Вежливые люди
ВЛ / Статьи

История определяет будущее России

1-09-2016, 00:00
...
789

История определяет будущее России

Уклониться от переоценки Пакта Молотова-Риббентропа не удастся

Пакт Молотова-Риббентропа (Договор о ненападении между СССР и Третьим рейхом), подписанный 23 августа 1939 г. и утративший силу 22 июня 1941 года, до сих пор так и не превратился в факт истории дипломатии. Он по-прежнему остается в большой политике, являясь эффективным инструментом решения глобальных геополитических проблем. Его судьба поистине уникальна для документов подобного рода: 

— в 1939 г. Пакт коренным образом «изменил расписание Второй мировой войны» (по очень точному определению Натальи Нарочницкой) и тем самым внес свой неоценимый вклад в будущую Победу и послевоенное мироустройство; 

— через 50 лет, в конце 80-х, «пятая колонна» (именуемая тогда «демократы») во главе с главным идеологом «перестройки» Александром Яковлевым, а также опекаемые ими прибалтийские сепаратисты, превратили Пакт в символ «советского/русского империализма» и активно использовали его как таран при разрушении СССР и послевоенного мироустройства; 

— в 90-е годы, сыграв немалую роль в крахе Советского Союза, Пакт сошел с авансцены глобальной политики, но в политическом арсенале остался. Ему тогда отвели роль дубинки для вразумления, казалось бы, навсегда поверженного противника: стоило России хоть чуть-чуть поднять голову и посметь заявить о своих национальных интересах, или о дискриминации русских на незаконно отторгнутых территориях, как тут же возникал «зловещий» Пакт и призывы покаяться и осудить. Действовало безотказно: тогдашние российские власти осуждали и отступали, отступали и каялись; 

— в середине нулевых годов уже XXI века Пакт Молотова-Риббентропа с прибалтийских задворок вновь вышел на глобальный уровень, превратившись в один из основных инструментов исторической политики Запада, направленной на пересмотр смысла Второй Мировой войны. 

Причина возвращения Пакта в большую политику в середине нулевых очевидна — провал попытки Буша-младшего лихой кавалерийской атакой установить американскую гегемонию. Это наглядно показало, что Запад еще не в состоянии полностью отказаться от Ялтинско-Потсдамской системы и заменить ООН с его Постоянными членами Совбеза какой-нибудь Лигой демократий с блоком НАТО в роли мирового жандарма. Вместе с тем, Ялтинско-Потсдамская система делала возможным «возвращение» России в клуб великих держав качестве самостоятельного и равноправного цивилизационного центра. А это крест на однополярном мире в форме Pax Americana. 

Отсюда у Запада возникла объективная необходимость пересмотреть историю Второй Мировой войны, дабы перевести Россию из разряда государств-победителей и отцов-основателей современного миропорядка в разряд потерпевшего поражение агрессора (Германия в 1945 г., СССР в 1991 г.), не подорвав при этом легитимность Ялтинско-Потсдамский системы, и тем самым содействовать ее трансформации в Pax Americana. Решить подобную задачу можно только одним способом: внедрить в общественное сознание идею о тождестве нацизма со «сталинизмом» и равной ответственности Советской России и гитлеровской Германия за развязывание мировой бойни. При таких обстоятельствах Пакт Молотова-Риббентропа просто не мог не обрести уже четвертое в его истории дыхание. В новой концепции Второй Мировой войны на него возложена системообразующая функция. Его теперь предписано считать ключевым доказательством сговора двух тоталитарных империй зла против мира Свободы, положившим начало Второй мировой войне. 

В 2005 г., преддверии 60-летия Победы, главы государств и правительств, высокопоставленные чиновники и депутаты, национальные парламенты и влиятельные международные организации, не считая бесчисленных независимых журналистов и прочих «властителей дум», вдруг дружно вспомнили о Пакте, ужаснулись и поспешили поведать всему прогрессивному человечеству об этом позорном факте российской истории. С тех пор широкомасштабная кампания, направленная на пересмотр смысла Второй мировой войны и роли в ней СССР, не снижала обороты, а каждая годовщина подписания Пакта превращалась в шабаш «свободолюбивых сил». 

Вместе с тем, нельзя не признать, что в этом году 77-я годовщина Пакта прошла относительно тихо. «Всего-то», вице-президент США Байден в этот день счел необходимым прибыть в Ригу, встретиться там с руководителями прибалтийских республик, выслушать их жалобы на Пакт и пообещать, что США никогда больше не бросят «маленькие, но гордые демократии» на произвол судьбы. В Словакии собрались представители министерств юстиции и Институтов памяти из 18 европейских стран, чтобы обсудить подготовку к «Нюрбергу-2», призванному осудить преступления коммунистических режимов. Плюс, соответствующее моменту Заявление опубликовала Еврокомиссия. По сравнению с предшествующими годами все это выглядело как-то бледно. Даже российский МИД отметил, что в Заявлении Еврокомиссии «в отличие от аналогичного прошлогоднего „опуса" авторы на этот раз постеснялись в открытую возлагать на СССР равную с нацистской Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны». Никакой истерики по поводу «преступлений сталинизма» в годовщину Пакта не закатила и российская пятая колонна (ныне выступающая под вывеской «либералы»). 

Однако из относительно «скромного» 77-летия Пакта вовсе не следует, что все начинает само-собой рассасываться и кампания, направленная на пересмотр смысла Второй Мировой войны с помощью «преступного» Пакта Молотова-Риббентропа постепенно сходит на нет. Ничего подобного. Слишком многое поставлено на кон, жизненные интересы слишком многих игроков на международной арене самым непосредственным образом зависят от результатов антироссийской исторической политики. 

О Соединенных Штатах уже говорилось: для них пересмотр смысла Второй Мировой и перевод СССР/России в разряд потерпевших поражение государств-агрессоров — это один из способов борьбы за свое глобальное лидерство. Не менее нужна новая концепция Второй мировой войны и Европе. Евросоюз с середины «нулевых» позиционирует себя на международной арене в качестве самостоятельного и претендующего на ведущие роли игрока. Однако современный миропорядок — это все еще результат Победы, а большинство членов ЕС, включая его неоспоримого лидера — Германию, являются не победителями, а побежденными. Для них тезис о равной ответственности Третьего рейха и СССР за войну — это лишь первый шаг к полному обелению себя. Показательна официальная формулировку евросоюзовских документов: «преступления сталинизма и нацизма». Она позволяет для «краткости» опускать «нацизм» и оставлять один «сталинизм», что активно и делают уже не один год европейские СМИ. Если все будет идти так, как идет, то не за горами время, когда уже на официальном уровне Европа окажется жертвой лишь одного тоталитаризма — сталинского, от которого в 1941 году она должна была превентивно защищаться. Хотя, персонально Гитлера от Холокоста, конечно, отмазывать не станут. 

Говоря о том, что пересмотр смысла Второй Мировой отвечает жизненным интересам Евросоюза, необходимо учитывать и то, что свою нынешнюю мощь он обрел во многом в результате поглощения Восточной Европы, Прибалтики и Балкан. События на Украине показывают, какое значение для ЕС и Германии имеет дальнейшее продвижение своего влияния на Восток. В этих условиях раскрутка темы преступлений коммунистических тоталитарных режимов становится эффективным инструментом отрыва бывших территорий СССР от России. В Варшавской декларации министров юстиции ЕС от 23 августа 2011 года, в 71-ю годовщину Пакта, особо подчеркивалась необходимость в рамках Восточного партнерства оказать всемерную политическую и финансовую поддержку неправительственным организациям на постсоветском пространстве, «которые активно вовлекаются в изучение и сбор документации, связанной с преступлениями, осуществленными тоталитарными режимами». 

Как писал Модест Колеров: «В переводе на русский практический язык это значит, что политическим классам Армении, Азербайджана, Грузии, Украины, Молдавии, Белоруссии … прямо указано собирать материалы к обвинительному заключению по новому „Нюрнбергскому процессу" против России. … „десталинизация" становится прямым условием их интеграции в ЕС, супротив которого „музеи оккупации" покажутся детским лепетом». Жизнь подтвердила справедливость его слов: «музеи оккупации» в Прибалтике и Грузии — детский лепет по сравнению с тем, какими методами сейчас избавляют Украину от наследия «тоталитарного коммунистического режима», при полной поддержке кураторов из Соединенных Штатов и Евросоюза. 

Нельзя сбрасывать со счетов и собственную заинтересованность постсоветских этнократических режимов в пересмотре смысла Второй Мировой войны. Для элит бывших союзных республик историческая политика Запада оказалась просто подарком судьбы, призванным помочь удерживать контроль над «охотничьими угодьями», нежданно-негаданно полученными на полное разграбление в результате распада СССР. Для сохранения «незалежности» от России им было необходимо не только найти сильного покровителя (вступить в НАТО), но и создать мощные внутренние силы для противодействия любым попыткам интеграции постсоветского пространства. Однако Победа не разъединяла, а объединяла народы бывшего СССР. Соответственно, память о ней — это прямой вызов жизненным интересам элит, жаждущих сохранять свою власть и богатства. Поэтому столь востребованной у них и оказалась концепция равной ответственности СССР и Германии. Никакой Великой Отечественной войны — схватка двух тоталитарных империй, в жернова противоборства которых попали «оккупированные» Советским Союзом народы. Вполне закономерно, что на Украине закон о преодолении последствий тоталитарного режима (о «декоммунизации») был принят в «одном флаконе» с официальным запретом самого понятия «Великая Отечественная война». 

При такой жизненной заинтересованности США, Евросоюза и постсоветских этнократий в пересмотре смысла Второй Мировой войны ожидать с их стороны добровольного отказа от антироссийской исторической политики, основанной на демонизации Пакта Молотова-Риббентропа нет никаких причин (заинтересованность отечественной «пятой колонны» — особый разговор). Реальное же снижение накала информационной кампании в 77-ю годовщину Пакта — это не изменение стратегии, а продолжение хорошо отработанной тактики. 

Подмена смысла Второй мировой войны, определившей судьбы мира, отождествление победителя с побежденным, коммунистического Советского Союза с фашистским Третьим рейхом — задачи не из легких. Соответственно, Запад решает их предельно осторожно, пошагово. Главное для устроителей этой кампании добиться того, чтобы первоначально шокирующее медленно, но верно превращалось в общественном сознании во всем очевидную банальность. 

Еще совсем недавно знак равенства между «сталинизмом» и фашизмом могли ставить лишь маргиналы и отъявленные русофобы, с которых, что возьмешь. Но «информационная вода» — камень точит. В 2008 г. четыре сотни депутатов Европарламента обратились с призывом считать 23 августа, — день подписания Пакта Молотова-Риббентропа, — Днем памяти жертв «сталинизма» и нацизма. Какие страсти тогда кипели вокруг их инициативы. Но сейчас это уже официально закреплено в календаре памятных дат Евросоюза, в документах ПАСЕ и ОБСЕ. С 2014 г. в Соединенных Штатах 23 августа опять-таки официальный день Черной ленты в память о жертвах советского и нацистского режимов. На Западе утверждение о тождестве «сталинизма» и нацизма теперь уже никого не шокирует и воспринимается в качестве само собой разумеющейся очевидности. 

По такой же пошаговой схеме идет и признание равной ответственности СССР и Германии за Вторую Мировую войну. В 2009 г. Польша, спустя 70 лет после начала Второй мировой войны, неожиданно для себя и всего мира открыла, что в 1939 году она стала жертвой агрессии не только Третьего Рейха, но и СССР, и утвердила сие историческое открытие специальной резолюцией Сейма: «Семнадцатого сентября 1939 года войска СССР без объявления войны совершили агрессию против Речи Посполитой, нарушая ее суверенитет и попирая нормы международного права. Основание для вторжения Красной Армии дал пакт Молотова — Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года в Москве между СССР и гитлеровской Германией. Таким образом, был произведен четвертый раздел Польши. Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов — нацизма и коммунизма». 

Показательна форма, в которой ответственность СССР за развязывание войны признала Америка в 2011 в 71-ю годовщину Пакта — заявление посольства США в Эстонии: «В этот день, более семидесяти лет назад, нацистская Германия и Советский Союз предприняли шаги, которые поставили Европу и весь мир на путь неминуемой войны». Документ официальный, а уровень предельно низкий. В 2012 г. еврокомиссар по вопросам юстиции Вивьен Рединг запускает следующий пробный шар: «Семьдесят три года назад, 23 августа 1939 года, нацистская Германия под руководством Гитлера и Советский Союз под руководством Сталина подписали пакт, изменивший историю и положивший начало самой безжалостной войне в истории человечества». 

Если на уровне великих держав пока еще соблюдают осторожность, то на уровне западных СМИ и руководителей лимитрофных государств стесняться не считают нужным. Президент Украины Петр Порошенко: «Адольф Гитлер вместе с Иосифом Сталиным развязали Вторую мировую войну». 

Точно также развивается история и по «Нюрнбергу-2». 23 августа 2011 года в Варшавской декларации министры юстиции стран ЕС заявили, что «преступления тоталитарных режимов в Европе, независимо от их рода и идеологии должны быть признаны и осуждены». И никакой конкретики. Тогда главным было застолбить позицию, что Европа — жертва тоталитарных режимов. Прошло четыре года и 23 августа 2015 года уже объявляется о необходимости создания на основе межгосударственного договора (заметьте, не решения Совбеза ООН — все реалистично) международного трибунала по преступлениям именно коммунистических тоталитарных режимов. Опять без дальнейшей конкретизации. Хотя совершенно очевидно, что под коммунистическими тоталитарными режимами подразумевается «сталинский режим», а кроме СССР и его правопродолжателя России на роль ответчика в подобном трибунале никто не планируется. И можно быть уверенным, что через совсем непродолжительное время необходимые уточнения будут сделаны. 

Кстати, в отношении планируемого «Нюрнберга-2» есть одна удивительная «странность». Варшавская декларация 2011 года по совершенно случайному стечению обстоятельств совпала с выдвинутой Советом по правам человека при Президенте РФ программой «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», для краткости получившей название программы десталинизации России. Тогда это не прошло. Слишком откровенно свои цели прописали «десталинизаторы» и «примирители». Но в 2015 г., опять по совершенно случайному совпадению, за несколько дней до подписания семью министрами юстиции Евросоюза документа, провозглашающего необходимость создания международного трибунала по преступлениям коммунистических режимов, правительство России утверждает «Концепцию государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий». В переводе с бюрократического на русский — программу все той же десталинизации. Каких только «странностей» и «случайностей» не бывает в мире. Особенно когда речь заходит о жизненных интересах могущественных сил. 

В связи с этим нельзя обойти вниманием и еще одну тему, которую в связи с Пактом Молотова-Риббентропа только начинают раскручивать, оставляя, видимо, на десерт, — тему ответственности СССР за Холокост. Казалось бы, дикость. Как можно обвинить в Холокосте страну, спасшую еврейский народ от истребления? Но разве не меньшей дикостью являются утверждения о тождестве двух антиподов — коммунистического СССР и нацистского Третьего Рейха? В 2009 году не какой-нибудь городской сумасшедший в никому неизвестной газетенке, а председатель еврейской общины Литвы на официальном приеме в присутствии президента Литовской Республики заявил о Пакте Молотова-Риббентропа: «Этот пакт, а иначе говоря, сталинско-гитлеровский сговор, который произошел 70 лет назад, открыл путь советской оккупации и холокосту». В 2015 году эту же мысль озвучил уже в Германии директор Института культурологии города Эссен Клаус Леггеви: «До 1940 года обе диктатуры разделили Центральную и Восточную Европу и превратили регион в худший очаг военных действий. И Холокост стал возможен только из-за молчаливой позиции Советского Союза». Уровень, конечно же, опять крайне низкий, но очередной шаг в нужном направлении сделан, и направление дальнейшей пропагандистской работы легко предсказать. Сначала эти дикие заявления переведут в разряд привычных банальностей, чтобы затем потребовать от России покаяния за Холокост и выплаты соответствующих компенсаций его жертвам. Не одной же Германии нести ответственность за «совместное» преступление. Тем более что с нее уже трудно дополнительно получить что-то серьезное. 

Как видим, историческую политику Запад проводит последовательно и неуклонно, как дорожный «паровой каток». Ее цель — через подмену смысла Второй Мировой войны, четко и однозначно распределить роли в геополитической реальности XXI века: 

* Запад: спаситель человечества от тоталитарной чумы двадцатого века в форме нацизма и «сталинизма». Один был повержен по итогам Второй мировой войны, другой — Холодной; 

* СССР и Третий Рейх разделили Европу по Пакту Молотова-Риббентропа, и совместной агрессией против Польши развязали Вторую мировую войну; 

* Россия, как и послевоенная Германия, — правопреемница потерпевшей поражение тоталитарной империи; 

* «Десталинизация», как и «денацификация», — тяжелый и долгий процесс осознания российским обществом и государством преступлений советского тоталитарного режима и искупления его вины перед народами Европы и бывшего СССР. 

Сказать, что эта историческая политика Запада является прямым вызовом безопасности России — значит, ничего не сказать. Это очевидно. Как очевидно и то, что никакими призывами «оставить историю историкам» проблему не решить. Исторической политике Запада должна быть противопоставлена столь же последовательно и неуклонно претворяемая в жизнь историческая политика России. А это неизбежно потребует отказа от навязанных пропагандой штампов, в том числе, и возможно в первую очередь, в отношении Пакта Молотова-Риббентропа. Сделать это будет не просто. Достаточно вспомнить какую волну возмущения в российских и западных СМИ устроили в мае прошлого года после заявления Владимира Путина всего лишь о том, что «смысл для обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был». Но уклониться от проблемы переоценки Пакта не удастся. Альтернативой этому может быть только проигрыш на историческом поле, со всеми вытекающими последствиями. Поэтому Пакт должен вновь, как и в 1939 году, послужить интересам России, только теперь на поприще исторической политики.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация