Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Народный герой Кузьма Минин и Смута

21-05-2016, 13:02
...
835
 

Народный герой Кузьма Минин и Смута


Поднялись те добры молодцы,
Подняли те Руси верные, 
Что Пожарский князь с купцом Мининым,
Вот два сокола, вот два ясные, 
Вот два голубя, вот два верные, 
Поднялись вдруг, пустилися.

Пособравши рать, рать последнюю. 

Из народной песни.

400 лет назад, 21 мая 1616 г., ушёл из жизни Кузьма Минин. Русский герой, который вместе с князем Дмитрием Пожарским возглавил народное сопротивление вторжению интервентов и предательству московской «элиты» («семибоярщина»), которая пригласила на русский престол польского царевича. Минин стал одним наиболее известных национальных героев русского народа. Священные имена Минина и Пожарского навсегда вошли в историческую память русского суперэтноса, став символами народного отпора национальным предателям и внешним захватчикам. Победа была куплена дорогой ценой, но она позволила сохранить русскую государственность и в итоге вернуть все земли, которые остались под властью врага. В самые тяжелые моменты нашей истории имена Минина и Пожарского являются для нас священным примером и вдохновляют на борьбу, как это было в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Когда немецко-европейские полчища стояли под стенами Москвы и Ленинграда, вся держава 7 ноября 1941 г. услышала на Красной площади слова советского вождя Сталина, обращенные к народу и героическим защитникам социалистического Отечества: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова». 

О предпосылках Смуты

Смута на Руси традиционно была вызвана двумя ведущими причинами. Во-первых, это изменнические действия части «элиты», которая свои личные, узкогрупповые интересы ставила выше национальных интересов. Сначала предатели смогли извести правящую династию Рюриковичей, а затем и занявших их место Годуновых, которые также участвовали в этой схватке. Во-вторых, это активные подрывные действия Запада – тогда в лице католического Рима, Речи Посполитой и Швеции. Запад поддерживал действия предателей и самозванцев, а затем, когда обороноспособность Руси была подорвана, перешёл к открытому вторжению с целью ликвидации русской государственности, цивилизации и «русского вопроса» в целом. 

При Иване Грозном, который умер в 1584 г., Русь практически восстановила империю в рубежах скифского периода. Была укреплена государственность, самодержавие, что сопровождалось беспощадной борьбой с загнивавшей «элитой» - князьями и боярами, которые не видели дальше своих уделов и вотчин. Только единая русская империя могла рассчитывать на сохранение своей независимости, в условиях существования в кольце врагов, культурный и хозяйственный рост. Понятно, что исторически прогрессивный процесс роста могущества Русского государства и суперэтноса русов вызвал ожесточенное сопротивление врагов объединения и укрепления Руси. А их было много: могущественный Рим, тогдашний «командный пункт» западной цивилизации, который направлял действия сильной Речи Посполитой, захватившей огромные западнорусские земли; польские магнаты желающие сохранить господство над Западной Русью и мечтающие ограбить русские земли; крымские ханы, поддерживаемые могучей Портой и мечтающие отбить Астрахань, Казань и снова превратить Русь в данника; Швеция, которая вела борьбу за господство в Прибалтике и прочие западноевропейские авантюристы. Орден иезуитов, по сути, спецслужба Ватикана, активно рвался в русские земли, чтобы распространить власть папы римского. 

В результате национальная независимость Русского государства утверждалась в постоянном единоборстве с внешними врагами. Перед Русью стояли крупные национальные задачи: возвращение обширных западнорусских земель, оказавшихся под властью Речи Посполитой; возвращение выхода к Балтийскому и Русскому (Черному) морям; ликвидация Крымского паразитарного государственного образования; продолжения движения на восток, освоение Сибири. Так, особенно упорная борьба разгорелась за выходы к Балтийскому морю. Ливонскую войну, начатую Иваном Грозным в 1558 году, Русскому государству пришлось вести против мощной коалиции стран — Ливонии, Дании, Швеции и Польши. Силы их комплектовались в основном за счет германских и других наемников. Де-факто Русь противостояла силам Запада. Война велась в условиях жесточайшей и упорной борьбы внутри страны — с боярскими заговорами и изменами, которые были направлены на ослабление самодержавия и восстановление порядков периода феодальной раздробленности. Одновременно Москве пришлось держать Южный фронт – против крымской орды, подкрепленной силами Турции. 

Начало Смуты

Ливонская война, длившаяся более двадцати лет, постоянные набеги крымских ханов нанесли сильный удар хозяйству Руси. Однако Русское государство выдержало эти испытания. Проблема была в том, что, видимо, Ивана Грозного отравили, а также извели его потомство, здоровых наследников. После смерти Ивана IV Грозного царский престол перешел к его болезненному сыну Федору, который был не способен управлять таким огромным государством. Все нити управления перешли к родственникам царя и боярам. Особенно выделялся боярин Борис Годунов, на сестре которого (Ксении) был женат царь Федор. Фактически Годунов являлся полновластным правителем России. Он, конечно, выделялся среди предводителей боярства властолюбием, умом и государственными способностями и уже при Грозном был одним из его ближайших сподвижников. 

В этот период снова активизировалась борьба внутри правящей верхушки. Князья и бояре естественно, решили, что теперь наступил благоприятный момент, чтобы воспользовавшись слабостью нового царя и взять реванш, восстановить свое былое могущество, вернуть утерянную при Грозном политическую и экономическую власть. Для этого использовали гибель царевича Дмитрия. Дмитрий — сын Грозного от последней жены Марии Нагой, а Федор — от Анастасии Романовой. Когда Федор занял царский престол, Нагие с двухлетним царевичем выехали в город Углич, где он и воспитывался. 15 мая 1591 года девятилетний Дмитрий был найден во дворе мертвым, с ножом в горле. Назначенная Годуновым следственная комиссия пришла к выводу, что он погиб в результате несчастного случая. В составленном акте указывалось, что во время игры со сверстниками царевич в припадке падучей болезни сам наткнулся на нож. Так ли было в действительности, по сохранившимся историческим документам установить трудно. По свидетельству же летописцев, Дмитрий погиб от руки наемных убийц, подосланных Годуновым. Их тут же растерзали жители Углича. 

Смерть царевича Дмитрия, который был главным претендентом в борьбе за престол, была использована врагами Годунова в противоборстве с ним. По городам и селам распространились слухи о намеренном убийстве малолетнего царевича. В 1597 году умер царь Федор, не оставив после себя наследника. В среде боярско-княжеской знати началась ожесточенная борьба за царский престол, победителем в которой вышел Борис Годунов, опиравшийся на поддержку дворян. Об избрании его царем современник писал: «Боярами и придворными овладел великий страх. Они постоянно изъявляли желание избрать царем Федора Никитича Романова». Годунов «зачистил» явных противников, но большая их часть только затаилась. Таким образом, Годунов одержал вверх в элитарной схватке за власть, но его противники продолжали свою деятельность. 

Тем временем резко ухудшилась жизнь простого народа. За годы правления Годунова к концу XVI века оброчные повинности крестьян выросли почти в три раза, а лучшие их земли и покосы экспроприировались помещиками. Крепостная зависимость крестьян усилилась: теперь ими по своему произволу могли распоряжаться и бояре, и дворяне. Крестьяне жаловались, что помещики их «били и имущество грабили и всякие насильства чинили». Уйти же от своего хозяина после отмены Юрьева дня они не имели права. 

Усиливается бегство крестьян, мелких посадских людей и холопов на окраины Русского государства — в Поволжье, на Дон, Яик (Урал) и Терек, в Запорожье, на Север и в Сибирь. Активные люди бежали от произвола бояр и помещиков на окраины, что увеличило возможность начала гражданского противостояния. Вольные люди – казаки, занимались различными промыслами, торговлей и совершали набеги на соседние государства и племена. Они жили самоуправляющимися общинами, основывая свои поселения (станицы, слободы, хутора) и стали серьёзной военной силой, которая тревожила не только Крым, Турцию и Польшу, но и Москву. Вольное казачество тревожило московское правительство. Однако в то же время правительство Годунова вынуждено было прибегать к помощи казаков при отражении набегов крымских татар, выплачивая им за это государево жалованье «за службу», снабжая «огненным зельем» и хлебом. Казаки стали щитом (а при необходимости и мечом) Русского государства в борьбе с Крымом и Турцией. Часть казаков хотя и поступала на службу в гарнизоны украинных городов (так назывались южные пограничные города; от слова «окраина», «украина-украйна»), но сохраняла свою автономию. 

К началу XVII столетия положение трудового народа ещё более ухудшилось из-за череды стихийных бедствий и неурожаев, что в условиях России вело к голоду. В 1601 году посевы были залиты сильнейшими дождями. Столь же суровым был и следующий год. В 1603 году, теперь уже от сильной засухи, посевы тоже были уничтожены. Страну поразили страшный голод и сопровождавший его мор. Люди ели все, что могло хоть как-то утолять голод,— лебеду, древесную кору, траву... Появились случаи людоедства. По свидетельству современников, только в одной Москве погибло от голода 127 тысяч человек. Спасаясь от голодной смерти, крестьяне и посадские люди покидали родные места. Толпы людей заполнили дороги, устремляясь на Дон и Волгу или в крупные города. 

Несмотря на неурожай, в стране было достаточно хлебных запасов, чтобы предотвратить голод. Они были в закромах богачей. Но боярам, помещикам и крупным купцам не было дела до страданий народа, они стремились к личному обогащению и продавали хлеб по баснословным ценам. За короткое время цены на хлеб возросли в десятки раз. Так, до 1601 года 4 центнера ржи стоили 9—15 копеек, а во время голода четверть (центнер) ржи стоила свыше трех рублей. Кроме того, помещики и бояре, чтобы не кормить голодающих часто сами гнали своих крестьян с их земель, не выдавая им, однако, отпускных грамот. А также выгоняли холопов, чтобы сократить число ртов в хозяйстве. Понятно, что это привело не только к голоду и массовому движению населения, но и резкому росту преступности. Люди сбивались в шайки, грабили купцов, торговцев. Часто они создавали довольно крупные отряды, которые нападали на поместья, боярские усадьбы. Вооруженные отряды голодающих крестьян и холопов (среди них были боевые холопы - военные слуги хозяев, с боевым опытом) действовали и под самой Москвой, создавая серьезную угрозу самому государству. Особенно крупным было восстание Хлопка Косолапа.

Опасаясь восстания, царь приказал бесплатно выдавать в Москве хлеб из государственных запасов. Однако дьяки (чиновники), ведавшие раздачей, занимались взяточничеством и всячески мошенничали, обогащаясь на страданиях народа. Кроме того, враждебное Годунову боярство воспользовалось моментом и пыталось направить против царя народный гнев, стало распространять слухи, будто голод послан богом в наказание Борису, убившему, чтобы захватить царский престол, царевича Дмитрия. Такие слухи получили значительное распространение среди неграмотного населения. Таким образом, меры, принятые Годуновым, практически не облегчили положение простого люда и даже вызвали новые проблемы.

Правительственные войска жестоко подавляли восстания. Однако ситуация уже выходила из-под контроля. Некоторые города стали отказываться подчиняться правительству. В числе восставших городов были такие важные центры юга страны, как Чернигов, Путивль и Кромы. Волна восстаний прокатилась по Донской области, Поволжью. К восставшим крестьянам, холопам, городской бедноте стали присоединяться казаки, бывшие организованной военной силой. Восстание широко распространилось по Северской Украйне, в юго-западной части страны, граничащей с Речь Посполитой. 

Понятно, что римский престол и его орудия – польские магнаты и паны, жаждущие новых захватов и доходов, зорко следили за событиями в Русском государстве. Они ждали момента, когда Россия-Русь ослабнет и можно будет безнаказанно её грабить, расчленять и распространять католичество. Особенно польскую шляхту интересовали Смоленск и Чернигово-Северская земля, которые уже были частью Речи Посполитой. Подобные планы в отношении Руси строили и правящие круги Швеции, давно зарившиеся на северо-западные и северные земли своего восточного соседа.

В то смутное время Кузьма Минин был уже немолодым человеком. Полное его имя — Кузьма Минич (Минин сын) Захарьев-Сухорук. Дата рождения его неизвестна. Считается, что Минин родился между 1562 и 1568 годом в небольшом волжском городе Балахны, в семье солепромышленника. О его ранних годах сведений не сохранилось. Проживал Минин в нижнем торговом посаде Нижнего Новгорода и был небогатым человеком. Занимался мелкой торговлей — продавал мясо и рыбу. Как и его будущий боевой Соратник (Пожарский), являлся убежденным патриотом, выразителем русского народного характера и беды Отечества воспринимал всем сердцем, за что и уважали Кузьму горожане, верили ему.

Лжедмитрий

Самозванство как явление русской истории появилось, видимо, из-за двух основных причин. Во-первых, народ хотел видеть доброго и «настоящего» царя, который решит скопившиеся проблемы. А слухи о причастности Годунова к гибели Дмитрия делали его в глаза простых людей «ненастоящим» царем. Во-вторых, это была диверсия западных противников русской цивилизации. Хозяева Запада решили использовать для превращения Руси в свою периферию своих ставленников, замаскированных под маску «законной» власти. Самозванцы, выдававшие себя за сыновей и внуков Ивана Грозного, обещали на словах удовлетворить чаяния народные, на деле выступали ловкими демагогами, которые проводили чуждые интересы и свои личные. 

Вошедший в историю под именем Лжедмитрия человек русского происхождения объявился впервые в Киево-Печерском монастыре в 1602 году. Там он «открыл» своё «царское имя» монахам. Те выгнали самозванца. Так же поступил и князь Константин Острожский, воевода киевский, едва гость заявило своем «царском происхождении». Затем тот появился в Братчине — имении князя Адама Вишневецкого, одного из крупнейших польских магнатов. Здесь беглец из Русского государства объявил, что он чудом спасшийся младший сын Ивана Грозного — царевич Дмитрий. Адам Вишневецкий доставил «царевича» к своему брату — кременецкому старосте князю Константину, крупнейшему магнату Польши. А тот — к своему тестю сандомирскому воеводе Юрию Мнишеку. Польского короля Сигизмунда III стали убеждать в царском происхождении московского беглеца. Папский нунций в Кракове Рангони немедленно послал в Рим соответствующую депешу. 

Весть о «царевиче» Дмитрии быстро распространилась и достигла Москвы. В ответ на это в Москве объявили, что под личиной самозваного царевича скрывается молодой галичский дворянин Юрий Богданович Отрепьев, принявший после пострижения в монастырь имя Григория. Он был в услужении у Никиты Романовы. Когда заговорщиков Романовых разоблачили, Юрий (в иночестве — Григорий) Отрепьев постригся в монахи. 

На Западе быстро поняли, какую выгоду они смогут извлечь из «царевича». Рим планировал распространить свою духовную власть на московских «еретиков», а польские магнаты зарились на богатые русские земли. Поэтому самозванец получил поддержку на самом высоком уровне. Вишневецкие и Мнишек хотели в ходе войны поправить свои денежные дела, и 5 марта 1604 года Григорий был принят королем Сигизмундом III и римским послом. Вскоре Лжедмитрий по их настоянию перешел в католичество, совершив тайно от всех необходимые обряды. Он пишет верноподданническое послание папе Клименту VIII, испрашивая помощь для борьбы за московский престол, раболепно заверяя папу в своей покорности, в полной готовности усердно служить богу и Риму. Суд инквизиторов католической церкви, заседавший в Риме, одобрил послание «царевича» и посоветовал папе благосклонно ответить ему. 22 мая 1604 года Климент VIII отправил свою грамоту «любезному сыну и благородному синьору». В ней папа благословлял самозванца на подвиги и желал ему полного успеха в делах. Таким образом, Гришка Отрепьев получил поддержку самой могущественной силы на Западе – папского престола. А Речь Посполитая, где католическая церковь была ведущей силой, была послушным инструментом в руках концептуального центра западной цивилизации. Кроме того, паны мечтали о войне, большом грабеже русских земель. 

И самую горячую поддержку самозванцу оказал пан Юрий Мнишек, человек честолюбивый и корыстолюбивый, который увидел в самозванце свой шанс возвысить свой род. В доме магната Григорий увлекся дочерью сандомирского воеводы Мариной. На официальное предложение Лжедмитрия выйти за него замуж Марина и ее отец согласились лишь после того, как «царевич» выдал семейству магната вексель, в котором обязывался по восшествии па русский престол выплатить будущему тестю огромную денежную сумму — сто тысяч злотых и оплатить все его долги. Также самозванец поклялся наделить Марину обширными земельными угодьями в Русском государстве. Вскоре он пообещал Юрию Мнишеку отдать «в вечные времена» земли Смоленского и Северского княжеств. Лжедмитрий I выдал векселя также польскому королю и папе римскому. В результате король Сигизмунд III разрешил шляхтичам вступать в отряды самозванца. Начала формироваться армия вторжения. 
Отрепьев и польские паны понимали, что ухудшение социально-экономического положения Русского государства и народные восстания будут способствовать вторжению. Однако внешнее вторжение по-прежнему казалось авантюрой, слишком сильной была Русь. Наемников и авантюристов было мало, денег на полноценную армию никто выделять не хотел. В польском сейме войну не поддержали. Сигизмунд не пользовался большой популярностью, мешал заключенный на 22 года мирный договор с Москвой. Часть магнатов выступала за его соблюдение. Сложная была ситуация в западнорусских областях (современная Украина и Белоруссия), которые беспощадно эксплуатировались польскими панами, там постоянно вспыхивали волнения и восстания. Надвигалась война со Швецией, на престол которой претендовал Сигизмунд III. Но главное – польская элита боялась силы Руси. Необходимо было вызвать гражданскую войну, что получить поддержку широких слоев в самой России. Поэтому самозванец обратился за помощью к запорожцам и донским казакам, недовольным политикой царя Бориса. Лжедмитрий не скупился на обещания.

Появление «настоящего» царя всколыхнуло Русское государство и особенно его окраины. На Дону отреагировали на появление «царевича» положительно. Здесь собрались за последние годы тысячи беглых крестьян и холопов, испытавших на себе большие притеснения со стороны правительства Годунова. Донцы отправили к самозванцу гонцов. Они заявили, что войско Донское примет участие в войне с Годуновым — обидчиком «законного царевича». Самозванец немедленно послал на Дон свой штандарт — красное знамя с черным орлом. По другим областям и городам самозванец распространял «прелестные письма» и грамоты, адресуя их боярам, окольничим, дворянам, купцам и черным людям. Он призывал их целовать ему крест, «от изменника Бориса Годунова отложиться», обещая при этом, что никто не будет казнен за прежнюю службу, что бояр пожалует старыми вотчинами, дворянам и приказным людям будет оказывать милости, а гостям, торговым людям и всему населению даст облегчение в пошлинах и податях. Таким образом, самозванец (и стоящие за ним силы) добился победы не столько оружием, сколько с помощью «информационного оружия» - «царских» своих обещаний. 

Продолжение следует…




+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация