Вежливые люди
ВЛ / Статьи

«Адмирал Кузнецов»: вместо Тартуса — в Севастополь

5-12-2016, 02:00
...
1599

«Адмирал Кузнецов»: вместо Тартуса — в Севастополь

Четверть века службы в Заполярье показали, что российскому авианосцу там не место

Недавно председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров заявил, что после уже предрешенного преобразования нашего 720-го пункта материально-технического снабжения в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу там сможет на постоянной основе встать даже единственный российский тяжелый авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Кузнецов». Случиться это может, считает Озеров, через полтора-два года. По мнению сенатора, хотя Тартус и далеко от России, зато держать там авианосец с военно-политической точки зрения важнее, чем в Заполярье. 

В разговоре с «СП» бывший первый заместитель главнокомандующего ВМФ РФ адмирал Игорь Касатонов назвал эту идею странной. Понятно почему: продолжительное базирование столь крупного корабля вне национальной территории создало бы слишком много абсолютно неразрешимых проблем. Начиная от неизбежной тогда регулярной ротации экипажа «Адмирала Кузнецова» численностью почти в 2000 человек, необходимости практически безостановочного ремонта, а иногда — и докования этого корабля. И кончая обеспечением тренировок его авиакрыла на наземных тренажерах в Крыму и под Ейском. Как палубным самолетам перелетать туда и обратно из Сирии? Через воздушное пространство Турции? Или кружным путем — через Ирак и Иран? 

Словом, с переносом места постоянного базирования «Адмирала Кузнецова» с Кольского полуострова в сирийский Тартус совершенно точно ничего не получится. Заманчивая идея устроить так, чтобы единственный наш авианосец вообще никогда не покидал беспокойные воды Средиземного моря, на практике неосуществима. Но некое рациональное зерно в высказывании сенатора Озерова все же, похоже, присутствует. Северный флот на самом деле — не лучшее место для такого корабля. И попытаться сделать так, чтобы его причал был оборудован где-нибудь существенно южнее, стоило бы. Почему? 

Во-первых, главное оружие любого авианосца — самолеты и вертолеты. Но на Севере, как известно, полярная ночь длится едва ли не полгода. Что превращает взлеты и посадки истребителей с палубы в крайне рискованное занятие. Делать перерыв в полетах продолжительностью в несколько месяцев, пока солнце не появится над сопками и не развиднеется? Это грозит неизбежной утратой профессиональных навыков пилотов, каждый из которых и без того — штучный специалист. 

Пока из этого тупика найден единственный выход. На время полярной ночи «Адмирала Кузнецова» флот старается регулярно выпихивать в Средиземное море именно и исключительно в осенне-зимний период. Что подтверждает и статистика. 

Хроника этих походов такова: первая боевая служба крейсера там началась 23 декабря 1995 года, а завершилась 22 марта 1996-го. Потом — казавшиеся бесконечными многолетние ремонты, опасно затянувшиеся из-за хронического недофинансирования флота в то время. 

Второй поход крейсера в теплые края был назначен на конец 2000 года, но отменен в связи с гибелью атомной подводной лодки «Курск» и участием ТАВКРа в спасательной операции. 

Снова в Средиземноморье авианосец отправился только 5 декабря 2007 года. В базу вернулся 3 февраля 2008 года. 

Третий поход — с 5 декабря 2008 года по 27 февраля 2009-го. 

Четвертый — с 6 декабря 2011-го по 17 февраля 2012-го. 

Пятый — с 17 декабря 2013-го по 17 мая 2014-го. 

На нынешнюю боевую службу у Сирии «Адмирал Кузнецов» из Мурманска вышел 15 октября. Скорее всего, провоюет он недолго. Уже объявлено, что в феврале 2017-го его ждут в Северодвинске для ремонта и модернизации. Так что самое позднее — в середине января ТАВКР двинется из Средиземного моря домой. 

Комментарий к этой хронике, как представляется, может быть только один: вряд ли кто-то способен считать нормальным положение, при котором единственный авианосец страны по прямому назначению используется не в момент, когда в нем где-либо возникает стратегическая нужда, а лишь в соответствии с продолжительностью светового дня на широте Североморска. Но так будет всегда. По крайней мере, до поры, пока основным пристанищем «Адмирала Кузнецова» остается стенка 35-го судоремонтного завода в Мурманске. И это, повторяю, первый повод задуматься: а там ли мы базируем свой единственный ТАВКР? 

Второй аргумент таков. Два с половиной десятилетия эксплуатации авианосца за Полярным кругом показали, что ему там, мягко говоря, неуютно. Потому что в тех суровых краях крайне сложно и энергозатратно обеспечивать хоть сколько-нибудь нормальный быт и службу на гигантском корабле высотой с 27-этажный дом и длиною в 300 с лишним метров. Семь его палуб, 3857 различных жилых и служебных помещений, четыре тысячи километров кабелей, 12 тысяч километров труб различного назначения требуют постоянного ухода. Но уход этот сложно обеспечить, когда зимой в каютах и кубриках температура воздуха в 15 градусов считается за счастье. Когда моряки всеми правдами и неправдами стараются обогреться с помощью запрещенных на любом корабле электрогрелок. Когда по переборкам стекают, а с подволока капают на головы капли конденсата. 

Вот мнение на этот счет бывшего начальника Главного штаба ВМФ адмирала Валентина Селиванова: «Вы не можете себе представить стоянку авианосца на Севере. Авианосец — это десятки тысяч тонн стали, сотни тысяч квадратных метров палуб, кают, ангаров, отсеков. Обогреть это всё своими силами в условиях северной зимы просто нереально! Там на четвертую-пятую палубу ступи — по колено воды из-за отпотевания. Он же весь замерзший… Не должен авианосец зимовать на Севере. Он там погибает». 

И это при том, что к моменту перебазирования «Адмирала Кузнецова» на Северный флот там постарались максимально учесть печальный опыт его предшественников — тяжелых авианесущих крейсеров «Киев» и «Адмирал Горшков». Те причалов не имели вообще. Стояли на бочках на рейде Североморска. Их котлы и генераторы год за годом молотили в круглосуточном режиме, пока один за другим не сожрали сами себя. 

Для «Адмирала Кузнецова» плавпричал приготовили в Ура-губе, в трех километрах от гарнизона подводников в Видяево. С берега подавали энергию, пар и пресную воду. Но все равно выходило плохо. Чему сам автор сам стал свидетелем, когда в середине 1990-х годов прилетал на крейсер в составе комиссии Министерства обороны РФ и Главного штаба Военно-Морского флота. Наверное, потому что в Заполярье хорошо авианосцу и не может быть. По крайней мере, даже перевод ТАВКРа из Видяево в Мурманск обстановку на нем изменил мало. Разве что с ремонтом постоянно выходящих из строя приборов и механизмов стало попроще, поскольку нынешний его причал, как уже сказано, на территории 35-го судоремонтного завода. 

Но если согласиться, что Заполярье не лучшее место для базирования авианосца, то куда его девать? Да, у России есть Дальний Восток, где природные условия покомфортней. Однако до Средиземного моря и до северной Атлантики, куда пока только и посылали «Адмирала Кузнецова» на боевую службу, оттуда далековато. Как ни думай, ничего лучше Севастополя в голову не приходит. 

Те, кому это кажется ненаучной фантастикой, не спешите ссылаться на известную конвенцию Монтре, регулирующую правовой режим использования черноморских проливов и запрещающую проход через них авианосцев. Да, только этот документ и избавляет пока Черное море от появления в нем американских плавучих аэродромов. Но «Адмирал Кузнецов» сегодня единственный в мире авианосец, который не подпадает под упомянутые ограничения. Что, собственно, в 1991 году и позволило ему беспрепятственно пройти Босфор и Дарданеллы по пути из Севастополя на Северный флот. 

Дело в том, что пункт В приложения II конвенции дает такое определение подобным боевым кораблям: «Авианосцами являются надводные военные корабли, которые, каково ни будь их водоизмещение, предназначены или устроены преимущественно для перевозки и ввода в действие на море воздушных судов. Если военный корабль не был предназначен или устроен преимущественно для перевозки и ввода в действие на море воздушных судов, то устройство на этом корабле палубы для спуска или взлета не будет иметь последствием включение его (корабля) в класс авианосцев». 

Исходя из этих договоренностей, ТАВКР «Адмирал Кузнецов» вообще не авианосец. Его назначение и спектр боевого применения шире, потому что кроме палубных истребителей крейсер несет на борту 12 противокорабельных крылатых ракет комплекса «Гранит», 4 шестиствольные пусковые установки ЗРК «Кинжал», 6 шестиствольных автоматических корабельных артустановок АК-630, два комплекса противоторпедной защиты «Удав». И потому конвенция российскому «адмиралу» не указ при проходе в Черное море и обратно. Хоть каждый день шастай. На зависть всяким там «Гарри Трумэнам» и «Джорджам Бушам». 

Да, главная база Черноморского флота нынче совершенно не готова к приему этого огромного корабля. В Севастополе много чего нет для него. Оборудованного причала, например. Поэтому в свое время построенные в Николаеве и проходившие испытания в Севастополе тяжелые авианесущие крейсера «Киев», «Минск», «Новороссийск» и «Адмирал Горшков» ставили кормой к огромному плавпричалу, ошвартованному у Угольной пристани. Как временное пристанище такой вариант годился, но «Адмирала Кузнецова», появись он в Севастопольской бухте для постоянного базирования, не обеспечит. 

Нет в Севастополе и сухого дока, способного принять авианосец. Сухой док, который принадлежит Севморзаводу имени С. Орджоникидзе, раза в полтора меньше требуемого. Сам Севморзавод, некогда спускавший на воду огромные плавкраны типа «Витязь», за четверть века украинского владычества пришел в полный упадок и способен чинить разве что мелкие катера, яхты и шаланды. Но и док, и стационарный причал можно построить до конца 2018 года. Наверное, и восстановить судоремонтный завод — тоже. 

Почему до 2018-го? Потому что именно на такой срок рассчитана модернизация ТАВКРа в Северодвинске. И до ее окончания вопрос перебазирования никто ставить не будет. 

Но что мы приобрели бы, вернись «Адмирал Кузнецов» в Севастополь? Первое — еще один мощный ударный надводный боевой корабль, которых так не хватает сегодня Черноморскому флоту. Если не принимать во внимание тоже скоро уходящий на модернизацию в Северодвинск гвардейский ракетный крейсер «Москва», то кроме недавно построенного в Калининграде фрегата «Адмирал Григорович» в эту категорию там и зачислять нынче абсолютно некого. Два других новых черноморских фрегата — «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров» — еще неизвестно когда выйдут из Балтийска. 

Второе. Тренажерный комплекс для летчиков палубной авиации будет буквально в двух шагах от российского авианосца — в Новофедоровке под Евпаторией. 

Третье. Ходу до Средиземного моря от Крыма — пара суток. Что немаловажно в случае возникновения на Ближнем Востоке новых кризисов вроде сирийского. 

Четвертое. Когда авианосец в главной базе, два дополнительных палубных авиаполка — 273-й и 100-й отдельные истребительные — в определенных условиях могли бы оказаться нелишними в системе противовоздушной обороны полуострова. 

Понятно, что до 2014 года мы даже не обсуждали эти военно-технические и военно-политические расклады, поскольку Крым ходил под Украиной. Но сегодня, когда полуостров почти внезапно вернулся в Россию, кто нам мешает обдумать и эту тему?

Фото: Снимок с видео/управление пресс-службы и информации Минобороны РФ/ТАСС


+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация