Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Наш Кавказ стал безопаснее Европы?

6-01-2017, 01:00
...
698

Наш Кавказ стал безопаснее Европы?

Что происходило с террористическом подпольем в 2016 году

Европа, а в месте с ней и Турция, в 2016 году столкнулась с разгулом террора, не имевших прецедентов в прошлом. Поневоле спецслужбам всех стран пришлось быстро учиться проводить «зачистки» и «спецоперации», которые еще недавно считались приметой только Северного Кавказа. Только в отличие от кавказских силовиков, европейцы действуют менее кровопролитно. Или так только кажется? 

Дагестан: тактика «выжженной земли» 

Статистику жертв борьбы с терроризмом, которую ведут на Северном Кавказе силовики, регулярно публикует только один аналитический центр в стране — это информационное агентство «Кавказский узел». В основу статистики положены ведомственные данные МВД, ФСБ и НАК, а также подсчеты собственных корреспондентов издания. 

Итак, за одиннадцать месяцев 2016 года в регионах округа, по оценке «Кавказского узла», погибли 166 человек (в том числе 8 гражданских лиц, 24 силовика и 134 предполагаемых боевика), а получили ранения различной тяжести 80 человек (в том числе 16 гражданских лиц, 60 силовиков и 4 предполагаемых боевика). 

Самым кровопролитным был октябрь, когда «Кавказский узел» насчитал 38 убитых, среди которых 35 — предполагаемые боевики, которые погибли в ходе боестолкновений и спецопераций. 

Что касается географии, то наибольшее количество жертв «Кавказский узел» зафиксировал в Дагестане (49 раненых и 120 убитых, среди которых 96 — это граждане, которые, по данным правоохранительных органов, были причастны к террористической деятельности). Далее следуют Ингушетия (15 убитых и 4 раненых), Чечня (13 убитых и 15 раненых) и Кабардино-Балкария (12 убитых и 1 раненый). 

Можно сопоставить эти цифры с данными предыдущих лет года. За одиннадцать месяцев 2016 года на Северном Кавказе в результате контртеррористических операций и терактов погиб 191 человек (в том числе 156 предполагаемых боевиков) и было ранено 34 человека (среди них 29 — это правоохранители). 

В 2014 году за тот же период на Северном Кавказе погибли 290 человек (из них 215 — предполагаемые боевики) и получили ранения 143 человека (в том числе 125 силовиков), а в 2013 году было убито 469 жителей (265 предполагаемых боевиков) и ранено 412 (266 правоохранителей). 

Как видно из приведенных цифр, год от года на Северном Кавказе становится все меньше жертв «войны с террором». При этом силовики избрали крайне жесткую тактику: в ходе спецопераций и боестолкновений не оставлять раненых боевиков. Их и раньше было не так много (например, за весь 2013 год — 15), а сегодня, фактически, эта цифра находится в пределах погрешности. 

Ведь с получением достоверной информации существуют еще и серьезные проблемы. Например, в результате боевого столкновения в Грозном 17−18 декабря, как заявил глава республики Рамзан Кадыров, были ранены и задержаны двое возможных боевиков. Выжили ли они на самом деле, неизвестно. Было сообщение, что их убили в больнице, после чего Кадыров опроверг эту информацию. 

Радикалы плодятся… «на зоне» 

2016 год на Северном Кавказе, к счастью, обошелся практически без крупных терактов. Боевики в разных регионах продолжали действовать по «дагестанской» методике — это локальные нападения на административные здания и посты ДПС. Одним из наиболее резонансных преступлений оказалась попытка захвата Новоселицкого ОМВД на Ставрополье 11 апреля: трое молодых людей, вооруженных гранатами пытались прорваться к зданию. 

По официальной версии, увидев подозрительных мужчин, двоих из них застрелили бдительные дежурные, а третий сам подорвал «пояс шахида». При этом, как ни удивительно, ни один из сотрудников МВД не пострадал. В общем, впечатление такое, что спецоперация готовилась заранее. Уголовное дело возбудили лишь по фактам незаконного оборота боеприпасов (ст. 222 УК РФ) и покушения на сотрудников правоохранительных органов (ст. 317 УК РФ). А вот терроризм вменять погибшим не стали. 

ФСБ задержало пятерых граждан, которые помогали «подрывникам» купить боеприпасы и пистолет. Сейчас над ними идет суд. Один из предполагаемых торговцем оружием, Геннадий Демченко, недавно освободился из колонии. А сидел он вместе с лидером той самой группы, что напала на Новоселицкое ОМВД, — 33-летним Зауром Акаевым, выходцем из села Китаевского. 

Именно в тюрьме, куда он попал по обвинению в убийстве, Акаев и задумал отомстить полицейским. Хотя, вероятнее всего, к криминалу примешалась и псевдорелигиозная идеология. Ведь сегодня именно тюрьмы — это настоящий рассадник радикалов. При этом в системе ФСИН нет специалистов, которые были бы способны оценить эту угрозу (а главное, противостоять ей). 

Еще похожий пример. Полтора года назад Северо-Кавказский окружной суд приговорил жителя Карачаево-Черкесии Руслана Ионова к семи годам колонии за вербовку террористов для отправки в Сирию. Молодой человек только незадолго до этого освободился из тюрьмы, где уже провел семь лет за пособничество терроризму. О том, что в Сирии идет гражданская война, и какую роль в ней играет, запрещенное в России, «Исламское государство» *, Ионов узнал именно «на зоне», где его самого и завербовали… 

В отсутствие громких терактов силовики в течение 2016 года регулярно отчитывались о «ликвидации» все новых и новых террористических ячеек. Причем если еще недавно такие спецоперации проходили только в Дагестане, Чечне или Кабардино-Балкарии, то в августе впервые пришлось вздрогнуть от близких автоматных очередей… жителям Ленинского проспекта в Санкт-Петербурге. 

Бойцы спецназа ФСБ заблокировали четверых предполагаемых боевиков в квартире в многоэтажке, после пятичасового штурма все они были убиты. По официальной версии, отказались сдаваться живыми. 

Задержание (не такие громкие, без стрельбы) также проходили в других мегаполисах — Москве, Самаре, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде. И в каждом случае, по заявлениям официальных лиц, речь шла о ячейках «Исламского государства», готовивших кровопролитные теракты. 

Как правило, они были связаны (опять-таки, по официальным данным) либо с трудовыми мигрантами из стран Средней Азии, либо с бывшими наемниками, выезжавшими в страны Ближнего Востока. 

Причем все эти ячейки действовали автономно. И в этом коренное отличие «Исламского государства» от централизованного, с жесткой структурой «Имарата Кавказ» *, который до недавних пор считался главной террористической угрозой России и который также запрещен в России. 

Потому и на фоне обилия новостей о ликвидации отдельных ячеек, вы ни разу не услышали бы сообщений о гибели неких «высокопоставленных террористов». Единственное исключение — это спецоперация в махачкалинском пригороде Талги в ночь с 3 на 4 декабря, в которой был убит лидер ячейки (вилайята) «Исламского государства» на Северном Кавказе Рустам Асельдеров. Да и то провозгласивший лидером сам себя. 

Европа: в террористы идут… тинейджеры 

Любопытно сопоставить «террористическую» статистику на Северном Кавказе с тем, что происходит в странах Евросоюза. Здесь с начала года произошло 25 терактов, в которых погибли 149 человек (в том числе 13 предполагаемых террористов) и были ранены 883 человека (в том числе 6 боевиков). Все это позволило сначала европейской прессе, а затем и экспертам растиражировать термин Wave of Terror in Europe («Волна террора в Европе»). 

Подавляющее большинство жизней в нынешнем году унесли три самых крупных теракта — нападения на аэропорт и станцию метро в Брюсселе (22 марта), а также на гуляющих по Английской набережной в Ницце (14 июля) и на посетителей рождественской ярмарки на Брайтшайдплац в Берлине (19 декабря), а также последний, совсем свежий в Турции, где погибли 39 человек. 

Причем в трех последних случаях террористами, вероятнее всего, были так называемые «одинокие волки» — то есть скрытые психопаты, никак не связанные с «Исламским государством», но считающие себя его приверженцами. Эти потенциальные убийцы, к сожалению, практически неразличимы в толпе. А радикальная интернет-пропаганда служит «триггером» для их агрессивного поведения. 

Так, спустя четыре месяца после террористической атаки на Париж во французской столице полиция задержала четверых девушек в возрасте от 15 до 17 лет… которые планировали повторить нападение, выбрав в качестве мишени концертный зал вроде театра «Батаклан». Девушек вычислили по переписке в Facebook. Ну, казалось бы, стоит ли спецслужбам всерьез опасаться четырех тинейджеров? В Европе, которая сегодня живет как на вулкане, — да. Тем более, что девушки уже и всерьез собирались купить оружие, для чего хотели отправиться в общину Моленбек в Бельгии, где большинство жителей — мигранты «новой волны» из стран Северной Африки и Ближнего Востока. 

Но даже и это оказалось «цветочками». Незадолго до теракта в Берлине немецкая пресса рассказала о жутком случае в городке Людвигсхафен, где полицейские задержали 12-летнего мальчика из семьи иммигрантов-иракцев… который готовил точно такое же нападение на рождественскую ярмарку. Он переписывался с несколькими членами «Исламского государства» через мессенджер Telegram (как позже он признался полицейским, он мечтал выехать в Сирию), которые научили его сделать бомбу, начиненную гвоздями. 

Парень спрятал ее в рюкзаке, который оставил в кустах около рождественской ярмарки в Людвигсхафене. К счастью, бомба была собрана неправильно и не взорвалась. Тогда мальчик повторно попытался сделать еще одну «адскую машину», чтобы взорвать торговый центр. После этого его и задержали. Но тут немецкая юстиция оказалась перед дилеммой: по закону, в Германии привлечь ребенка в 12 лет к уголовной ответственности невозможно. Сейчас мальчик находится в спецприюте. 

Транснациональное «подполье» 

Как видно из приведенных цифр, за последние годы террористическая активность в России неуклонно снижалась, в то время как в доселе считавшейся спокойной Европе, напротив, — росла. Хотя сегодня уже нет никакого сомнения, что террористическое подполье в странах Евросоюза и в регионах России (особенно на Северном Кавказе) — это единое целое. 

В июле суд в Германии приговорил к 2,5 годам колонии… выходца из Дагестана Мурада Атаева, который был имамом в одном из берлинских пригородов. Выяснилось, что он приехал и жил под вымышленным именем, занимался вербовкой боевиков для отправки в Сирию (еще один пункт обвинения — то, что Атаев мог снабжать террористов амуницией — не нашел подтверждения). Ну а мягкость приговора объясняется тем, что он активно сотрудничал со следствием. 

Еще один подобный персонаж — это выходец из Чечни Ахмед Чатаев (более известный под прозвищем Однорукий). Он участвовал в первой Чеченской войне, а затем бежал из России в Австрию, где и проживает сейчас. Затем его задерживали при криминальных обстоятельствах в Грузии, Украине и Швеции (здесь он даже отбыл 16-месячное заключение по обвинению в контрабанде оружия). 

Чатаева называют одним из организаторов нападения на стамбульский аэропорт Ататюрка (28 июня), в результате которого погибли 48 человек. Председатель комитета по вопросам национальной безопасности Палаты представителей США Майкл Маккол после этого даже заявил, будто под личным контролем Чатаева находится не менее 130 завербованных им боевиков «Исламского государства» (русскоговорящих, из бывших стран СНГ), которые сегодня разбросаны по всему Евросоюзу. 

Это, по мнению Маккола, — своего рода «спящие агенты», которые по требованию «Исламского государства» якобы в любой момент организовать теракты и диверсии. Как с ними бороться?! Полицейские европейских стран регулярно отчитывались о проведении спецопераций, рейдов, обысков… В Сен-Дени, Моабите, Моленбеке, Хильдесхайме и даже на Ибице. 

Но, как правило, большинство из них даже не заканчивались массовыми задержаниями. Для российского обывателя, привыкшего к регулярным новостям о кровопролитных «зачистках» в региональных столицах Северного Кавказа, это удивительно. Как же, мол, так: террористы даже не оказали сопротивления, не открыли пальбу из окон, не были расстреляны из БТР?! 

Причем при кажущейся «мягкости» европейской полиции и спецслужб организаторы всех крупнейших терактов были пойманы или убиты. Это, в частности, вдохновители нападений на Париж и Брюссель Салах Абдеслам и Абдельхамид Абаауд, а также предполагаемый лидер ячейки «Исламского государства» в Германии Абу Валаа. 

В общем, можно сравнить эффективность работы спецслужб в России и Евросоюзе. Но в любом случае, поскольку решают они общие задачи, то и действовать должны только едино. А не отдаляться друг от друга за счет глупейших и никчемных санкций, которые плодят уходящие на покой президенты. 

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена. 

* «Имарат Кавказ» решением Верховного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2010 года признан террористической организацией, его деятельность на территории Российской Федерации запрещена.


Фото: Анатолий Медведь/ТАСС 


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация