Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Ударный кулак индийской авиации создан благодаря России

27-09-2016, 03:00
...
519


В последнее время появились признаки активизации находившегося до сих пор в зачаточном состоянии проекта модернизации индийских истребителей Су-30МКИ. К настоящему времени Военно-воздушные силы Индии заказали 272 таких самолета, из них 50 единиц были поставлены напрямую из России в 2002–2004 и 2007 годах, еще 222 самолета производятся корпорацией HAL по лицензии с 2004 года. Более 200 Су-30МКИ уже находятся в составе индийских ВВС и представляют собой самый массовый индийский многоцелевой истребитель. 

ТРЕБУЕТСЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ 

Хотя Су-30МКИ остается одним из наиболее современных истребителей поколения 4+ в Индии и мире, потребность в его модернизации становится все более актуальной. Первые машины этого типа в нынешнем техническом лице были поставлены в Индию в 2004 году. Естественно, за это время в России, Индии и в мире появилось масса нового оборудования (включая самый важный сенсор – новые бортовые радары) и авиационных ракет и бомб, интеграция которых на платформу Су-30МКИ может самым радикальным образом повысить эффективность этого комплекса. Тем более что сама по себе платформа Су-30, в силу наличия двухместной кабины и способности нести большую по массе и габаритную по объему нагрузку, открывает широчайшие возможности для разнообразных видов модернизации – от самой консервативной до предельно радикальной.

Долгое время о модернизации Су-30МКИ было известно лишь то, что она рассматривается и что ее предполагаемое обозначение будет Sukhoi Super 30. 

Ни техническое лицо, ни сроки, ни стоимость проекта известны не были. Довольно часто комментаторы делают ошибку, когда отождествляют программу Sukhoi Super 30 и проект интеграции на Су-30МКИ авиационного варианта противокорабельной ракеты BrahMos. На самом деле это два независимых и не связанных между собой проекта. По программе интеграции BrahMos планируется модернизировать всего 40–42 истребителя, и этот проект находится на продвинутой стадии летных тестов на механическую совместимость авиационной ракеты BrahMos-А и усиленной airframe Су-30МКИ. В ближайшее время начнутся пуски реальных ракет. Программа Sukhoi Super 30 затронет весь парк индийских Су-30МКИ, она еще фактически не началась, а о ее содержании до последнего времени было очень мало открытой информации. 

Однако недавно влиятельная индийская газета Hindu сообщила, что в июле 2016 года состоялись российско-индийские консультации по этому вопросу и что вскоре стороны надеются заключить сделку. Другая хорошо информированная газета, Economic Times, уточняет, что технические требования будут окончательно согласованы до конца года, а сам контракт будет подписан в начале 2017 года. Предполагаемая стоимость проекта составит 7–8 млрд долл. Таким образом, стало ясно, что проект, в сущности, находится на самой ранней стадии и что техническое лицо Sukhoi Super 30 все еще не сформировано. Одним из важнейших сюжетов дискуссии о техническом лице глубокой модернизации Су-30МКИ наверняка станет критически важный в условиях реализации промышленной политики Make in India вопрос о масштабах участия индийских производителей бортового оборудования. 

ОСОБЕННОСТИ ИНДИЙСКОЙ ЗАКУПКИ ВООРУЖЕНИЙ 

В отличие от феноменально динамичного проекта изначального Су-30МКИ программа модернизации этих истребителей развивается традиционным для практики индийской закупки вооружений последних 10 лет образом. То есть прежде всего отличается крайней медлительностью. Когда рождался проект Су-30МКИ, время от первоначального инициативного российского предложения до подписания первого контракта составило всего три года. Предложение было сделано в декабре 1993 года в ходе визита представителей российских компаний – разработчика проекта и производителя самолета, а контракт был подписан уже в ноябре 1996 года. При этом техническое лицо Су-30МКИ очень сильно отличалось от первоначального российского предложения Су-30К, причем не только по авионике, но даже по платформе. 

На фоне любых других индийских проектов по закупке вооружений динамика подготовки и реализации программы Су-30МКИ остается абсолютно беспрецедентной. За исключением проекта Су-30МКИ реализация большинства индийских авиационных программ запаздывает по крайней мере на 5–7 или даже 10 и более лет. В частности, с явным опозданием стартовали программы модернизации индийских Mirage 2000 и МиГ-29. Между тем именно проекты по модернизации представляются сегодня, в условиях очевидной неспособности ВВС Индии увеличить количество авиационных эскадрилий до 45 из-за бюджетных ограничений и паралича тендерных процедур, оптимальным механизмом наращивания эффективности ВВС Индии. Модернизация имеющихся истребителей позволяет избежать увеличения числа типов самолетов в составе индийских ВВС, которые и так уже отличаются запредельной гетерогенностью парка, умеренна по цене и полностью отвечает политике Make in India («Сделано в Индии»). 

Неторопливость в принятии решений по модернизации ВВС Индии, возможно, является отражением фундаментальных культурных индийских паттернов, а также следствием утяжеления бюрократических после введения механизма закупки вооружений DPP (Defense Procurement Procedure). В нулевые годы, когда индийские ВВС доминировали по всем параметрам над ВВС Пакистана, а количественное превосходство китайских ВВС индийцы компенсировали своим качественным отрывом (обеспеченным в первую очередь именно благодаря быстрым по индийским стандартам темпам реализации проекта Су-30МКИ), такой подход не нес особых военно-политических рисков, но увеличивал возможности по снижению стоимости закупаемой техники. При существовавшем тогда военно-техническом балансе не имелось каких-либо категорических военных императивов форсирования программ по закупке новых типов боевых самолетов и модернизации уже имеющегося парка. В этом смысле отсутствие спешки можно считать вполне рациональным подходом. 

Но в настоящее время ситуация изменилась. Поставки в Пакистан современных версий американских истребителей F-16 и постройка десятков китайско-пакистанских FC-1 сместили соотношение сил между ВВС Индии и ВВС Пакистана из категории «индийское доминирование» в категорию «превосходство». А возможные поставки Пакистану китайских истребителей J-10, а в перспективе и машин квазипятого поколения J-31 вообще могут создать беспрецедентную ситуацию, когда в области air power между Индией и Пакистаном возникнет подобие паритета. 

Еще тревожнее для Индии складывается соотношение с ВВС НОАК. В 90-е и первой половине нулевых годов Китай закупил в России большое количество истребителей Су-27СК/УБК (76 единиц) и 100 истребителей Су-30МКК/МК2, а затем в сжатые сроки построил по лицензии еще 105 Су-27СК. С учетом начала производства нелицензионных копий этих истребителей КНР добилась впечатляющих количественных результатов, но в технологическом отношении эти приобретения находились на уровне начала 80-х годов. Однако в ближайшее время начнутся закупки новейших российских истребителей Су-35, кроме того, КНР реализует национальные проекты истребителей квазипятого поколения. Таким образом, КНР дополнит внушительный количественный отрыв от ВВС Индии еще и ликвидацией качественного отставания. В этих условиях прежняя индийская закупочная модель, при которой только на подготовку контракта уходит 7–10 лет, явно устарела и становится все более неадекватной. 

Все это свидетельствует в пользу необходимости скорейшей активизации проекта модернизации Су-30МКИ, с тем чтобы восстановить технологическое превосходство над китайскими ВВС. Речь идет о воспроизводстве ситуации середины 90-х годов, когда в ответ на массовые закупки Китаем истребителей Су-27/30 Индия ответила проектом Су-30МКИ. Сегодня ответом Индии на китайские Су-35 и J-31 должен стать Sukhoi Super 30. 

ВАРИАНТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ

Выбор конкретного варианта модернизации будет определяться компромиссом между тремя основными параметрами: стоимостью проекта, сроком его реализации и достигаемым в результате модернизации ростом эффективности. Теоретически возможен весьма широкий спектр технических решений. Наиболее консервативное, но одновременно самое быстрое и дешевое решение может предполагать внедрение усовершенствований, которые уже были сделаны на позднейших вариантах семейства Су-30МКИ. Этот самолет является самым ранним представителем семейства, которое в дальнейшем получило свое развитие в малазийской версии Су-30МКМ (2007) и российском Су-30СМ (2011). В рамках этого консервативного подхода можно ожидать интеграции ограниченного числа дополнительных систем самообороны (как это сделано в малазийской версии) и интеграцию новых ракет и умных бомб, которые в обилии разрабатываются в России в ходе реализации Госпрограммы вооружения 2020 и вошли в номенклатуру Су-30СМ. То есть такой консервативный подход, в сущности, может заключаться всего лишь в доведении индийских Су-30МКИ до уровня российских Су-30СМ. 

Наиболее радикальным и глубоким вариантом может стать разработка аналога американского истребителя F-15SЕ Silent Eagle. Такая модификация предполагает замену большей части оборудования самолета, в том числе – и это главное – его бортового радара. В этом случае бортовая РЛС с пассивной фазированной решеткой будет заменена на РЛС с активной фазированной антенной решеткой (AESA). Кроме того, этот радикальный вариант предусматривает изменение конструкции планера с целью уменьшения его радиолокационной заметности. Недостатком такого варианта была бы его дороговизна и длительный срок реализации. 

Наконец, наиболее реалистичным, быстрым, приемлемым по стоимости и в то же время гарантирующим значительный прирост эффективности решением может стать промежуточный вариант, предусматривающий глубокую модернизацию БРЛС Н-011М «Барс» и интеграцию современного индийского и российского электронного, оптического и инфракрасного оборудования без изменения самого планера машины. 

Весьма вероятным может быть вариант поэтапной модернизации, при которой весь парк индийских Су-30МКИ будет разбит на несколько траншей по 50–55 единиц, причем каждый из этих траншей последовательно будет иметь более сложное техническое лицо. О возможности такого подхода говорил в одном из своих интервью генеральный директор НИИП им. Тихомирова (разработчик радара «Барс») Юрий Белый. По его словам, на первом этапе можно будет модернизировать радар «Барс» – увеличить дальность его действия, улучшить разрешающую способность и помехозащищенность, обеспечить применение новых средств вооружения. На более поздних этапах «Барс» будет оборудован антенной с активной фазированной решеткой. Техническое лицо машин первых траншей впоследствии без проблем доводится до эталонного стандарта поздних партий. Такой подход обеспечит быстрое начало работ (то есть загрузку HAL и других предприятий индийской промышленности), эволюционное наращивание возможностей IAF и будет более щадящим для летчиков, которым не придется сталкиваться с квантовым скачком в усложнении модернизированных самолетов. Подобная стратегия уже однажды хорошо зарекомендовала себя при поставках первых 32 Су-30МКИ в 2002–2004 годах. Трансферт осуществлялся тремя партиями по 10,12 и 10 машин, и каждая партия имела свое, каждый раз более продвинутое техническое лицо. После поставки третьей партии самолеты предыдущих двух траншей были доведены до финального стандарта. 

В свое время при создании технического лица Су-30МКИ индийские военные смогли сформулировать поразительно сбалансированные требования, которые, с одной стороны, находились на пределе тогдашних технологических возможностей российского оборонно-промышлнного комплекса, а с другой – были реализуемы в разумные сроки и по приемлемой стоимости. Остается надеяться, что такой же удачный баланс будет найден и в проекте Sukhoi Super 30. 



0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация