Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

Последний полёт Николая Майданова

2-02-2017, 06:00
...
682

Последний полёт Николая Майданова

29 января 2000 года при проведении боевой операции в Аргунском ущелье был смертельно ранен Герой Советского Союза полковник Николай Майданов. Газеты тогда писали, что свою боевую задачу лётчик выполнил на сто процентов и скончался в кабине вертолёта. В том же 2000-ом году Николаю Майданову посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. 

Пятнадцать лет спустя в Санкт-Петербурге в Московском парке Победы открыли памятник герою. Люди, которые знали Николая Майданова лично говорят, что он очень похож живого Саиныча (так, по отчеству, межу собой называли командира сослуживцы). Памятник открывали в день Народного единства, 4 ноября, и на церемонию приехали друзья и близкие героя со всех уголков России.

29 января этого года, в день памяти Николая Саиновича, в его доме опять яблоку негде упасть. Типовой двушке помимо семьи и родных разместились шестеро гостей из других городов. 

- Мы спим пока по очереди, - рассказывает мне Татьяна Павловна, вдова Николая Майданова. - Но это ничего. Гарнизонная жизнь многому нас научила - и не в таких условиях жили. Зато все эти дни мы вспоминаем о Коле. То один случай кто-то припомнит, то другой. У каждого истории свои, но оказывается, что все они об одном - муж был удивительным человеком. И главное его достоинство в том, что он умел чувствовать, понимать ближнего и всегда старался помочь. Не потерял этого качества и когда стал командиром - его даже ругали за то, что относится к коллективу не как начальник, а как отец... 

"Жалко парня бросать в пекло - поеду сам". 

Николай родился 7 февраля 1956 года в крохотном казахском поселке Таскудук. Мама - чистокровная немка, папа - казах. Семья была многодетной и в ней всегда царило одно правило - старший помогает младшему, младший помогает ближнему. Наверное, эта повышенная ответственность на полшага отдалила его от мечты детства - стать летчиком. Коля поступал в летное училище казахского города Актюбинска вместе с другом. А когда врачебная комиссия не допустила его товарища до экзаменов, Николай решил поддержать друга - отказался от поступления.

Пошёл в армию, отслужил. А после, как говорят летчики, зашёл на второй круг - подал документы в Саратовское авиационное училище. На этот раз всё сложилось успешно - учеба шла легко, а преподаватели отмечали, что у курсанта Майданова есть особое врождённое чувство, которым обладают только летчики высшего пилотажа. В небе он был, как птица - если кому-то после вылета нужно было время для восстановления, то Николай только приземлившись уже готов был вновь садиться за штурвал. 

С 1984 по 1985 год капитан Майданов служил в Афганистане. Что пережила за тот год его жена Татьяна, можно только догадываться. 
- Он вернулся. Я выдохнула. Жизнь налаживается, сыновья растут. У нас их двое. И вот в декабре 1986 года он пришёл со службы. Мы сели ужинать. И он так буднично, будто между прочим, говорит: "Ты знаешь, меня могут во второй раз отправить в Афганистан...". И не спросил даже, как я смотрю на это. Поставил в известность. И я поняла - Коля так решил, говорить что-то против я не имею права. В нашей семье было так заведено. Поэтому просто слушала. А он продолжает: " Вместо меня мог поехать другой летчик, но он там ни разу не был. Молодой ещё, неопытный. Жалко парня бросать в пекло. Вдруг что случится, я себе не прощу. А я там был, всё знаю. Полечу сам..." В ту поездку он не только летчика спас, но и 46 ребят. Наверное, этот выбор был послан ему свыше, - считает Татьяна Павловна. 

В официальных сводках сухо написано, что капитан Майданов участвовал в самых крупных десантных операциях. И за год, с марта 1987-го по май 1988-го, как старший летчик особой вертолетной эскадрильи высадил более 200 разведывательных групп. Дальше только цифры. На счету Николая Майданова: 1250 боевых вылетов с налетом 1100 часов; он ликвидировал десять караванов с оружием, вывез с поля боя около сотни раненых, перевез тысячу десантников и больше ста тонн груза. 
Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" Николай Майданов получил за то, что за один рейс спас экипажи двух подбитых вертолетов и вытащил из засады группу спецназовцев. 

Главная школа жизни - Афган 

- Я летал с ним уже во время Чеченской войны. Молодой я тогда ещё был, только после училища. Но с рядом с Майдановым было понимание, что всё под контролем. И я не помню, чтобы он чего-то боялся, - рассказывает летчик Андрей Михалевич. - Всегда спокойный, собранный. По его рассказам мы знали, что Афган стал главной его школой - и лётного мастерства, и школой жизни тоже... Саиныча все любили ещё и за то, что он был редким командиром. Командир ведь не обязан возглавлять колонну вертолетов во время боевых операций. Но он всегда шёл первым. И в бою, и в жизни. Помню, что в 90-е, когда нам подолгу не выплачивали зарплату, он пригонял в военный городок машины с рыбой, мясом. Откуда он их брал? Умел находить, договариваться. Дичь сам стрелял. Мы знали, что если Саиныч поехал на охоту, вечером весь городок будет с мясом. Начальство его ругало за то, что слишком человечным был. Но мы это ценили и ни разу его не подвели за все время службы... 

Ещё боевые товарищи вспоминают, что он очень любил музыку. Тогда на Кавказе продавали магнитофоны со встроенными фонарями, они заряжались от аккумулятора и их можно было брать с собой в дорогу. Так вот на борту его вертолета всегда был такой магнитофон. И кассеты. Высоцкий - обязательно. 

В сорок лет Николай Майданов принял крещение. Причину такого решения вдова Татьяна объясняет просто: "Я - верующая. И по воскресеньям всегда ходила в храм. Коле приходилось рано вставать, чтобы отвозить меня на службу. А затем ждать, когда она закончится. Мама же у него католичка, папа - мусульманин. А он веру не выбрал. И когда мы перехали в Агалатово, под Санкт-Петербург, Коля захотел построить храм рядом с домом, чтобы не возить меня за несколько километров. Но сколько бы и куда бы не писал с просьбой помочь в этом вопросе, везде отказы. Я тогда предположила ( ничего в свои слова, впрочем, не вкладывая), что не получается у него с этим вопросом, потому что он с верой не определился. И вот утром 1 февраля 1998 года Коля сообщает мне, что решил сегодня креститься. Мы приехали, батюшка исповедовал его и сказал, что нужно найти крестного отца. А если сейчас найти, привезти хорошего крестного мы не сможем, то можно связаться с ним и по телефону. Так, в телефонном режиме, крестным отцом Николая стал генерал Анатолий Михайлович Филипенок. Он тогда ещё сказал, что быть крестным такого человека, как Майданов, для него - честь." 

Он держал штурвал до последней секунды 

А спустя полтора месяца Майдановым пришли бумаги - вопрос о строительстве храма решился положительно. Чуть позже во время одного из разговоров с женой Николай между прочим добавил: "Хорошо всё-таки, что я принял крещение. Теперь, если что-то со мной случится, точно будешь знать, что хоронить меня нужно здесь, на православном кладбище...". Татьяна похолодела, но тут же отвела тяжелые мысли. После второй афганской командировки мужа, казалось, что всё самое страшное, что есть в этом мире, уже позади.

26 января 2000 года Николай Саинович позвонил жене. Предупредил, что несколько дней не будет выходить на связь, так как летит на боевую операцию в Аргунское ущелье. Татьяна ждала день, два, три. А потом пришла чёрная весть, в которую до сих пор, даже спустя семнадцать лет, трудно поверить. 

...Осколки от блистера врезались в сердце и шею. Он не отпускал штурвал. Держал до последнего вдоха - нужно было посадить вертолет, на борту которого были люди. Но всё-таки не успел, второй пилот закончил этот, последний для Николая Майданова, полёт. 

- У нас дома хранятся Колины часы. Время на них остановилось в 11 часов 18 минут. И каждый год 29 января в это время я стою у могилы мужа. Никогда никого не приглашаю, не обзваниваю. Но всегда в этот день на кладбище приходят его друзья. В этом году их было 43 человека, - объясняет Татьяна Павловна Майданова и добавляет, - Коля всегда очень переживал, что у него тихий голос. Командир должен говорить громко, напористо, где-то даже агрессивно. А Коля не умел. И я его успокаивала: "Главное, не громкость, с какой ты говоришь, а что ты вкладываешь в слова, умение достучаться до людей, донести суть". И, как показало время, он был прекрасным оратором - голос его прошел через время, остался в памяти его друзей, в их сердцах и душах. 



0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация