Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Россия над схваткой

21-12-2016, 01:00
...
549

Россия над схваткой

Почему Москва отвергает предложение Брюсселя «дружить» против избранного президента США

Россия поддерживает совместную работу с Евросоюзом над общими вопросами, но не намерена объединяться против кого-то. Об этом рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. 

«Конечно, вряд ли можно согласиться с идеей, что можно дружить против кого-то, если иметь в виду вот эти опасные выводы. Это, наверное, не тот подход, который отвечал бы нашим интересам», — сказал Песков. Он также добавил, что пока рано судить о политике, которую будет вести администрация Дональда Трампа, и напомнил, что Москва традиционно выступает «за добрые отношения с Евросоюзом, которые сейчас отсутствуют как таковые». 

Таким образом пресс-секретарь российского президента прокомментировал заявления верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, которая в интервью The Wall Street Journal допустила возможность объединения ЕС и России в противостоянии планам избранного президента США Дональда Трампа отменить ядерную сделку с Ираном. 

Глава дипломатии ЕС выразила мнение, что решение США отказаться от сделки с Ираном вызовет противодействие со стороны президента России Владимира Путина, внесшего вклад в заключение соглашения. «Если разбирать каждый конкретный случай, то можно найти вопросы, где европейцы и русские могут оказаться на одной стороне: Иран, ближневосточный мирный процесс, возможно, роль ООН», — добавила она. 

При этом Могерини усомнилась в том, что США пойдет на большую сделку с Россией по сирийскому и украинскому вопросу, исключив из этого процесса ЕС. Она также подчеркнула, что несмотря на любые решения администрации Трампа, Евросоюз будет действовать в отношении Москвы, исходя из введенных санкций, которые связаны с реализацией минских соглашений. 

Напомним, во время своей избирательной кампании Дональд Трамп резко критиковал соглашение с Ираном, называя его одной из худших сделок в истории США. По его мнению, она позволит исламской республике получить ядерное оружие. Советник Трампа по внешней политике Валид Фарес заявлял, что избранный президент США потребует пересмотреть и внести изменения в документ по иранской ядерной программе. 

В середине июля 2015 года Иран достиг договоренностей по своей ядерной программе с «шестеркой» международных посредников (США, Россия, Китай, Великобритания, Франция, Германия). Тегеран обязался превратить завод в Фордо в технологический центр, а реактор в Араке перестроить в соответствии с проектом международного консорциума. Кроме того, Иран пообещал не обогащать уран выше порога в 3,67 процента и ограничить его объемы 300 килограммами на срок в 15 лет. В обмен на это с исламской республики сняли санкции с оговоркой, что они могут быть возвращены, если страна не выполнит своих обязательств. 

Как понимать заявление Могерина? Почему в этом вопросе разошлись мнения Брюсселя и Вашингтона, несмотря на то, что США и ЕС всегда выражали единодушие в политике по отношению России? И в чем, собственно, может заключаться сотрудничество ЕС и России по защите иранской сделки? 

— Это сотрудничество может заключаться в том, что Евросоюз выступит против Трампа по ряду чувствительных для США вопросов, — считает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев. 

— Собственно говоря, по Ближнему Востоку и, в частности, по Ирану полного единства между ЕС и США не наблюдалось. Кроме того, Могерини дала понять, что в каких-то случаях даже неприязнь к России не станет «тормозом» для высказывания несогласия — бывают случаи, когда антироссийским настроем придётся пренебречь. 

«СП»: — Насколько для Европы имеет значение сделка с Ираном? Почему тут разошлись планы с новой администрацией США? 

— В Европе мусульманское лобби намного сильнее, чем в США, где явно преобладает лобби еврейское. Кроме того, та же Франция рассчитывает приобрести в Иране контракты на строительство атомных объектов. Не следует также забывать, что в энергетических документах ЕС прописана необходимость разнообразить источники поставок углеводородов. Иран как раз должен стать таким новым источником, и ради этого европейцы готовы даже «перечить» американцам. 

«СП»: — Помимо Ирана, в числе вопросов, где европейцы и русские могут оказаться на одной стороне, Могернини назвала «ближневосточный мирный процесс, возможно, роль ООН». Как это понимать? В чем тут могут совпасть интересы? 

— Судя по всему, Трамп в делах ближневосточных склонен больше прислушиваться к Израилю. В европейской элите же сильны леволиберальные настроения, здесь скорее склонны поддерживать Палестину. Предполагается, что Россия стоит «над схваткой», не занимая чётко ни одну из сторон. И ЕС тоже не прочь встать «над схваткой». Что касается ООН, Евросоюз должен поддержать «своего» генсека — португальца Антониу Гутерриша. 

Интересы могут совпасть в том, что многим в Европе не нравится та чрезмерная опека, которую ей навязывают США. И ради того, чтобы от неё избавиться, европейцы и показывают американцам, чтобы они умерили пыл. Дескать, если вы не образумитесь — мы повернёмся к России. Но в отдельные моменты по тому же Ближнему Востоку наши интересы действительно могут совпасть. И по борьбе с терроризмом — тоже. В конце концов, большой террор пережили и Москва, и Париж с Брюсселем. Политика — вещь не чёрно-белая, а разноцветная. Когда-то на союз с СССР пошёл такой его лютый враг, как Уинстон Черчилль. Так что бывает всякое… 

«СП»: — Могерини также усомнилась в том, что США пойдет на большую сделку с Россией по сирийскому и украинскому вопросу, исключив из этого процесса ЕС. Согласны ли вы с этим мнением? 

— Пожалуй, я склонен с ней согласиться в украинской части. Основная тяжесть финансирования нынешней украинской власти лежит (в той или иной степени) на Евросоюзе. Украина — вопрос, гораздо более существенный для Европы, а не для американской администрации Трампа, и для того, чтобы заручиться поддержкой в других вопросах, Трамп может уступить европейцам по Украине. И это не обязательно плохо для России — воюющая Украина не нужна ни нам, ни европейцам. 

Что же касается части сирийской, то Ближний Восток давно уже превратился в зону особых интересов США, где они предпочитают не советоваться ни с кем — кроме, разве что, партнёров в самом регионе. По Сирии Трамп точку зрения Европы спрашивать не будет, возможная новая волна беженцев из Сирии в ЕС его совершенно не интересует. Так что здесь Могерини выдаёт желаемое за действительное. 

«СП»: — Могерини подчеркнула, что несмотря на любые решения администрации Трампа, Евросоюз будет действовать в отношении Москвы, исходя из введенных санкций, которые связаны с реализацией минских соглашений. Но ведь санкции были навязаны Европе Вашингтоном. Что если Трамп возьмет и отменит санкции? Европа будет продолжать упираться? 

— Это всё словесная эквилибристика. Даже если Трамп захочет отменить санкции — Конгресс не позволит ему этого сделать. Многие европейские политики по собственной воле и без специального указания из США выступают за жёсткое давление на Россию. Русофобию, в конце концов, изобрели в Европе, и в Америку она попала именно оттуда. Большинство европейской и американской элиты в данном случае едины — вопрос лишь в том, что европейцы склонны к более мягким формам давления. Так что здесь Могерини по существу не сказала ничего нового. 

— Желания Могерини не имеют никакого отношения с действительностью: Россия не станет конфликтовать с США после прихода Трампа к власти, тем более — в союзе с Европой, — считает доктор политических наук, член Научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. 

— Цель России, также, как и нового руководства США — восстановить российско-американские отношения и вывести их на новый высокий качественный уровень. Европейская бюрократия, которая долгое время безоговорочно поддерживала антироссийскую по своей сути политику Обамы, теперь осталась в одиночестве и рискует уйти со сцены также. как в скором будущем уйдет Обама. Именно поэтому такие фигуры как Могерини пытаются найти себе новую нишу, выясняя, кому они могли бы быть полезны в сложившихся условиях. Что касается ядерной сделки, то Трамп может предложить пересмотреть ее условия — в сторону большей прозрачности и прагматики, и это, возможно, будет позитивно воспринято другими участниками соглашения. Вряд ли Трамп будет стремиться к аннулированию сделки — в стратегическом плане она США выгодна. 

«СП»: — Почему вообще столь диаметрально противоположные взгляды у ЕС и новой администрации США на эту проблему? 

— Дело не в ЕС, дело в тех пока еще лидерах стран Западной и Центральной Европы, а также в брюссельской бюрократии, которые сделали свою карьеру во многом благодаря беспримерной лояльности предыдущей администрации Белого Дома — Обаме и его кабинету. Теперь они остались без «папы», без хозяина — Обама уходит на пенсию, на его место приходит Трамп, которому европейская клиентела Обамы по понятным причинам не нужна. По инерции и в силу растерянности такие фигуры, как Меркель, Могерини и др. все еще продолжают следовать прежнему курсу, обвиняя во всех бедах мира Россию, но делают это все менее убедительно. Думаю, после прихода Трампа к власти следует ожидать полного обновления западноевропейских элит. 

Слова Могерини означают, что она уже не надеется на отеческую опеку Вашингтона и пытается остаться в политике, найдя собственную нишу. Эту нишу ей, после публичной критики Трампа в период его избирательной кампании, можно найти, только заручившись связями с Россией. Вот она и пытается предложить России свои услуги, в том числе, в содействии разрешению сирийского кризиса. В-которых, кстати, Россия особо то как раз и не нуждается. 

«СП»: — Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов заявил, что Москва открыта к интенсивному взаимному диалогу с ЕС по ключевым внешнеполитическим вопросам, а также готова к военному сотрудничеству. Насколько это возможно? Как далеко может зайти такое сотрудничество, и как на него отреагируют американцы? 

— Чижов все очень правильно заявил: Москва готова сотрудничать с Европой по широкому кругу вопросов, более того, мы никогда не переставали рассматривать Европу как своего стратегического партнера, даже в условиях непрекращающихся информационных атак и нападок с их стороны. Другое дело, что из этого процесса сама Федерика Могерини вполне может выпасть. Америка на сближении России с Европой скорее всего отреагирует прагматично и адекватно, по- трамповски: Трамп же заявил, что США будут постепенно «отпускать» Европу на волю, давать ей большую свободу и восстанавливать право европейцев самим распоряжаться своей судьбой. А свободная, сильная Европа невозможна без России. 

«СП»: — При этом Могерини сомневается, что Трамп договорится с Москвой по Украине и уверена в том, что Европа продолжит санкции до завершении урегулирования украинского кризиса, даже если Трамп выйдет из санкционного режима. Как это понимать? Трамп может оказаться более гибок в украинском вопросе, в то время, как Европа не способна избавиться от привычных клише? Или им просто обидно, что их в потенциальную сделку никто не зовет? 

— Это — «мечталки» самой Могерини, к реальным отношениям между Россией и США они не имеют никакого отношения. Конечно, Могерини очень бы хотелось, чтобы все складывалось именно так: санкции продолжались, США по-прежнему вертели бы Украиной как хотели бы, в общем, чтобы все оставалось бы как при Обаме. Тогда и Могерини будет нужна Америке, и никто ее не отправит в отставку за ненадобностью, не «выкинет на свалку истории». Однако, вряд ли так будет на самом деле. С приходом Трампа к власти и с восстановлением партнерских отношений с Москвой мир станет другим.

Фото: Александр Щербак/ТАСС
[leech=http://svpressa.ru/politic/article/162818/Источник[/leech]


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация