Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Турция поддерживает наступление оппозиции в Сирии

27-03-2017, 05:00
...
593

Турция поддерживает наступление оппозиции в Сирии

Отношения Анкары и Москвы проходят проверку не только зерном, но и боями под Хамой

В соцсетях активно обсуждают снимки турецких БМП ACV-15, которые 24 марта были замечены у сирийской оппозиции, ведущей наступление на правительственные войска в районе Хамы. Ранее появилась информация о том, что 500 бойцов Сирийской свободной армии, принимавшие ранее участие в турецкой операции «Щит Евфрата», также присоединились к действиям против войск Асада. 

Отношения между Россией и Турцией снова переживают непростые времена. С одной стороны, помощник президента России по военно-техническому сотрудничеству Владимир Кожин 24 марта заявил, что Москва не боится поставлять зенитные ракетные системы С-400 в Турцию, несмотря на то, что она является членом НАТО. С другой, министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев сказал, что действия турецких властей (Анкара с 15 марта исключила Россию из списка стран, ввозящих сельхозпродукцию без пошлин) могут привести к полному прекращению ввоза в Турцию российской пшеницы, кукурузы, бобовых, риса и другой сельхозпродукции. 

24 марта временный поверенный в делах России в Анкаре Сергей Панов был вызван в МИД Турции из-за смерти турецкого военнослужащего, погибшего в результате снайперской стрельбы с территории Сирии. Очевидно, что это связано с тем, что 20 марта 2017 года в курдском кантоне Африн был открыт отдел российского центра примирения — для мониторинга режима прекращения огня.

При этом даже символическое присутствие военных из России в Африне (речи о создании военной базы, как об этом ранее сообщали СМИ, не идет) блокирует расширение турецкой буферной зоны и, по сути, означает окончание операции «Щит Евфрата». Тем не менее, турецкие ВС продолжают наносить удары по кантону. Так, 22 марта курдское агентство ANHA сообщили об бомбардировках деревни Мала Халил, Дер Балут района Джиндереса и деревни Фарфарк и Ккара Баба района Раджо кантона Африн. 

Ситуацию «СП» комментирует начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов. 

— Объективно оценивая ситуацию, претензии турецких экспертов и журналистов к Москве мало обоснованы. Все-таки Анкара изначально собиралась «включить» город Манбидж в зону «Щит Евфрата», то есть отбить его у проамериканского курдско-арабского альянса «Демократические силы Сирии» (SDF), который честно и не без потерь отбил его у ИГ *. И главным «миротворческим препятствием» для февральского наступления протурецких сил на город стали именно американские подразделения, а никак не Россия, которая только через некоторое время отправила в город гумконвои в сопровождении своих военных. После чего — ряд населенных пунктов в том районе заняли проправительственные силы. 

Да, для Анкары такой сценарий — проблема, потому что она не смогла выполнить то, что заявляла, а именно — создать «зону безопасности площадью 5 тыс. кв. км». В настоящее время площадь зоны — около 2,3 тысяч кв. км. Естественно, что это — удар по имиджу турецкого руководства, но здесь оно должно задавать вопросы самому себе, так как, на мой взгляд, изначально ставило невыполнимые, а может — не до конца просчитанные задачи. В конце концов, времени для захвата того же города Аль-Баб у Анкары было предостаточно, а проблемы с его оперативным окружением можно было решить, если был отдан приказ о выделении более крупного контингента. Но в итоге протурецкие силы дождались, что в сторону Аль-Баба в январе начала продвигаться группировка сирийских войск, и только это вынудило ИГ выводить свои силы из города, потому что они оказывались зажатыми между турками и силами режима. 

Скажем, SDF при поддержке США отбили у ИГ Манбидж за 2,5 месяца, но они не имели тех возможностей, которые были у турецких подразделений и союзных им оппозиционных групп. Так что, здесь Анкара должна предъявлять претензии себе — если бы оперативно был взят Аль-Баб, протурецкие силы могли бы двинуться по правому берегу Евфрата и выйти к Ракке, и уже с этих позиций договариваться с США и РФ. А сейчас турки пытаются обосновать собственные военные и политические проколы препятствиями, которые для них создали другие внешние игроки. 

«СП»: — Предложения Анкары Вашингтону, которое заключалось в том, чтобы выделить силы для штурма Ракки в обмен на захват Манбиджа или Тель-Абьяда, действительно были нереалистичнымы. 

— Ясно было, что американцы не пойдут на такой размен, потому что альянс SDF просто так бы не оставили Манбидж, а тем более не дал туркам продвигаться к Ракке напрямую через Тель-Абьяд. Силы коалиции в любом случае ввязались бы в бои с протурецкими силами и начали перебрасывать подкрепления с других направлений, что поставило бы крест на американском плане по взятию Ракки в ближайшей перспективе. Администрация же Трампа, продолжив делать ставку на SDF, на самом деле приняла наиболее разумное решение: как мы видим, в настоящее время продвижение альянса на позиции ИГ идет успешно. На днях была проведена операция по десантированию американского спецназа и сил SDF в район города и авиабазы Табка, а в настоящее время все идет к тому, что силы альянса возьмут под контроль стратегическую плотину. 

«СП»: — Турецкие эксперты прямо говорят о том, что «теперь Москва нанесла удар ножом в спину Турции», после того, как в Африне был открыт российский центр по примирению сторон — теперь из-за присутствия российских военных якобы Анкара не может провести наступление на курдский кантон, хотя продолжает обстреливать его из артиллерии. 

— Никто не говорил, что Африн должен перейти в турецкую зону интересов. А вообще некоторое время назад Анкара могла совершенно свободно взять под свой контроль кантон — когда подразделения «Щита Евфрата» вели наступление на Тель-Рифат. Однако оно захлебнулось, причем не по причине вмешательства внешних игроков, а банально было остановлено из-за сопротивления местных сил и нежелания ряда подразделений «Джабхат Шамия» воевать против курдов. Здесь опять турецкое руководство должно задать вопрос себе — как надо было организовать операцию? 

Повторю, времени у Анкары для любых маневров было предостаточно, однако власти и эксперты ищут виновных в ошибках где угодно, но только не в самом турецком Генштабе и т. д. Что объясняется довольно просто — цензурой. Поскольку тогда возникнут вопросы о боеспособности турецких ВС после всех последних чисток и компетентности офицерских кадров, а это ударит по самому президенту, что ему совсем не нужно в преддверии референдума по конституционной реформе, которая превратит страну в президентскую республику и укрепит власть Эрдогана. 

«СП»: — На переговорах в Астане Дамаск прямо обвинил Анкару в том, что делегация вооруженной позиции не приехала в Казахстан. Также некоторые эксперты считают, что из-за того, что Турцию огранили в расширении буферной зоны, Анкара активизировала поддержку оппозиции, которая участвует в боевых действиях в районе Хамы. 

— На мой взгляд, заявления Дамаска не обоснованы: позиция Турции направлена на развитие диалога с оппозицией. Анкара приложила много усилий для запуска переговорного процесса и его развития. Надо понимать, что сообщения большинства наших СМИ о ситуации «на земле», мягко говоря, не отличаются объективностью — у них всегда во всем виновата оппозиция, а Дамаск никогда не нарушает перемирия. А это вовсе не так: «партия войны» в Дамаске и Иран, в отличие от Москвы, заинтересованы в продолжении боевых действий и не хотят никаких договоренностей с оппозицией. 

Скажем, с самого начала объявленного в конце декабря перемирия режим и не думал сворачивать операции под Дамаском против группировок, которые были внесены Минобороны России в список умеренной оппозиции, при этом все это подавалась как борьба с «Нусрой», которой там просто физически не было или была — 10−30 человек. А перемирие имеет смысл только тогда, когда оно является общесирийским. Тогда можно налаживать диалог с оппозицией и поддерживать борьбу умеренных группировок с радикальными точными ударами с воздуха. Но этого не произошло, в итоге ССА была вынуждена проводить ответные операции, которые играют на руку только «Нусре» и союзным ей радикальным формированиям. 

Что касается информации, что наступление оппозиции согласовано с Анкарой, то она вполне может оказаться правдой. Источники утверждают, что к наступлению присоединились протурецкие группировки и что вновь активизировался в Газиантепе центр операций MOM (Müşterek Operasyon Merkezi) по поддержке повстанцев. 

«СП»: — Какая от этого может выгода для Турции, кроме необходимости показать, что диалог в Астане без оппозиции невозможен и бесполезен? 

— Скажем, все это происходит накануне референдума, и успехи оппозиции под Хамой в турецких СМИ будет восприняты позитивно. Анкара таким образом покажет значимость своего влияния в Сирии и поддержку «революционного движения», что компенсирует имиджевые потери от операции «Щит Евфрата». С другой стороны, вряд ли турки будут сильно афишировать свой непосредственный вклад в поддержку оппозиции, потому что наступление оппозиции может в итоге закончиться ничем.

«СП»: — Резюмируя, все это может привести к новому серьёзному обострению отношений между Москвой и Анкарой? 

— Не думаю, что отношения между руководством стран перейдет какую-то черту. Не следует забывать и про американской фактор. Скажем, на недавней встрече в Анталье начальников Генштабов России, США и Турции многие вопросы были явно согласованы и продолжаются находиться на контроле ведомств. Какие-либо резкие действия Турции ударят в первую очередь по самой Анкаре. 

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

Фото: topwar.ru

0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация