Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Йемен преткновения

4-03-2017, 08:42
...
308

Йемен преткновения

Ситуация в Йемене, на первый взгляд, достаточно линейна. В гражданской войне отряды северян-хоуситов и их союзника – экс-президента А. А. Салеха борются против сил «Аравийской коалиции», в основе которых воинские контингенты КСА и ОАЭ. 

Коалиция намерена формально распространить на всю территорию Йемена власть своего ставленника – «международно признанного» президента А. М. Хади, которого не слишком поддерживают даже южане, на которых он теоретически опирается. За северянами стоит Иран. За монархиями Залива – США. Схема столь же простая, сколь далекая от истины. На самом деле отношения хоуситов и Салеха столь же запутаны, как Абу-Даби и Эр-Рияда и их всех с Вашингтоном. Каждая из группировок преследует собственные интересы и так или иначе связана с США. Рассмотрим происходящее в Йемене, опираясь на материалы П. П. Рябова, подготовленные для ИБВ.

Американская перестройка 

Утечки из Пентагона об операции американского спецназа 29 января в йеменской деревне Якла подтверждают, что она провалилась. Пентагон не признает, что вылазка готовилась месяц и для сбора данных американцы обращались к бывшему президенту Йемена Салеху. Целью было освобождение двух американских заложников, рабочих на одной из йеменских буровых вышек. Но командование сил спецопераций США (US SOCOM) решило заодно ликвидировать главу «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП) Касема аль-Рими, опираясь на данные саудовцев, точнее, сведения, полученные ими от агентуры спецслужб «законного йеменского правительства». Сведения оказались ложью. 

Американские аналитики указывают на резко сузившиеся возможности разведки США в Йемене после прекращения официальных контактов со спецслужбами этой страны три года назад. У американцев нет своей агентуры. Они действуют, опираясь на данные от партнеров и радиоразведки. 

Операцию в Якле проводили «морские котики» и спецназ ОАЭ. Они вылетели ночью на вертолетах с базы «Аль-Анаб» у Адена, высадились на холме Шоум недалеко от деревни и попали в засаду. Бой длился около 45 минут. В итоге один американец погиб, один вертолет был поврежден и брошен. О потерях сил ОАЭ Абу-Даби не сообщает, не афишируя участие в этом рейде. Очень спорным выглядит проведение операции ночью в незнакомой местности, пусть с приборами ночного видения. Такие десанты делаются в светлое время, лучше в час-два дня, когда йеменцы отдыхают. 

Сценарий срыва первоначального плана американцами явно не просчитывался. В этой связи аналитики Пентагона полагают, что исламисты были готовы к рейду, заметив накануне вечером БЛА США, который проводил доразведку местности. В связи с заявлениями Пентагона о том, что целью операции являлся К. аль-Рими, возникает вопрос: не проще было ударить дроном по дому Дахабов? Зачем устроили рейд и послали спецназ? Потери среди мирного населения в итоге зашкаливают. Заложников на месте боя не оказалось. 

Провал демонстрирует несостоятельность системы действий в Йемене, выстроенной при Обаме. Напомним, что основным ее создателем был бывший директор ЦРУ Дж. Бреннан. Он работал в контакте с органами безопасности Салеха, организовывал подготовку местных сил спецназначения (они сейчас воюют в союзе с хоуситами против Хади), поддерживал альянс с КСА, в том числе по обмену разведданными, использованию станции радиоразведки и БЛА для ликвидации главарей АКАП. Американцы располагали данными разведобмена с «Амн Сияси» («Политическая безопасность») Йемена и Управлением общей разведки (УОР) КСА. При этом обе спецслужбы активно используют «исламистский фактор» в Йемене. Эр-Рияд имеет связи с АКАП и джихадистом из Абъяна – Тариком аль-Фадли. Салех как более прагматичный политик иногда сдавал американцам видных исламистов типа экс-агента военной разведки США А. аль-Авлаки. 

В 2015 году ЦРУ разорвало связи с официальными йеменскими структурами с мотивировкой «военного переворота хоуситов», сохранив разовые контакты с Салехом. Такие же поддерживаются и с хоуситами – через Оман, а иногда Швейцарию. При Обаме ЦРУ и Госдеп требовали от Эр-Рияда «инкорпорированности хоуситов в будущие институты исполнительной и законодательной власти Йемена». Отсюда же неоднократные рекомендации американцев КСА «брать штурмом Сану нецелесообразно». Это напрягало их отношения. Что до политики администрации Трампа в Йемене и на Аравийском полуострове в целом, она будет корректироваться. По данным из окружения нового госсекретаря США Р. Тиллерсона, имеющего давние контакты с влиятельными фигурами в КСА, в основу он намерен положить перестройку системы взаимоотношений с Эр-Риядом. То есть будет изменена позиция прежней администрации США, которая подразумевала отход от стратегического партнерства с КСА, в том числе в сфере безопасности. 

Основой курса Обамы было стремление создать систему сдержек и противовесов на Ближнем Востоке после снятия санкций с Ирана. Администрация Трампа готова усилить координацию с Эр-Риядом в сфере безопасности. Это затронет информационный обмен между спецслужбами, допуск саудовской стороны к данным спутниковой разведки в режиме онлайн – шаг к снятию эмбарго на продажу КСА технологий GEOINT (геопространственной разведки). 

Иранский морской полигон 

МИД ОАЭ вызвал 2 февраля поверенного в делах Ирана в Абу-Даби в связи с военной поддержкой, которую Тегеран оказывает хоуситам. Иранскому дипломату передана нота протеста. Власти ОАЭ обвиняют Тегеран в незаконных поставках вооружения формированиям, устроившим госпереворот в Йемене. МИД ОАЭ подчеркнул, что эти действия являются прямым нарушением решений Совета Безопасности ООН, в том числе резолюции 2216, которая предписывает хоуситам сдать оружие и покинуть контролируемые ими территории. Между тем в Йемене с августа 2014 года продолжается противостояние между правительственными силами и хоуситами. ООН сообщила о резком обострении ситуации в провинциях Таиз и Ходейда на западе Йемена, где растет число авиаударов коалиции, возглавляемой КСА. 

При этом ОАЭ участвуют в коалиции давно, а протест Ирану заявлен впервые. Абу-Даби всегда поддерживал особые отношения с Ираном, завязанные на операциях в банковской сфере и морской логистике. Через ОАЭ идут основные экспортно-импортные операции Ирана. Несмотря на споры вокруг оккупированных эмиратских островов, двусторонние отношения между ними всегда были деловыми. ОАЭ не обостряли их дипломатическими демаршами, но на сей раз на это пошли. 
Тому есть два объяснения. Во-первых, Абу-Даби вынужденно поддержал Эр-Рияд, категорично требовавший от всех членов ССАГПЗ, особенно от участников «Аравийской коалиции» публичной реакции на снабжение хоуситов и сил бывшего президента Йемена Салеха иранским оружием. Точнее – в основном китайским, но купленным на иранские деньги. Контрабанда его идет через Оман и Сомали, что стало поводом для конфликта в ССАГПЗ и дипломатического давления на Маскат со стороны Эр-Рияда. Частичное замораживание контрабанды через Дофар активизировало сомалийское направление, в десятки раз увеличив финансирование и боевой потенциал тамошних исламистов. Что сразу ощутили миротворцы из АМИСОМ. 

Во-вторых, ноту Эмиратов стимулировали обстрелы «неизвестными» китайскими противокорабельными ракетами транспортных судов ОАЭ и эсминцев США в конце 2016 года и недавняя атака саудовского фрегата катерами со смертниками. В Пентагоне думают, что стоящие за этой вылазкой предполагали, что смертник атакует боевой корабль США, либо это была отработка удара, подобного нанесенному в Адене по американскому эсминцу Cole («Коул») в октябре 2000-го. 

Командование же коалиционных сил расценило нападение на саудовский фрегат как теракт, исполнителями которого были сторонники движения «Ансар Аллах» (хоуситы). На деле это была попытка классической иранской атаки быстроходными катерами с обстрелом корабля противника из РПГ. Экипаж одной лодки погиб, и катер столкнулся с фрегатом. Если бы там был смертник, фрегат получил бы пробоину, чего не произошло. 

Хоуситы в данном случае, как и при обстреле эсминца США, ни при чем. Они ведут интенсивные секретные переговоры с американцами в Омане по поводу условий окончания гражданской войны и позиционируют себя реальной силой, которая может противостоять джихадистам. Именно это заставляет США считаться с ними и настаивать на инкорпорации хоуситов в политическую архитектуру Йемена, несмотря на попытки КСА обвинить их в терроризме. По данным экспертов ИБВ, атаку и в первом, и во втором случае осуществили иранцы. Об этом свидетельствуют данные радиоперехватов. В первом случае шла апробация модернизированной китайской ПКР. Во втором – помимо нанесения ущерба КСА целью стала проверка способа атаки на море военных и гражданских целей быстроходными катерами и РПГ. В свое время иранцы именно так блокировали проход нефтеналивных танкеров в Заливе. Теперь модель, несущая явные риски судоходству, тестируется в Красном море. И это вторая попытка Тегерана послать сигнал. Это насторожило ОАЭ, для которых важно эффективное безопасное судоходство в районе Африканского Рога и Баб-эль-Мандебского пролива. Отсюда их резкая реакция. 

Консультации в террариуме 

По данным экспертов ИБВ, сейчас идут неформальные консультации между КСА, ОАЭ и представителями так называемого йеменского правительства о смене главы кабмина. Пост этот занимает выходец из Хадрамаута, бывший член ЦК Йеменской социалистической партии, позже один из активных сторонников бывшего президента страны Салеха Абдул Азиз бин Салех Хабтур. Он был выдвинут на этот пост президентом Йемена Хади с подачи Эр-Рияда, который таким образом убрал с поста председателя кабинета министров ставленника ОАЭ Халеда Махфуза Бахаху. Нынешняя ротация премьера – продолжение этого конфликта в силу недовольства Абу-Даби «резким креном» главы правительства в сторону «Братьев-мусульман» в лице исламистской партии «Ислах». «Братья-мусульмане» считаются в ОАЭ угрозой национальной безопасности наравне с Ираном.

Основной раскол между Эр-Риядом и Абу-Даби на йеменском направлении связан с этим. Саудовская Аравия, которая на первом этапе кризиса отказалась от прежнего союзника в лице «Ислаха» (руководство партии – братья Ахмар и сводный брат бывшего президента Али Мохсена находились в орбите Катара), теперь делает ставку на эту партию как силу, которая сможет сломить сопротивление хоуситов и взять столицу Йемена – Сану. Вернее, не партия, а племенное ополчение Хашед, которое за ней стоит. Именно с этой целью в 2016 году Али Мохсен аль-Ахмар назначен вице-президентом. Его отношения с Хади эксперты оценивают как «рабочие». Правда, ополчение Хашед ведет себя пассивно, накапливает оружие и не торопится становиться «наконечником копья» «Аравийской коалиции». 

Тайные консультации по смене премьера начались в Эр-Рияде после событий в аэропорту Адена 13–14 февраля. Тогда отряды «вооруженных сил Йемена», основу которых составляли сторонники партии «Ислах», выполняя приказ Хади, попытались взять под охрану здание аэропорта и его инфраструктуру с прицелом на грузовой терминал. Развернулись полномасштабные боевые действия. Охрана аэропорта была набрана в одном из южнойеменских харакат, финансируемых и контролируемых военным командованием ОАЭ в Адене. По колонне боевой техники и автомобилей «представителей Хади» ВВС ОАЭ нанесли удар. Число погибших приблизилось к сотне при многих раненых. Но и среди защитников аэропорта были жертвы. 

Туда были переброшены подразделения частной охранной компании, которой руководит основатель «Блэкуотерс» Э. Принс, осуществляющие в Адене защиту основных объектов инфраструктуры и штаба миссии ОАЭ. Они усилили охрану терминалов, но бои к тому времени завершились, а сторонники партии «Ислах» отошли. Это привело к кризису в отношениях между Абу-Даби – с одной стороны и А. М. Хади и Али Мохсеном аль-Ахмаром, которому подчинялись сторонники «Ислаха», – с другой. В итоге «заинтересованные стороны» собрались на консультации в Эр-Рияде. 
Зачем А. М. Хади и Али Мохсен аль-Ахмар пытались взять под контроль аэропорт в Адене? Дело в том, что ОАЭ не пропускают вооружение и боеприпасы, которые закупаются на Украине, мотивируя это тем, что оружие идет на укрепление боевого потенциала «Братьев-мусульман». При этом большая часть украинского оружия перепродавалась в страны Африки по каналам хоуситов. Они контролировали до последнего месяца порт Моха на Красном море, через который шла основная контрабанда. Хоуситы брали свой «процент». Схема контрабанды украинского оружия А. М. Хади и Али Мохсена аль-Ахмара (он этим занимался еще из России 90-х) была разрушена: порт Ходейда находится под контролем хоуситов и под повышенным вниманием ВМС КСА и АРЕ, а аэропорт Адена и порт Моха – под контролем ОАЭ. Что не мешает через сомалийскую территорию направлять в Йемен китайское оружие для хоуситов, но этим занимаются уже иранцы. 

Операция ОАЭ и подконтрольных им южнойеменских харакат в середине января – начале февраля по освобождению Мохи преследовала цель пресечь этот канал. Завершилась она недавно, стоила наступавшим больших жертв, а порт Моха до конца не взяли. 22 февраля там в результате ракетного удара погиб замначальника Генштаба правительственных войск генерал Ахмед Сейф аль-Яфьи и убиты несколько его помощников. Подчеркнем, что рассуждения о том, что после Мохи эмиратовцы двинутся далее на Ходейду, не имеют серьезных оснований как в силу неясной ситуации в Мохе и больших потерь, так и из-за того, что ОАЭ не имеют значимых интересов на севере страны. 

На упомянутых консультациях перспективным кандидатом в премьеры стал бывший председатель кабмина в НДРЙ Х. Аттас. Он, несмотря на возраст (за 70 лет), знаком саудовскому руководству, жил в КСА и получает от Эр-Рияда ежемесячную «пенсию» 100 тысяч долларов. Пользуется влиянием на юге страны как сторонник отделения, что устраивает Абу-Даби, ставящий на государственное обособление Южного Йемена. Аттас не любит «Ислах», что для ОАЭ важно. Знают его и в России. Он приезжал в январе в Москву, провел неофициальные встречи в МИДе и считается условно пророссийским политиком. До того посещал Вашингтон. Фигура Аттаса – наиболее подходящая, хотя он выдвинул ряд условий, могущих сделать его кандидатуру непроходной. В частности, потребовал передать ему часть полномочий в исполнительной власти, которыми монопольно распоряжается Хади. 

Консультации в Эр-Рияде прекратились из-за бескомпромиссной позиции Абу-Даби, вернее – наследного принца Мухаммеда бен Заеда аль-Нахаяна. Представители КСА и Хади предложили поставить аэропорт под совместный контроль, что посланцы ОАЭ отвергли. После провала этого раунда в Абу-Даби выехали делегации Хади и военных КСА. От Йемена в ее состав вошел сын президента генерал Насер Хади и «второй человек» в кабинете Абдалла аль-Олайми. От КСА – командующий силами специального назначения Фахд бен Турки Аль-Сауд. Они везли доработанный план раздела «зон влияния» в аэропорту Адена, подразумевающий передачу части грузовых терминалов под охрану подразделениям Presidential Protection Units (PPU) под командой сына президента Хади, костяк которых составляют члены партии «Ислах» из Южного Йемена. Объединенная делегация три дня безуспешно пыталась уговорить Мухаммеда бен Заеда аль-Нахаяна принять этот план. 
Наследный принц ОАЭ обосновал резкое неприятие предложений А. М. Хади и его саудовских покровителей тем, что таким образом нарушается негласный договор между КСА и ОАЭ по разделу «зон влияния» в Йемене. В августе 2015 года в марокканском Танжере определились, что в эмиратовский сектор входят юг и восток страны, а в саудовский – север. 

Богатый нефтью район Маариба должен был контролироваться совместно. Нынешние явно инспирированные КСА попытки их креатуры в лице А. М. Хади взять под контроль аэропорт Адена соглашение нарушают. При этом Эр-Рияд таким маневром старается укрепить финансовое положение А. М. Хади через доходы от контрабанды оружием и повысить его вес в политической элите страны. Абу-Даби данный сценарий категорически не приветствует, что и показал, спровоцировав самый серьезный кризис отношений с Эр-Риядом за последний год. 

Ряд экспертов считают, что взаимоотношения между ОАЭ и КСА переживают «точку кипения». Этот кризис глобальных интересов партнеров по ССАГПЗ на йеменском направлении может оказать самое негативное влияние на наступательную динамику войск «Аравийской коалиции» и их союзников на Сану. При этом вряд ли он станет причиной развала коалиции. В Абу-Даби расценивают свое присутствие в Йемене прежде всего как способ установления контроля над акваторией и логистикой транспортных маршрутов в Красном море и в районе Африканского Рога и уходить из этой страны не будут. С их точки зрения, настало время жестко очертить перед Эр-Риядом красные линии, за которые ему переступать не следует. И Саудовская Аравия эти правила игры, насколько можно судить, будет вынуждена принять. 

Позволить себе потерять ОАЭ в Йемене как союзника Эр-Рияд не может – КСА так завязло в сирийском конфликте и тратит на него такие деньги, что держать под контролем Йемен при текущих ценах на нефть, плачевном состоянии ВС королевства и уровне противостояния с Ираном оно не в состоянии. Что в ОАЭ, безусловно, понимают и чем воспользуются. Нормальный для Ближнего Востока «террариум единомышленников».

Автор: Евгений Сатановский

0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация