Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

Уроки выживания: поможет смекалка

4-07-2016, 09:32
...
1302
 
Уроки выживания: поможет смекалка
Непреложная суворовская аксиома «тяжело в учении – легко в бою» актуальна для любой армии. Вот почему и солдат, и офицер в мирное время учится военному делу на полигонах, в учебных центрах, высших учебных заведениях. Учится, чтобы в бою не просто выжить, а победить. Однако в реальных боевых условиях бывают такие моменты, ответов на которые нет ни в одном уставе, наставлении, инструкции. Вот тогда в дело вступают смекалка и находчивость, которыми и славился всегда русский солдат. А уж русский спецназовец и подавно.

Завтрак разведчика: отварные тюльпаны и кофе из лопуха

Конец августа 99-го. Кадарская зона Дагестана. Пожалуй, один из самых сложных и драматичных моментов в новейшей истории России – самый пик ваххабитской агрессии. Сводная группа 8-го отряда спецназа внутренних войск, совершив сложный маневр, закрепилась на одной из высот близ известного селения Чабанмахи. Сорвали спецназ, как это часто бывает, совершенно неожиданно — в отряде как раз начался завтрак. 
Едва выставили посты охранения, связались с руководителем операции – надо уточнить задачу. В ответ ничего определенного. Ждите. Не успели бойцы толком обустроиться — вот они и сумерки. Темнеет в горах в это время быстро. Командир дал разрешение на прием пищи: приготовление то ли обеда, то ли ужина. Развели в окопчиках костерки, укрытые от чужого глаза плащ-накидками, вскрыли банки с тушенкой. Вот тут-то и пришлось, как вспоминает начальник разведки отряда, а тогда – лейтенант, командир взвода Михаил К., наверное, впервые за напряженные сутки дать волю накопившейся эмоциональной усталости — смачно выругаться. На поверку вся партия сухпая, полученная накануне со складов НЗ, оказалась не просто просроченной, а протухшей — есть невозможно. Погрызли солдаты сухарики, размачивая их в подслащенном кипяточке, помянули еще раз «незлым, тихим словом» тыловиков-интендантов и забылись тревожным сном. 
С утра доложил командир наверх обстановку, узнал, что ваххабитов сегодня будут вышибать из селения, а значит, они вполне могут пойти в прорыв как раз через его боевые порядки. Поэтому приказ сдержать натиск головорезов должен быть выполнен. Ну а по поводу оказии с провиантом получил он добрый совет: «Прояви, командир, разумную инициативу и смекалку»… 
И на войне, и в мирное время в отрыве от пункта постоянной дислокации часто приходится нашим разведчикам и спецназовцам применять этот проверенный способ для решения поставленной задачи. 
— Ситуация с продовольствием разрешилась тогда благополучно, – вспоминает Михаил. — Командир, распределив бойцов, назначил группу заготовщиков провианта во главе с нашим доком. Те, буквально обшарив прилегающую местность, притащили в вещмешках лесные орехи, грибы; наломали где-то камыша, нарвали щавеля, крапивы, подорожника, наковыряли съедобных кореньев лопуха, дикого тюльпана… 
— Подожди, брат. Ну ладно орехи, грибы, согласен. Но лопух, камыш да еще… тюльпан? 
— Я тоже сомневался, — усмехается Миша, — пока сам не попробовал и не убедился, что это вполне съедобные растения. Записывай рецепт, может, когда пригодится: лопух войлочный, как по-латыни звучит, ей-богу, не знаю. Ценность у лопуха представляет корень. Его можно употреблять в пищу как в сыром виде, так и вареным, жареным и печеным. Дело вкуса и наличия времени. Из поджаренных корней лопуха, кстати, получается неплохой кофе, а из высушенных можно делать муку. 
Камыш тоже кушать можно, особенно когда в желудке пусто. В дело идут корни и белая сердцевина. Ну а тюльпан – это вообще сказка. Его отварные луковицы вполне могут заменить картофель. За уши не оттянешь, хотя вкус специфический. Крапива, подорожник, щавель – сгодились на приготовление супа, салатов. К тому же все они являются еще и лекарственными растениями, обладают антисептическими и обезболивающими свойствами. Тот же подорожник, например. Он не только помогает при кровотечениях и ожогах, но и при укусах насекомых, а отвар подорожника полезен при боли в желудке. 

Увлекшись рассказом, Михаил затягивается сигаретой, продолжает: 

— Нашему снайперу не составило особого труда подстрелить заблудившегося барана, на свою беду забредшего к подножию горы. А кто-то из контрактников наловил в небольшом, почти пересохшем, похожем больше на лужу озерце каких-то головастиков и лягушат, которых затем умело приготовил, вспомнив, наверное, французскую кухню. Некоторые побрезговали, отказались, но я попробовал. Ничего, есть можно. На худой конец, — разоткровенничался Михаил, – вполне можно было бы употреблять в пищу и мясо мышей и крыс, которые шныряли под ногами. Они становятся вкуснее, если их хорошо потушить с большим количеством листьев одуванчика… 
К слову, тогда, под Чабанмахами, задача была выполнена без потерь с нашей стороны. За все четыре дня, которые группа провела на высотке на подножном корме, ни один солдат не выбыл из строя, а подразделение полностью сохранило боеспособность.

Наши в сельве: ничего особенного!

Не раз наши спецы приглашались на различные международные соревнования по выживанию, проводимые по инициативе известного польского путешественника Яцека Палкевича в различных точках мира: раскаленных песках Сахары, джунглях Малайзии, сельве Бразилии.

… Командир учебной группы спецназначения одного из отрядов ВВ капитан Александр К. участвовал год назад в экспедиции в бразильской сельве. Коротко подводя итог своего десятидневного курса выживания в Амазонии, он резюмирует: 
— Ничего необычного, в общем-то, я там не увидел. После первых ярких впечатлений цветущих и пахнущих джунглей и акклиматизации вся эта сельва в ходе дальнейшего нашего маршрута представлялась мне нашим учебным центром, только засаженным необычными с виду растениями. Конечно, у бразильских коллег тоже было чему поучиться. Но это было, скорее, полезное познавательное знакомство: «А как у них?». Например, способу кипячения воды в целлофановых пакетах или своеобразным медицинским приемам при оказании первой помощи. Положа руку на сердце я не ощутил превосходства бразильских спецов над собой. Где-то они даже фактически признавали свою беспомощность перед непредвиденными случаями, чего мы никогда не делаем. Например, если участника экспедиции укусила ядовитая змея (а их там хватает), то никаких активных мер к спасению несчастного они не предпринимают. Просто пассивно ждут вызванного вертолета. Я удивлялся этому, предложив инструкторам свои услуги. Ведь все мы знаем, что при укусе нужно попытаться отсосать яд, а ужаленное место прижечь порохом. Больно, но эффективно. Они категорически отказались принять мою помощь, а на вопрос: «Если вертолет задержится, что с ним будет?» лишь в беспомощности возвели руки и глаза кверху. От этого у меня осталось неприятное впечатление. 
Главной проблемой бразильского да и многих других иностранных спецподразделений, по мнению капитана, является отсутствие у них реального боевого опыта, который, как известно, является самой лучшей практикой. Нашим разведчикам грех жаловаться на его отсутствие.

«Есть приказ дойти до цели…»: Любой ценой

Вынослив, терпелив и неприхотлив наш солдат. При толковых, грамотных командирах цены ему нет. Безусловным преимуществом нашего солдата является и его быстрая способность к акклиматизации, готовность воевать в различных климатических условиях. Когда на карту ставится все, когда цена вопроса – жизнь товарищей или выполнение поставленной командованием задачи, красивая, так любимая кинорежиссерами фраза «любой ценой» обретает буквальный смысл.

…Командир взвода 17-го отряда спецназа ВВ старший лейтенант Александр С. вспоминает: 

— В сентябре 2004 года нашей группе была поставлена задача — принять участие в разведывательно-поисковом мероприятии в горах Карачаево-Черкесии. До выхода на контрольную точку нужно было преодолеть более 100 км. Произведенный расчет показал, что идти придется не меньше 6 суток, так как маршрут оказался очень сложный, изобилующий крутыми склонами и подъемами. На пути несколько горных речушек: мелководных, но быстрых, способных сбить с ног зазевавшегося путника. К тому же время года – осень: дожди, туман. Помимо всего необходимого, нужно было еще тащить с собой почти недельный запас продовольствия, а это значит — сэкономить на боеприпасах, которые могли понадобиться нам на заключительном этапе проведения операции. Посоветовавшись с солдатами, решил взять сухпай из расчета на 4 дня, остальное место в рюкзаках заполнить боеприпасами. Маршрут разбили на участки, старались выдерживать темп. Чтобы уложиться в график движения, сократили перекуры. Особенно тяжело было нашим пулеметчикам, загруженным под завязку еще и цинками с патронами. Они очень напоминали осликов с поклажей, понуро бредущих горными тропами. Но наши ребята сами, без лишних разговоров и напоминаний, брались помочь им, несли по очереди их имущество. На третий день пути пошел снег, ударил мороз, пришлось сделать длительную остановку, тем более что и некоторые солдаты заметно устали. Пока отдыхали, родилась идея: чтобы легче было идти, надо смастерить что-то типа альпенштоков — пригодились обыкновенные гвозди. Это несколько облегчило нам путь. На одном из следующих привалов, когда наши съестные припасы подходили к концу, удалось завалить медведя. Но тут выяснилось, что мы остались без огня: спички отсырели, а у моей единственной в группе зажигалки закончился газ. Что делать? Добыть огонь при помощи лупы, очков или стекла циферблата было невозможно — не было солнца. Выручили старый дедовский способ и смекалка. Сначала попытались разжечь огонь другим традиционным способом: поочередно быстро вращая деревянное «сверло», вставленное в набитое ватой из солдатского бушлата отверстие сухого бруска. Тщетно. Тогда кто-то предложил подсыпать пороху, и вскоре вспыхнул долгожданный огонь. Таким образом, отведали медвежатины, запаслись впрок мясом, а главное — восстановили свои силы. Когда шли через Клухорский перевал, эти силы нам очень пригодились: на высоте более тысячи метров снега было уже в буквальном смысле по пояс. Пришлось из подручных средств: веток, веревок мастерить снегоступы. Выйдя в заданный район, узнали, что нас там так быстро не ждали. Удивительно, но на всем протяжении пути не было ни одного заболевшего. Поставленная задача была выполнена, а сэкономленные боеприпасы оказались тогда очень кстати. 
По признанию Александра С., ему хорошо помогает партизанский опыт времен Великой Отечественной войны, который, к счастью, достаточно хорошо отражен в мемуарной литературе. Знай, только не ленись, читай.

На привале: былое и были

Безусловно, что от желания учиться и испытывать потребность в познании чего-то нового в любимом деле зависит многое. Осознание себя разведчиком, спецназовцем должно выражаться в непрестанном желании совершенствоваться, в постоянном поиске работы для ума и духа, в приобретении и закреплении полученных навыков и закалки воли путем постоянных тренировок. Даже в часы досуга. 
Поскольку речь зашла о досуге, сделаем своеобразный привал и мы. А какой привал без хорошей истории? Позволю себе рассказать один забавный случай, произошедший со знакомым офицером разведки. Случай вполне можно назвать венцом нашей русской солдатской смекалки, победой над обстоятельствами и скептицизмом, достойным занесения в учебники по выживанию. 
Во время командировки в Тунис, где он принимал участие в международных соревнованиях по выживанию в безводной Сахаре, его группе нужно было на верблюдах пройти определенное расстояние до ближайшего оазиса. Верблюд нашему разведчику достался какой-то маленький, неказистый, прямо «гадкий утенок», и другие сородичи все время норовили его то лягнуть, то укусить. В результате, когда пройдено было полпути, злые твари прокусили «утенку» мошонку. Поднялся рев, верблюд завертелся на месте. А караван продолжал свой путь – условия соревнований не предусматривали остановок и оказания помощи. Тогда разведчик недолго думая решается провести несложную хирургическую операцию. Отправив бедное животное ударом кулака в нокдаун, он, продезинфицировав коньяком, который хранился у него во фляге, иголку, приступил к операции. Зашив в течение нескольких минут причинное место, он привел «утенка» в себя, влив тому в глотку около 100 грамм первоклассного напитка производства Кизлярского коньячного завода. Корабль пустыни очень скоро пришел в себя и в результате русский разведчик настиг свой караван. На привале все участники-иностранцы долго жали ему руку, качали головами и восторженно цокали языком. По их мнению, «рашн» совершил невозможное: в одиночку, в условиях пустыни, подручными средствами провел сложную хирургическую операцию и сумел-таки выполнить задачу. Опять победу над обстоятельствами и, кажется, самой природой на удивление всем одержала русская смекалка и воля к победе: знай наших! 
Во многом, наверное, потому и считается наша армия непобедимой, а разведка лучшей в мире, что мы всегда так неожиданны и непредсказуемы для противника!




+4

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация