и этого оказалось недостаточно. 

Однако в апреле США выступили на стороне Антанты. Федеральное правительство взяло кредитование союзников на себя. Через 11 дней после объявления США войны Германии Вашингтон предоставил союзникам государственный заём на сумму в 3 млрд. долларов. Проблема дальнейшего финансирования союзников по Антанте была разрешена. Но ещё за два с половиной года до этого крупнейший банковский дом Америки (дом Моргана), и контролируемые этим домом крупнейшие национальные банки (в моргановских операциях с союзниками участвовали директора 61 банка Нью-Йорка) и промышленные концерны США связали судьбу своих капиталов с судьбой Англии и Франции. То есть с самого начала войны США негласно воевали на стороне Англии. 

Вопросы войны и мира в Вашингтоне определялись не столько экономическими интересами промышленников и банкиров, а далеко идущими экономическими и военно-стратегическими соображениями. Хозяева США строили «новый мировой порядок, где Америка становилась финансово-экономическим и военным центром планеты, основным «командным пунктом» хозяев Запада. 

Ведущие американские политики с самого начала войны знали, что США выступят против Германии, что это только вопрос времени. Советник президента Хауз, имевший особое влияние на Вильсона, утверждал, что «США не могут допустить поражения союзников, оставив Германию господствующим над миром военным фактором». Бывший президент Гарвардского университета Чарльз Эллиот, которого называли «умнейшим американцем его времени», через неделю после начала войны в Европе написал президенту Вильсону, что США должны присоединиться к союзникам для того, «чтобы проучить и наказать Германию». Другой видный американец, бывший государственный секретарь Эллио Рут, выступил с резолюцией, гласившей, что «для США лучшее средство обеспечить мир — это вступить в войну». Бывший президент США Теодор Рузвельт, хотя в начале и одобрил декларацию о нейтралитете, вскоре с генералом Леонардом Вудом возглавил движение за присоединение к союзникам. В пользу Антанты также высказались лидер республиканцев сенатор Лодж, верховный судья Уайт, бывший президент Тафт, вице-президент при Вильсоне Маршал, американский посол в Лондоне Пейдж и другие влиятельные лица, представлявшие американскую элиту. 

Сам Вильсон нарушил свою декларацию о нейтралитете. В феврале 1916 года он пригласил в Белый дом лидеров демократической партии в конгрессе и, сообщив им о возможности войны между США и Германией, доказывал, что вступление Америки в мировую войну приведёт к её окончанию ещё летом того же года и, таким образом, США окажут большую услугу человечеству. В этом же месяце Хауз предложил британскому министру иностранных дел Грею созвать мирную конференцию и предложить на ней условия выгодные союзникам. «И если она не приведёт к миру, если Германия окажется неблагоразумной, то США уйдут с конференции, как участник войны на стороне союзников».

Контр-адмирал Виктор Блю (в центре слева), начальник Бюро судоходства США, 1918 год. Во время войны женщины были официально зачислены в ряда военнослужащих США. Американские ВМС создали резервные силы,которые позволяли женщинам исполнять обязанности радистов, медсестер и другие вспомогательные должности 

Информационная подготовка 

Однако для того, чтобы втянуть 48 штатов и 100-миллионное население в войну, недостаточно было только согласия элитарной финансово-промышленной и политической прослойки. Поэтому с самого начала войны американское общество обрабатывали в нужном направлении. Стоит отметить, что в США ничего не изменилось до настоящего времени, перед каждой агрессией американцев соответствующим образом обрабатывают, чтобы они верили, что «империя Добра» ведёт войну во имя «свободы и демократии», «блага всего человечества». 
В этом деле американской верхушке активно помогали и британцы, которые вели активную агитацию в Америке. В марте 1918 года бывший член парламента, руководитель британской пропаганды в США Гильберт Паркер рассказывал: «Мы снабжали 360 местных газет США английской информацией, давая еженедельные обзоры и комментарии о ходе войны. Мы установили связь с массой населения через кинофильмы об армии и флоте, с помощью бесед, статей, памфлетов и т. д., посредством писем, напечатанных в виде ответов на вопросы отдельных американцев в главных газетах штатов, в которых эти американцы проживали; копии писем помещали одновременно в газетах других штатов. Мы убедили многих людей написать нужные нам статьи, использовали услуги и помощь конфиденциальных друзей, получали донесения от сведущих американцев. Мы организовали общества, связанные с руководящими и знаменитыми людьми любой профессии всех слоёв населения США, начиная от президентов университетов и колледжей, профессоров и учёных. По нашей просьбе друзья и корреспонденты устраивали доклады, дебаты и лекции силами американских граждан, … Помимо обширной неофициальной связи с населением мы посылали огромное количество документов и литературы в публичные библиотеки, общества молодежи, в университеты, колледжи, исторические общества, клубы, газеты». 

Германия также пыталась организовать свою информационную сеть в США, но её прямые «солдафонские» методы только шли на пользу врагам Берлина. В частности, немцы подкупили ежедневную газету «Нью-Йорк Мейл», но подкуп обнаружили. Германцы потратили большие средства на финансирование пацифистских обществ, но эти операции немедленно получали огласку, что сильно повредило образу Германии. Немецкий посол в Вашингтоне Бернсторф просил шифрованной телеграммой разрешения Берлина израсходовать большую сумму на подкуп конгрессменов, но эта телеграмма была расшифрована. Кроме того, в начале войны британцы перерезали германский океанский кабель и присоединили его к английскому. С этого времени телеграфные сообщения между Германией и Америкой проходили через Лондон. Британская цензура получила возможность контролировать телеграфную информацию, которая шла из Германии в Америку. Это сильно затрудняло германскую агитацию за океаном. 

Британцы в отношении пропаганды в США получили полное преимущество над немцами. Английская культура и язык были родными для большей части американцев. Лондон имел большое влияние на культурные центры США. До войны американские газеты имели мало своих корреспондентов в Европе, они пользовались английскими каналами. Крупнейшие нью-йоркские газеты, задававшие тон всей стране, заняли в самом начале войны проанглийскую позицию. 
Действия Германии, которые соответствующим образом обрабатывались прессой, давали богатый материал для антигерманской агитации в Соединенных Штатах. В частности, большой эффект произвело вторжение Германии в Бельгию. Заявление германского канцлера Бетман-Гольвега о том, что соглашение Англии, Франции и Германии о нейтралитете Бельгии является «клочком бумаги», произвело тяжелое впечатление в Америке. Через месяц германский кайзер дал ещё один отличный повод для антигерманской агитации — нью-йоркские газеты сообщили о 50-миллионной контрибуции, которую Германия наложила на Льеж и Брюссель. Вскоре американские газеты сообщили о бойне в Лувене — немецкая военщина разрушила старинный культурный центр, сожгла около 1300 домов, в том числе университетскую библиотеку, основанную в начале XV века, где хранились 250 тыс. ценных редких документов, расстреляла мирных жителей, не щадя женщин и стариков. 
Неуклюжие германские объяснения только ухудшили впечатление американцев. Германское посольство в Вашингтоне официально объявило, что Лувен был разрушен в наказании за то, что гражданское население этого города напало на военных. Подобное «оправдание» в США показалось странным и возмутительным. Кайзер Вильгельм II попытался «поправить» дело и 7 сентября 1914 года написал президенту Вильсону, что «старинный город Лувен… должен был быть разрушен для защиты моих войск… Мои генералы вынуждены были принять самые суровые меры, чтобы наказать виновных и удержать кровожадное население от продолжения своих позорных действий». Понятно, что разговоры о «обороняющихся германских генералах» и «кровожадном гражданском населении» стали первоклассными образцами для антигерманской пропаганды в США. А прибытие в США судов с несколькими тысячами бельгийских беженцев, в основном женщин и детей, усилило эффект. 

Отличным материалом для нагнетания антигерманской истерии послужила деятельность германских шпионов в Америке. В 1915 году союзники стали получать большие партии американских снарядов. Они изготавливались из стали и имели большую силу взрыва. В Берлине решились пойти на диверсию, чтобы остановить поток боеприпасов из Америки в Европу. Германский посол в Вашингтоне создал специальную компанию с официальной вывеской американской корпорации, которая занималась тем, что скупала заводы и оборудование, принимала большие заказы, чтобы саботировать их. Таким образом, немцы пытались сорвать снабжение союзников боеприпасами. В марте 1915 года из Берлина в Нью-Йорк прибыл с фальшивым паспортом офицер германского морского штаба, капитан Ринтелен. Через несколько недель прибыл германский военный инженер Фей. Ринтелен обещал германскому командованию: «Я скуплю всё, что смогу, и уничтожу всё остальное». Вскоре после прибытия Ринтелена и Фея на кораблях, которые отправлялись с военными грузами в Европу, начали таинственно вспыхивать пожары. 

В Нью-Йорке Ринтелен связался с другим германским шпионом, бывшим артиллерийским офицером и химиком Шеле, который более 20 лет прожил в Штатах. Он изобрел портативный автоматически зажигающийся свинцовый снаряд величиной с сигару. «Сигара» была разделена внутри на две части медным диском. Обе части наполнялись разными кислотами, которые при смешивании бесшумно воспламенялись. Время, которое протекало до соприкосновения жидкостей, зависело от толщины медной пластины. Таким образом, можно было заранее рассчитать время зажигания «сигареты». Кроме того, Фей изобрел бомбу, которую незаметно крепили к рулю парохода и в открытом море она выводила из строя судно. Интернированный в порту Нью-Йорка германский пароход «Фридрих Великий» стал фабрикой по производству взрывных устройств. А интернированные германские матросы, которые работали грузчиками в доках и были завербованы Ринтеленом, проносили «сигары» на суда, которые шли с военными грузами в Европу. 

В мае 1915 года участились пожары на судах в открытом море и взрывы на военных заводах США. Это совпало по времени с большим австро-германским наступлением на Русском фронте, когда русские войска испытывали большой недостаток в тяжелой артиллерии, ружьях, боеприпасах и т. д. В США были заказаны снаряды. Но транспорты с боеприпасами, которые шли из Америки в Архангельск, часто задерживались в пути и не всегда прибывали в пункт назначения. Причины пожаров на судах в море было трудно установить. Свинцовые «сигары» при пожаре плавились, почти не оставляя следов. Американскую полицию в порту германским агентам удалось направить на ложный след. Поэтому производство «сигар» было продолжено. 

В июле 1915 года в руки нью-йоркской полиции попал портфель германского коммерческого атташе Альберта. Там оказались счета, куда Альберт с немецкой педантичностью записал, куда и на что ушли 28 млн. долларов, которые были использованы для пропаганды и диверсий в США. Пресса опубликовала эти документы. Однако обнаружить главный очаг диверсионной деятельности американцам не удалось. Не смогли накрыть германских диверсантов и присланные агенты британского Скотланд-Ярда. Однако в Лондоне английские эксперты продолжали дешифровку германских телеграмм. Из донесений германского военного атташе в Вашингтоне фон Папена стало известно о миссии Ринтелена в США. Зная германский шифр, прислали от имени Берлина телеграмму, в которой отзывали его в Германию. В августе 1915 года Ринтелен отправился в Голландию и британцы его перехватили. 

Однако производство «сигар» и диверсии продолжались. Через несколько недель после отъезда Ринтелена, 29 августа, произошел большой взрыв на пороховых заводах Дюпона в штате Делавер. 1 сентября в открытом море загорелся пароход «Роттердам». 2 сентября вспыхнул пароход «Санта-Анна». 24 октября американцы арестовали Фея. Но пожары продолжались. В последующие недели 4 корабля были охвачены огнем в открытом море, а два пожара на заводах Вифлеемской стальной корпорации уничтожили целые корпуса. В конце ноября из-за взрыва на заводе Дюпона был убит 31 человек. Всего в 1915 году германские агенты устроили 15 больших диверсий на военных заводах США. С начала 1915 года до вступления США в войну диверсионные акты были совершены на 47 судах, отплывших из США в Европу. Количество диверсионных актов должно было быть больше, но многие завербованные рабочие не решились выполнить задание, они просто выбрасывали «сигары» в море. За это же время в результате взрывов были полностью и частично разрушены 43 завода и несколько крупных военных складов в США. 

В декабре 1915 года были высланы из США германские военный и морской атташе Папен и Бой-Эд. Постепенно американская полиция поймала всех крупных диверсантов, но не всех. Всего за войну в США арестовали 67 германских агентов. Большая часть диверсий была совершена в 1915 году. Однако самые серьёзные акты были совершены уже после высылки или ареста руководства германской агентурной сети. Так, 30 июля 1916 года взрыв огромной силы разбудил жителей Нью-Йорка. Витрины магазинов и окна небоскрёбов были разбиты. Рвались снаряды и казалось, что город подвергся артиллерийскому обстрелу. Взорвался большой склады боеприпасов на острове Чёрный Том. Свыше тысячи тонн взрывчатых веществ, включая 17 вагонов боеприпасов, взлетело на воздух. 11 января 1917 года Нью-Йорк снова пережил панику от грохота рвущихся снарядов. Вечером был взорван находящийся в 15 км от Нью-Йорка пороховой завод. Этот завод выпускал до 3 млн. снарядов в месяц и весь сгорел. Пожар продолжался несколько часов, пока не взорвались 500 тыс. 3-дюймовых снарядов. Убытки только от этих двух взрывов составили около 40 млн. долларов. 

Однако ни скупка через подставных лиц военных заводов, ни попытка подорвать производство и экспорт боеприпасов с помощью диверсионных актов н едали ощутимых результатов. Военная промышленность США легко восполняла все потери. Взамен одного вагона военных материалов, выкупленного в начале войны Германией, американская промышленность выбрасывала на рынок 10 вагонов; вместо одного снаряда, уничтоженного германскими агентами, производилась сотня новых. Поджоги и взрывы не могли поколебать мощной американской промышленности. С другой стороны, эти диверсии и действия немецкой агентуры стали отличным поводом для антигерманской агитации. Ещё больше возмущения американской общественности вызвали действия германского подводного флота. Это подготовило общественное мнение США ко вступлению в войну на стороне Антанты.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация