Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Русские амазонки

7-06-2016, 01:00
...
773
 

Русские амазонки

Дочь Сергея Кирова командовала танковой ротой

Во время Великой Отечественной войны в боях с немецко-фашистскими захватчиками участвовали не только мужчины, но и представительницы слабого пола, которые сражались за Родину не менее самоотверженно. Причем, некоторые из них воевали в качестве танкистов, не имея при этом даже специального образования.

Сирота при живом отце

Правда, отдельные девушки все же были дипломированными специалистами в этой отрасли. Не у всех, конечно были свидетельства об окончании училищ, у кого-то имелись лишь корочки о прохождении двухмесячных курсов механиков-водителей танка, как, например, у прославленной нашей соотечественницы Александры Митрофановны Ращупкиной, воевавшей с 1942-го по 1945 годы в автобронетанковых войсках. Отчаянная девушка проникла на фронт под мужским именем (так сильно ей хотелось защищать Родину) и служила механиком-водителем танка Т-34. Были среди представителей прекрасной половины и отважные летчицы, как, к примеру, Тамара Александровна Казаринова, командовавшая 586-м женским истребительным авиационным полком.

А также снайперы, такие, как Герой Советского Союза Людмила Павличенко, на счету которой было 309 уничтоженных противников, и Ольга Васильева, уложившая 185 фашистов и награжденная в том числе медалью «За отвагу». Но командиром танковой роты довелось служить единственной женщине — Евгении Сергеевне Костриковой, дочери советского государственного и политического деятеля Сергея Мироновича Кирова. Во время Великой Отечественной войны она была сначала военным фельдшером, потом командовала танком, затем взводом, а в конце войны Евгения стала командиром роты.

…В 1909-м году Сергей Миронович Костриков (впоследствии получивший известность под партийным псевдонимом Киров) прибывает во Владикавказ, где работает в кадетской газете. В тех краях он знакомится со своей будущей супругой. На протяжении десяти лет он ведет там большевистскую деятельность. Вскоре, в 1921-м году, в семье политика рождается дочь. Но, в силу тяжелой болезни, мать совсем еще маленькой Евгении умерла. Девочка и отец перебрались в Ленинград. Там у Сергея Кирова появилась новая жена — Мария Маркус, которая не хотела воспитывать падчерицу. Так что Женю отдали в школу-интернат, где она жила и училась до 1937-го года, получая среднее образование.

Папа Евгении, будучи членом ЦК ВКП (б), был весь с головой погружен в партийную политическую жизнь. В середине 20-х годов прошлого века работал в Ленинградском обкоме первым секретарем, затем продвинулся по карьерной лестнице до секретаря Центрального Комитета. Но стремительный служебный рост и активная политическая деятельность не уберегли его от трагедии: Кирова убили. Это произошло в 1934-м году.

Женщин не берем!

Евгения была тогда еще школьницей. Круглая сирота не осталась без внимания друзей своего отца, которые навещали ее и в чьих семьях она гостила. Среди таких людей были Серго Орджоникидзе, Анастас Микоян, Клим Ворошилов. По окончании средней школы Евгения Кострикова поступила в высшее техническое училище им. Баумана в Москве.

А потом грянула Великая Отечественная война. Евгения пошла на медкурсы, а отучившись, отправилась в части в качестве медицинской сестры. В 1941-м году она была направлена на Западный фронт, где воевала в составе танкового батальона. На следующий год Евгения становится военным фельдшером уже танкового полка. В составе этого отдельного 79-го полка лейтенант Кострикова участвовала в Сталинградской битве и спасала жизни бойцов, вынося их из под огня и оказывая медицинскую помощь. В 1943-м году этот полк стал называться 54-й гвардейский танковый. Во время Курской битвы в составе Воронежского и Степного фронтов военный фельдшер Евгения Кострикова спасла жизни 27-ми однополчан, многих вытаскивая из пылающих танков.

И сама в одном из сражений получила тяжелейшее ранение осколком мины в лицевую область. За свой военный подвиг на Курской дуге Евгения получила Орден Красной Звезды. На лечение девушка попала в московский госпиталь. После выздоровления в начале зимы 1943-го года Кострикова была определена в оперативный отдел 5-го гвардейского механизированного корпуса. Но там отчаянная девушка задержалась ненадолго. Она рвалась обратно на поле боя. Ей хотелось воевать уже не в медико-санитарном подразделении, а быть непосредственно танкистом.

Благодаря содействию полковника Александра Рязанского, который был начальником этого корпуса, Евгению отправили в танковое училище в Казань. Александр Павлович и сам еще до начала войны нес там службу и был одним из командиров в Казанских бронетанковых частях. А потом преподавал там тактику боя в танковом училище. Но на учебу девушку брать не хотели: дескать, женщинам здесь не место. Для того, чтобы управлять такой тяжелой военной техникой, требуются огромные усилия. Тут не все мужчины могут справиться. Оставалось искать рычаги влияния среди знакомых высокопоставленных военных. И Евгения обратилась за помощью и поддержкой к другу своего покойного отца маршалу Ворошилову.

На Берлин!

Она рассказала Клименту Ефремовичу о том, что уже многократно садилась за рычаги управление этой тяжелой техники и вела грозную машину. Так что с успехом может освоить все тонкости ее вождения наравне с мужчинами. Начальнику училища Владимиру Живилюку сперва показалось удивительным, что молодая особа решила обучаться столь тяжелой профессии, и он скептически отнесся к появлению девушки-курсантки. Однако генерал-майор поменял свое мнение, когда в училище пришел приказ о награждении Евгении Костриковой медалью «За оборону Сталинграда». Владимир Исидорович понял, что такая отважная женщина не отступится и добьется своего.

И действительно Евгения занималась стрельбой на полигоне и обучалась водить танк с той же отдачей, что и ее сокурсники — представители сильного пола. Она зубрила теорию, связанную с бронетанковой службой, осваивала нелегкие технические аспекты профессии, давала себе силовые нагрузки. Шутка ли — выжать педаль сцепления с усилием в 25 кг! Но в этом Евгении оказала очень серьезное подспорье ее военная практика — участие в самых жесточайших сражениях, спасение раненых бойцов, которых девушка на своих руках уносила с линии огня.

Словом, ускоренный курс обучения Евгения Кострикова прошла «на ура» и получила красный диплом об окончании танкового училища. Она вернулась на фронт и продолжила свой боевой путь в том же 5-м гвардейском механизированном корпусе, но уже в качестве командира Т-34. Для вождения танка, а тем более командования им в военных условиях требовалось много физических и моральных усилий, железная воля, огромная ответственность и быстрая реакция на возникновение различных непредсказуемых сложнейших ситуаций на поле боя.

Зимой 1944 года прославленная женщина-танкист участвовала в боях за Кировоград. Кострикова получила медаль «За отвагу» и стала одной единственной представительницей слабого пола, которая командовала не только танковым взводом, но даже была командиром танковой роты.

В конце апреля 1945-го года танки под ее командованием после форсирования Одера, а также Нейсе заняли подступы к главному городу Германии. А в начале мая ее роту направили на освобождение Праги. Именно там и закончился боевой путь Евгении Костриковой, которая была уже капитаном.

После победы в Великой Отечественной войне Евгения Сергеевна вела спокойную размеренную жизнь, но — в одиночестве, так как семьи и детей у нее не было. Похоронили скончавшуюся в 1975-м году гвардии капитана Кострикову Евгению Сергеевну, кавалера нескольких орденов, в том числе Красной Звезды и Красного Знамени, на Ваганьковском кладбище в столице. Вот только в Санкт-Петербургском музее ее отца Сергея Кирова, как ни странно, о ней никакой информации нет.


+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация