Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Чехословакия могла остановить Гитлера, но ускорила войну

15-11-2016, 05:00
...
902

Чехословакия могла остановить Гитлера, но ускорила войну

Роль Чехословакии во Второй мировой войне никогда не освещалась не то что правдиво, но вообще не освещалась никак. Эта страна как бы выпала из истории войны, и если о Чехословакии говорили, то вспоминали лишь операцию по ликвидации Гейндриха да освобождение Праги. Только лишь потому, что проходила она уже после капитуляции Германии. 

Однако Чехословакия сыграла важнейшую роль в ХХ веке, и Вторая мировая война началась во многом из-за позиции чехословацкого правительства. Не будет преувеличением утверждение, что именно чехословацкое руководство в течение нескольких сентябрьских дней 1938 года решало судьбу не только своих граждан, но и судьбы миллионов людей из других стран. Которым впоследствии суждено было пережить ужасы новой мировой бойни, а многим из них погибнуть.

Иногда история выкидывает труднообъяснимые фортели, когда судьбоносные решения мирового масштаба вынуждены принимать абсолютно ничтожные личности. Которых и личностями-то назвать сложно. Именно так произошло осенью 1938 года, когда чехословацкое руководство не потушило только начавший разгораться бикфордов шнур грядущей войны. 

Э. Бенеш, Я. Сыровый, М. Годжа, Э. Гаха – вот имена тех людей, кто предали собственный народ и стали, пусть и невольными, но зачинателями Второй мировой войны. Проявив малодушие, трусость и преступное бездействие, озаботившись сохранностью собственных шкур и слепо доверившись англо-французским «партнерам», они инициировали начало новой мировой войны. Говоря другими словами, они прекрасно видели, как пламя охватывает их дом, но вместо того, чтобы тушить разрастающийся пожар, предпочли поджать хвост и отбежать в сторону. 

20 октября этого года парламенты Украины, Польши и Литвы приняли декларацию об ответственности СССР за развязывание Второй мировой войны. Основанием – в который уже раз - послужил приснопамятный пакт Молотова-Риббентропа, которым русофобы всех мастей будут без устали потрясать ещё столетия. И поделать с этим ничего нельзя, ведь сумасшедшим невозможно доказать, что заключенный 23 августа 1939 года Договор о ненападении между СССР и Германией не мог предотвратить начавшуюся 1 сентября войну. 

Страдающим хронической русофобией младоевропейцам бесполезно объяснять, что к войне против Польши Гитлер начал готовиться ещё весной 1939 года и за одну неделю вермахт чисто физически не мог быть отмобилизован и развернуться на польской границе. Если только Гитлер не пользовался услугами старика Хоттабыча. Польско-украинско-литовским парламентариям бессмысленно повторять, что СССР стал последней страной, заключившей Договор о ненападении с Германией, и что точно такие же договоры ранее заключили многие европейские страны. Например, та же самая Польша. Но эти страны почему-то не обвинили в развязывании войны, а вот на СССР вешают всех собак. 
Хотя любому, кто добросовестно изучает историю, ясно, что отправной точкой грядущей войны послужил Мюнхенский сговор, а не пресловутый «пакт» Молотова-Риббентропа. И начали войну не Сталин с Гитлером в 1939 году, а Германия, Польша и Венгрия при безоговорочном одобрении Англии, Франции, Италии и США в 1938 году. 

Также в этот ряд смело можно ставить чехословацкое руководство, преступное бездействие и трусость которого фактически лишили Гитлера «тормозов». Именно после Чехословакии коричневый шакал начал поглядывать уже на всю Европу, рассматривая её как законную добычу. 
Но ничего этого могло не быть. И вот почему. 

Как известно, в апреле 1938 года начались брожения в населенной немцами Судетской области Чехословакии, инспирированные немецкими спецслужбами. Чехословацкое правительство как могло пресекало всяческие выступления прогерманских сепаратистов, правда, без особого успеха. 13 сентября в Судетах вспыхнул уже самый настоящий мятеж, который пришлось подавлять. Разумеется, из Берлина тут же раздались истеричные вопли Гитлера, который обещал устроить чехам «кузькину мать», если они не угомоняться. 
Успокаивать «величайшего немца» моментально кинулся Чемберлен, который 15 сентября примчался к Гитлеру и провел с ним «конструктивные» переговоры, как было заявлено прессе. На самом же деле, это была типичная бандитская «стрелка», где два преступника банально «порешали» свои дела, в результате чего Гитлеру было разрешено «отжать» Чехословакию, а Чемберлен получил заверения в вечной дружбе. 

Правда, в близком кругу Гитлер обозвал его «жалким червем», но британский «голубь мира» этого не услышал. 

Меж тем чехословацкий президент Бенеш сидел в Праге и думал, что ему делать дальше, совершенно не догадываясь о том, что Гитлер и Чемберлен всё уже решили за него. Как и было оговорено на «стрелке», Гитлер вскоре предъявил Чехословакии ультиматум, который 27 сентября Чемберлен фактически поддержал, напустив обычного в таких случаях дипломатического туману. Дабы соблюсти хоть какие-то приличия и замаскировать гнусную суть происходящего. 

29 сентября в Мюнхене собрался уже серьезный европейский «сходняк», куда приехали Муссолини, Даладье, все тот же Чемберлен, а хозяином выступил Гитлер. От Чехословакии присутствовали Х. Масарик и В. Мастны, но их на «сходняк» не пустили, и они ждали решения «паханов» в предбаннике. Попутно Бенешу трепала нервы Польша, готовая вцепиться в обреченную жертву. И не она одна, так как к Польше вскоре присоединилась и Венгрия, также почуявшая запах крови. А вот от англо-французских «союзников» поддержки не было никакой, что вызывало у Бенеша вполне понятные мрачные предчувствия. 

30 сентября чехословацкие представители, наконец, узнали вердикт в отношении их страны. Англия, Франция и Италия, при поддержке США, признавали за Германией право занять Судетскую область, причем мнения чехов на сей счет никто не спрашивал. Их просто поставили перед фактом, порекомендовав не дергаться и не суетиться. Дабы не вышло чего «похуже». 

Масарик и Мастны выразили протест, но их комариный писк никто не захотел даже слушать. Когда информация дошла до Бенеша, он банально наложил в штаны от страха и принял все положения Мюнхенского сговора. Хотя мог бы попробовать заикнуться о союзном договоре от 1924 года с Францией, которая обязывалась оказывать Чехословакии помощь в случае военного конфликта. Впрочем, заикаться было глупо, так как поведение Даладье красноречиво указывало на то, что отныне этот договор можно было использовать исключительно в целях личной гигиены. 

Мюнхенский сговор возмутил чехословацкий народ, и на волне всеобщего возмущения Бенеш дезертировал в отставку. Неизвестно, произнес ли он при этом классическое «я устал, я ухожу», но, что называется, быстро умыл руки и отправился «в изгнание» к своим друзьям и «партнерам» в Лондон. Сделав вид, что не заметил, как последние «поимели» его только что самым наглым и циничным образом. 

А теперь представим, что Бенеш и члены чехословацкого правительства повели бы себя в дни кризиса так, как и должны были вести люди, поклявшиеся защищать страну и народ. Для начала они сообщили бы своим англо-французским друзьям, что на ультиматум Гитлера они плевать хотели и будут защищать Чехословакию всеми имеющимися силами и средствами. Хочет фюрер-ефрейтор войны? Он её получит. После чего объявили бы тотальную мобилизацию и начали развертывание армии. Которое было надежно прикрыто Судетской оборонительной линией, и Бенеш знал об этом, как никто другой. Ибо оборонительная линия на германской границе как раз и называлась «линией Бенеша». Уж кому как не ему было известно о том, какие средства тратились на возведение этой линии в 30-е годы и что она собой представляла. 

Чехословакия – страна небольшая. Поэтому доставка отмобилизованных соединений первого эшелона на фронт заняла бы немного времени. Об этом говорят и цифры проведенной в конце сентября мобилизации, позволившей очень быстро отправить на фронт 972 000 тысячи человек, а всего было поставлено под ружье 1 250 000 солдат и офицеров. Пока немцы прогрызали бы «линию Бенеша», чехи могли спокойно закончить мобилизацию, развернуть свои дивизии на угрожаемых участках, усилить оборону или вообще перейти в контрнаступление. 

Особенно учитывая тот факт, что осенью 1938 года вермахт не являлся сильнейшей армией в Европе и ненамного превосходил чехословацкую армию. Для действий против Чехословакии Гитлер решил задействовать группировку численностью 1 825 000 человек, в то время как чехословацкая армия после завершения мобилизации насчитывала бы 1 645 000 человек. Правда, у немцев было преимущество в танках – 720 против 400 чехословацких и в авиации – 2400 самолетов против 1500. Но у чехословацкой армии был такой серьезный козырь, как вышеупомянутая «линия Бенеша». 

Всё в порядке было у чехов и с военной промышленностью, одной из лучших в Европе на тот момент. Чехословацкая «оборонка» ежемесячно выпускала 200 орудий, 4500 пулеметов, 18 000 винтовок, миллионы боеприпасов и это в условиях мирного времени. Понятно, что во время войны выпуск оружия увеличился бы в разы, но главное было не это. Как только вермахт начал бы вторжение в Чехословакию, то перед так называемыми странами «свободного мира» неизменно встал бы весьма щекотливый вопрос – как вести себя дальше? Ведь одно дело «не замечать» гражданскую войну в Испании, и совсем другое дело – гитлеровскую агрессию в Центральной Европе. 

Не стоит забывать, что Англия, Франция и США были гарантами соблюдения Версальского договора, который предусматривал практически полную демилитаризацию Германии. Но прошло всего двадцать лет, и Германия опять развязала войну. Можно не сомневаться, что у значительной части населения вышеназванных стран возникло бы немало вопросов к своим правительствам. Например, почему Франция не вступается за своего союзника? Ведь союзный договор с Чехословакией силы не утратил. И почему Англия не обуздывает агрессора? Ведь именно Англия первой в свое время заявила, что создание чехословацкого государства, является одним из важнейших итогов Первой мировой войны. Гитлер и раньше не вызывал особых симпатий, а тут он предстал агрессором и однозначно общественное мнение всей Европы было бы на стороне Чехословакии. 

В общем, Чемберлен и Даладье оказались бы в весьма двусмысленной ситуации. Но так как обуздывание Гитлера совершенно не входило в их планы, они всячески выкручивали руки чехословацкому руководству, призывая их сдать нацистам страну и не доводить дело до кровопролития. Предатели во власти были и будут всегда и везде. Неизвестно, что пообещали Бенешу и Я. Сыровыму англо-французские «друзья», но воевать с немцами они не решились и без единого выстрела отдали Судетскую область с так и не пригодившейся «линией Бенеша». Запустив тем самым процесс развала страны, от которой менее чем через год не осталось даже названия. 

В марте 1939 года Гитлер не терпящем возражения тоном сообщил новому чешскому президенту Э. Гахе, что его страна должна войти в рейх под именем протектората Богемия и Моравия. Президент Гаха так же не нашел в себе смелости противится решениям фюрера и фактически подписал капитуляцию. Единственный, кто встретил немецкие войска огнем, был капитан К. Павлик оборонявший Чаянковы казармы в городе Мистек целых полчаса. После чего так же сдался. 
Таким образом, Гитлер получил в свое распоряжение Чехословакию со всей её инфраструктурой практически без «шума и пыли», что ещё больше укрепило его в правильности своих оценок англо-французских «жалких червей», которых он вскоре вообще перестал воспринимать всерьез. Особенно после того, как они передали ему чехословацкий золотой запас, а затем в очередной раз предали своего союзника – Польшу. Начав анекдотичную «сидячую войну», закончившуюся разгромом Бельгии, Голландии и Франции и позорным бегством английской армии к Дюнкерку и оттуда на свой остров. 

Однако стоит повториться – если бы не насквозь гнилая и преступная позиция чехословацкого руководства осенью 1938 года, Второй мировой войны, возможно, удалось бы избежать. А если и не избежать, то её ход однозначно протекал бы совсем по иному сценарию. 

Чехословацкое руководство оправдывало свою трусливую позицию тем, что не хотело жертв и разрушений, но, как того и следовало ожидать, получило и то и другое. Вскоре немцы расстреляли премьер-министра А. Элиаша, уничтожили деревни Лидице и Лежаки, всю войну преследовали и казнили не только деятелей чехословацкого сопротивления, но и расстреливали заложников. На работу в Германию было угнано более полумиллиона чешских рабочих, а чехословацкая промышленность трудилась на рейх. 

Сформированный в СССР 1-й Чехословацкий корпус потерял в войне убитыми более 11 000 солдат и офицеров, вместе с тем на стороне Гитлера также воевало и погибло немало чехословаков. Только в советском плену оказалось 70 000 чехов и словаков, а сколько их погибло на Восточном фронте, неизвестно до сих пор. Возможно, в случае начала германо-чехословацкой войны в 1938 году жертвы были бы ещё большими, но они точно не были бы напрасными. А может и предотвратили бы тот кошмар, что вскоре захлестнул всю Европу. 
сожалению, осенью 1938 года в высшем руководстве Чехословакии не нашлось решительных и смелых людей, зато был переизбыток трусов и предателей. Бездействие которых никогда не снимет с них ответственности за всё то, что случилось потом.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация