Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Черногория: ещё не враг, уже не друг

6-08-2016, 02:00
...
526
 

Черногория: ещё не враг, уже не друг

Российским ответом на вхождение республики в альянс станет углубление сотрудничества с Сербией

19 июля, ровно через два месяца после подписания протокола о вступлении Черногории в НАТО, министр обороны Великобритании Майкл Фэллон заявил, что процесс вхождения балканской страны в Североатлантический альянс может завершиться до начала октября. И хотя более реалистичным сроком считают середину 2017 года, очевидно, что Подгорица на всех парусах мчится в распахнутые объятия альянса и ветер в её паруса усердно надувают США. Тот факт, что некогда союзная Черногория ускоренными темпами встраивается в Организацию Североатлантического Договора, задевает Россию морально и побуждает её к ответной реакции.

Москва устами официального представителя министерства иностранных дел Марии Захаровой, пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова и постоянного представителя при НАТО Александра Грушко неоднократно выражала недовольство втягиванием Черногории в военный блок. В целом позиция России сводится к трём пунктам. Во-первых, ведя страну в НАТО, черногорская власть игнорирует мнение своего народа и для начала этот вопрос следовало вынести на общенациональный референдум. Во-вторых, расширение альянса за счёт Черногории дестабилизирует обстановку в Балканском регионе. В-третьих, этот шаг является конфронтационным и вынуждает Москву принимать ответные меры, но препятствовать евроатлантической интеграции Черногории она не будет.

Возникает вопрос: если Россия не планирует срывать присоединение Монтенегро к Североатлантическому пакту, то в чём выражается её реакция на этот процесс?

Лицом к общественности, спиной к властям

Одним из ответных шагов России можно считать активизацию связей между её правящей партией «Единая Россия» и черногорской оппозицией. Главная партия нашей страны провела ряд встреч с основными оппозиционными организациями Черногории и выразила им поддержку. Заместитель генерального секретаря ЕР Сергей Железняк заверил в готовности партии поддерживать черногорских друзей в намерении следовать вперёд собственным путём, преодолевать внутренние противоречия и формировать национальный консенсус, не позволяя внешним силам насаждать в стране чуждые традиции и ценности.

В конце февраля Москву посетили делегаты оппозиционной черногорской партии «Новая сербская демократия», которые подписали межпартийное соглашение с «Единой Россией» и были приняты спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным. А 6 мая «единороссы» подписали с оппозиционными черногорскими политсилами — Демократической народной партией и Социалистической народной партией — Ловченскую декларацию. Центральное место в этом документе занимает инициатива по созданию Союза нейтральных суверенных государств Юго-Восточной Европы, включающего и Черногорию.

И не суть важно, что в современных геополитических реалиях подобные планы выглядят утопией. Куда важнее то, что Москва начинает отходить от принципа сотрудничества исключительно с правящими элитами «братских» балканских стран при игнорировании пророссийски настроенных сил. Вот и в Черногории новый подход требует от России перестать зацикливаться на связях только с действующей властью и неустанно добиваться её доброго расположения. Вместо этого нужно переориентировать российскую активность на черногорское общество и отдельные его сегменты: интеллигенцию, молодёжь, журналистов, сельхозпроизводителей, оппозиционных политиков патриотического толка — прагматиков и идеалистов, «рукопожатных» и маргинальных. Бесполезность покупки лояльности правящей элиты Черногории объясняется ещё и тем, что она является пешкой в руках Соединённых Штатов и не имеет свободы выбора.

Кроме того, нынешнее руководство южнославянской страны открыто встало на антироссийскую дорожку и далеко продвинулось по ней. В декабре 2013 года Черногория отказала России в просьбе захода её военных кораблей в порт города Бар для пополнения запасов топлива и провианта, в мае 2014 г. ввела санкции против России, в ноябре того же года не проголосовала в Генассамблее ООН за внесённую Россией резолюцию с осуждением нацизма и расизма, в 2015-м президент Черногории Филипп Вуянович отказался приехать в Москву на парад в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне (хотя изначально изъявил готовность посетить торжества), а в феврале нынешнего года черногорский МИД объявил о запрете въезда в страну вице-премьеру РФ Дмитрию Рогозину.

Вдобавок к этому, премьер-министр Черногории Мило Джуканович обрушивает на Россию резкие и необоснованные обвинения в организации антиправительственных выступлений с целью смены власти в стране. В МИД России на это отвечают, что Москва к протестам не причастна, доказательств этому нет, а Джуканович такими заявлениями пытается снять с себя ответственность за обострение конфликта, первопричина которого в игнорировании мнения значительной части общества.

Выпады в адрес России черногорское руководство поразительным образом совмещает с увещеванием. «Подключение Черногории к евроатлантической интеграции ни в коем случае не станет препятствием для развития отношений с партнёрами и друзьями — такими, как Россия», — уверял Джуканович своего российского коллегу Дмитрия Медведева в прошлогоднем послании в честь Дня России. А в одном из интервью черногорский премьер даже сказал, что присоединение страны к НАТО выгодно и для России, поскольку в альянсе у неё станет на одного друга больше. Звучит как бред, но такими доводами изобилует пропаганда вступления Черногории в Североатлантический блок. Жителей республики пытаются убедить, что вступление в альянс не приведёт ни к каким проблемам в отношениях с Россией.

Сербский ориентир

Помимо расширения контактов с черногорской оппозицией по межпартийным каналам, в последнее время Москва принялась углублять сотрудничество с Сербией. Ряд обозревателей усматривают в этом главный обещанный Россией ответ на втягивание Черногории в НАТО.

Шагом в этом направлении было решение Высшего Евразийского экономического совета о начале переговоров с Сербией об унификации торгового режима между ней и ЕАЭС. Дело в том, что в отличие от «евразийской тройки» (России, Белоруссии и Казахстана), у двух новых членов интеграционного объединения — Киргизии и Армении — нет соглашений о Зоне свободной торговли с этой балканской страной. К слову, ранее посол Сербии в РФ Славенко Терзич говорил, что Белград рассчитывает подписать с Евразийским союзом соглашение о ЗСТ в нынешнем году.

Ещё одним ответным ходом России на экспансию Североатлантического альянса в Черногорию стала наметившаяся активизация военного сотрудничества с Сербией. В январе появилась информация, что Белград подал заявку на приобретение российского оружия и военной техники, в т. ч. истребителей МиГ-29 и систем ПВО типа «Бук», «Панцирь» и «Тор». Предполагается, что благодаря таким вооружениям Сербия не только сохранит баланс сил на Балканах, но и фактически перейдёт на российские военные стандарты. В результате вопрос о вступлении страны в НАТО будет надолго закрыт. Российская сторона пообещала изучить и по возможности удовлетворить запрос сербской стороны. Помимо этого, в конце июня сербским ВВС в рамках действующего контракта были переданы два российских военно-транспортных вертолёта Ми-17В-5.

Также военный аспект российско-сербского партнёрства с недавних пор включает в себя традицию проведения совместных антитеррористических учений (Srem-2014, «Славянское братство-2015»), которая будет продолжена.

Если рассматривать активизацию сотрудничества с Сербией в военно-технической и торгово-экономической области как ответные инициативы России на затаскивание Черногории в НАТО (что верно лишь отчасти), мы придём к выводу, что грядущее вхождение Подгорицы в альянс Москва приняла как свершившийся факт. России не с руки всерьёз ввязываться в геополитическую борьбу за Черногорию, когда у неё «под боком» кровоточит Донбасс, а на Ближнем Востоке вовсю полыхает Сирия.

Иначе говоря, Москва смирилась с потерей Черногории и сосредоточила силы на удержании позиций в Сербии, поскольку в случае окончательной капитуляции этой ключевой западно-балканской страны под натиском Североатлантического пакта Россия окажется полностью выброшенной из региона. Однако со многими пост-югославскими республиками Россия связана исторически, узами славянского родства и православной религии, и уже потому не может позволить устранить себя от участия в их судьбе.

Российские деньги — фактор роста, но не рычаг влияния

Несмотря на то, что вхождение Черногории в НАТО является военно-политическим процессом, это с большой долей вероятности приведёт к снижению экономических связей с Россией. Стоит напомнить, что крупным источником пополнения бюджета Монтенегро служат российские туристы и инвестиции.

Доходы от туризма составляют львиную долю ВВП этой маленькой адриатической страны (свыше 20%), а наибольшее количество посещающих её иностранных туристов являются нашими согражданами. Так, в 2014 году там побывало 318,5 тыс. российских туристов или 23,6% от общего числа. По некоторым данным, в тот год они принесли в казну Черногории около 500 млн евро или свыше двух третей всех доходов от туризма (730 млн евро). Местные туроператоры опасаются, что евроатлантическая интеграция негативным образом скажется на привлекательности курортов страны для россиян и прибыль от туризма сильно упадёт.

Большой вклад в черногорскую экономику вносят российские инвестиции, в первую очередь в сферу услуг и недвижимость. Свыше 50 тыс. объектов в стране принадлежит россиянам, около 15 тыс. граждан РФ проживают там постоянно. Совокупный объём прямых российских инвестиций в Черногорию оценивается минимум в два млрд евро, что составляет более четверти всех иностранных вложений в экономику республики. Это не считая тех российских вливаний, которые поступают в Черногорию по опосредованным схемам.

В последние годы интерес российских бизнесменов к балканской республике угасает, что связано с действиями её властей. Складывается впечатление, что черногорское правительство целенаправленно вытесняет российский капитал из страны, вынуждая россиян продавать за бесценок промышленные предприятия, гостиницы и иные объекты, которые затем искусственно банкротят и перепродают другим собственникам. Ярким подтверждением тому служат истории с алюминиевым комбинатом в Подгорице (КАП), металлургическим комбинатом в Никшиче, развлекательным комплексом «Astra Montenegro» и отелем «Avala» в Будве, владельцами либо совладельцами которых были граждане России.

В отличие от инвестиций, торговля товарами занимает гораздо менее весомое место в российско-черногорских экономических отношениях. По состоянию на 2014 год объём взаимного товарооборота равнялся всего 35,7 млн долл. Российский экспорт на 90% представлен металлами и металлопродукцией, а примерно 75% импорта из Черногории приходится на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё. Последнее не сулит никакой радости черногорским фермерам из-за продовольственного эмбарго, введённого Москвой в отношении Подгорицы в ответ на её присоединение к антироссийским санкциям Запада.

При этом Черногория не является членом ЕС и не имеет обязательств участвовать в санкционном безумии, но сделала это в добровольном порядке. Более того, солидарно с Вашингтоном и Брюсселем она ввела отдельные санкции против Крыма и Севастополя, а недавно вслед за Евросоюзом продлила их действие на год. Ясно, что для России эти телодвижения балканской страны значат куда меньше, чем укус комара для медведя, но вновь выслужиться перед западными хозяевами черногорские власти действительно сумели. Как пояснял сам Джуканович, с момента провозглашения членства в ЕС и НАТО стратегическими целями Черногории она уважает их правила и согласовывает с ними внешнюю и оборонную политику. «В этом суть — в уважении принципов и правил, которые мы приняли, а не во введении санкций против России», — подчеркнул премьер-министр.

Может ли Россия с помощью экономического давления на Подгорицу остановить её продвижение в Североатлантический союз? — Нет. Сокращение российских инвестиций и туристического потока способно сделать цену за входной билет в НАТО для Черногории очень высокой, но и это не заставит её свернуть с евроатлантического пути. Дело в том, что в отличие от значительной части населения Черногории, сворачивание экономического сотрудничества с Россией совершенно не беспокоит правящую клику страны. Она целиком и полностью зависит от США. Проявлять инициативу и срываться с американского крючка черногорским властителям попросту опасно, ведь в архивах ЦРУ на них собраны общирные досье компрометирующих материалов.

Джуканович против Цетинского

Россия и Черногория не одно столетие считались надёжными союзниками и близкими родственниками. В своё время император Александр ΙΙΙ назвал короля Черногории единственным верным другом России, а слова митрополита Петра I Негоша (Цетинского) «Тот, кто против России, тот против всех славян» стали черногорцам заветом. Однако современная история отношений между двумя странами складывается трагически. Проамериканские властители Черногории во главе с Джукановичем безжалостно рвут многовековые узы российско-черногорского братства и силком тащат страну в НАТО. Такой политический курс воспринимается народом Черногории в штыки, о чём красноречиво свидетельствуют многотысячные акции протеста против правительства и его намерения вступить в североатлантическое сообщество.

России тоже откровенно обидно, что её исторический союзник переходит на сторону геополитического противника, совершая акт предательства. В этом заключается главная причина негативной реакции Москвы на втягивание Черногории в милитаристский альянс, тем более угрозу военной безопасности России оно не несёт и на соотношение сил между ней и НАТО принципиально не влияет.

Почему Россия не Америка

Уверенность Москвы в том, что дружественная страна «никуда не денется» уже сыграла с ней злую шутку на Украине, а в будущем может повториться в Белоруссии и Сербии. Россия не работала с общественным мнением бывших югославских (и советских) республик системно и на долгосрочную перспективу. А Запад работал и добился на этом поприще значительных успехов. Случай с Черногорией показал, что воспитание правящей верхушки методом кнута и пряника в сочетании с пресловутой «мягкой силой» убедительнее духовных скреп и взаимовыгодных экономических проектов в склонении страны в определённый геополитический фарватер.

Но такая стратегия действий совершенно не подходит для России, ибо её цели на Балканах принципиально отличаются от американских. Наша страна не стремится к контролю над политическими элитами православных южнославянских республик и военному доминированию в регионе, как это делают Штаты. России нужно, чтобы её отношения с этими странами строились на фундаменте общей исторической памяти, духовных ценностей и хозяйственно-экономических связей, носящих долгосрочный характер. Соответственно и влиять на ситуацию в Балканском регионе по подобию Вашингтона Москва не может и не должна. В этом кроется и сила, и слабость балканской политики России.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация