Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

Танковые клещи: как на самом деле наша армия штурмовала Берлин

21-04-2016, 10:11
...
911
 

16 апреля 1945 года жители Берлина проснулись от гула. Гудела земля. Казалось, она готова разверзнуться и поглотить и сам город, и его жителей. Сначала они не могли понять причину грозного явления. Но потом поняли. Русская сила двинулась к стенам Берлина.

Не думали немцы о возмездии, когда приветствовали Гитлера и обезумившими толпами лезли целовать ему руки. Когда почти каждая женщина Германии считала для себя счастьем прикоснуться к руке фюрера. Не могли они в то время не знать, что по воле этого «божества» миллионами гибнут мужчины и женщины, мальчики и девочки, совсем малые дети и старики в России.

Жалея своих малолетних детей, они не испытывали ни жалости, ни сострадания к детям Советского Союза. Они потеряли человеческое лицо и смотрели на мир глазами сатаны, поощряя уничтожение всего самого чистого, святого и ценного на земле. Они беспокоились только о том, чтобы как можно больше получить земель на Востоке и имущества убитых русских. Они всё понимали, но были воспитаны либеральной Европой и думали, переживали только о себе, о своём личном обогащении и благополучии. Это потом они начнут говорить, что ничего не знали и не понимали.
 
Они понимали всё. А земля все гудела и требовала расплаты. Страх, животный страх поселился в сердцах жителей Берлина. Смерть заглянула к ним в глаза и сказала: «Умрёте все до единого. Возмездие идёт». Страх возмездия заставлял немцев сражаться до последнего патрона, гнал немцев на запад в объятия американцев, превращал их в безумцев.
 
Гул вулканической силы не смолкал. 40 тысяч орудий Г. К. Жукова и И. С. Конева били по врагу. За огненным валом артиллерии пошла пехота, двинулись вперёд танковые армии.
 
«В течение первых суток сражения было проведено свыше 6550 самолёто-вылетов. На первый день было запланировано только для одной артиллерии один миллион 197 тысяч выстрелов, фактически было произведено один миллион 236 тысяч выстрелов. 2450 вагонов снарядов, то есть почти 98 тысяч тонн металла, обрушилось на голову врага. Оборона противника уничтожалась и подавлялась на глубину до 8 километров, а отдельные узлы сопротивления – на глубину до 10-12 километров», - вспоминает Г. К. Жуков.

В первый день 16 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского фронта продвинулись с боями до Зееловских высот и вступили в бой за овладение высотами.
 
Войска 1-го Украинского фронта начали наступление с форсирования реки Нейсе под гул артиллерийской канонады и прикрытием установленных лётчиками-штурмовиками дымов. «Наплавные лёгкие понтонные мосты были наведены за 50 минут. Мосты для тридцатитонных грузов – через два часа, а для 60-тонных – через четыре-пять часов. Последние могли пропустить танки всех типов. Часть полевой артиллерии перетаскивали вброд на канатах одновременно с переправой передовых батальонов.
 
Через какие-нибудь 10-15 минут после того, как первые солдаты достигли западного берега Нейсе, туда были перетянуты и первые 85-миллиметровые орудия для стрельбы прямой наводкой по немецким танкам. Это сразу создало ощущение устойчивости на первых маленьких плацдармах.
 
Кроме мостов переправа осуществлялась на паромах, перебрасывавших на тот берег первые группы танков для непосредственной поддержки пехоты.
 
Успеху форсирования Нейсе мы были обязаны энергичной и самоотверженной работе инженерных войск. Велик был их героический труд. Только на главном направлении удара они оборудовали 133 переправы. В полосе наступления 3-й гвардейской и 13-й армий действовало 20 мостов, 9 паромов, 12 пунктов десантных переправ и 17 штурмовых мостиков», - вспоминает И. С. Конев.
 
Прорвав 16 апреля 1945 года первую полосу немецкой обороны по реке Нейсе, войска продолжали двигаться вперёд и одновременно отбивали атаки противника справа и слева вдоль реки. В целом прорыв немецкой обороны армиями 1-го Украинского фронта, как на главном, так и на Дрезденском направлении прошёл успешно. Через 10-13 километров войска подошли ко 2-й полосе вражеской обороны и завязали бои за овладение ею. Враг ввёл в бой несколько танковых дивизий и другие части.
 
17 апреля войска Жукова продолжали вести бои за Зееловские высоты. Для их взятия требовались в помощь артиллерии и танкам огромные 500 килограммовые бомбы, но погодные условия не позволяли в полной мере использовать самолёты Ту-2 и могучую технику АДД. Несмотря на все трудности, к утру 18 апреля Зееловские высоты были взяты.
 
Прорвав оборону зееловского рубежа, можно было ввести в сражение все танковые соединения на широком фронте. Немцы бросали навстречу советским войскам крупные силы. Весь день 18 апреля шли ожесточённые бои. Только 19 апреля, понеся большие потери, немцы, не выдержали напора общевойсковых и танковых армий 1-го Белорусского фронта и стали отходить на внешний обвод Берлинского района обороны.

2-й Белорусский фронт под командованием К. К. Рокоссовского по причине затянувшихся боёв в Восточной Померании и необходимостью форсирования сложнейшей водной системы на Одере, с преодолением обороны немцев, смог перейти в наступление на берлинском направлении только 24 апреля, когда войска Жукова и Конева уже вели уличные бои в Берлине.
 
Войска И. С. Конева 17 апреля подошли к третьему рубежу немецкой обороны – реке Шпрее, по-прежнему отбивая фланговые атаки противника на 2-х прорванных рубежах немецкой обороны, и расширяя прорыв. Очень большую помощь нашим наземным войскам оказывала авиация.
 
Положительно отзывается командующий 1-м Украинским фронтом И. С. Конев не только о советской авиации, но и о нашей связи, которую в определённых кругах принято ругать, как и всё остальное советское. А вот командующий фронтом писал о нашей связи во время Великой Отечественной войны следующее: «Надо сказать, что эта связь – ВЧ, - как говорится, нам была богом послана. Она так выручала нас, была настолько устойчива в самых сложных условиях, что надо воздать должное и нашей технике, и нашим связистам, специально обеспечивавшим эту связь и в любой обстановке буквально по пятам сопровождавшим тех, кому было положено пользоваться ею».
 
В ночь на 18 апреля 3-я и 4-я гвардейские танковые армии 1-го Украинского фронта повернули на Берлин и, оторвавшись от Шпрее, продвигались всё дальше к Берлину. А общевойсковые армии вели ожесточённые бои на обоих флангах нашего прорыва.

Путь к Берлину был перерезан сотнями озёр, рек и каналов. Это создавало огромные трудности, как танковым, так и общевойсковым армиям. В поисках обходных путей и удобных мест для устройства переправ терялось время и падал темп наступления. Немцы упорно защищали каждое удобное для переправы место, и каждая переправа строилась под огнём противника. В таких условиях довольно сложно было строить не просто переправы, а сооружения, выдерживающие вес 30 (для танка Т-34) и более тонн.
 
Масса танков и артиллерии требовала и массу крепких переправ. Но не надо думать, что сложные вопросы преодоления водных преград решались за счёт огромных потерь личного состава наших армий. Нет. Огонь противника подавлялся мощью наших танков, артиллерии и авиации. Но, конечно, обилие водных преград намного усложняло наше наступление на Берлин и приводило к дополнительным потерям.
 
Несмотря на все трудности 20 апреля, на пятый день начала операции, дальнобойная артиллерия 1-го Белорусского фронта открыла огонь по Берлину. 21 апреля войска Г. К. Жукова ворвались на окраины Берлина и завязали бои в самом городе. Часть соединений фронта быстро двигалась на Эльбу, где предполагалось встретиться с союзными нам войсками.
 
19 апреля войска 1-го Украинского фронта отбили сильный фланговый удар из района Коттбуса. Удар был отбит частями армии Гордова с привлечением 1-й гвардейской артиллерийской дивизии прорыва. Но ударная группировка, не останавливаясь, двигалась к Берлину.
 
20 апреля, преодолевая заранее подготовленные противником рубежи обороны, прорываясь сквозь водные преграды, леса и болота, войска главной ударной группировки войск 1-го Украинского фронта подошли к Цоссенскому укреплённому району. В глубоких подземных убежищах этого района размещалась ставка генерального штаба сухопутных войск Германии. Из этих огромных подземных помещений осуществлялось руководство выполнением «плана Барбаросса». Теперь  «сверхчеловеки» бежали из своей штаб-квартиры под ударами армий И. С. Конева.
 
К концу дня ударная группировка рассекла немецкий фронт  на две части, отбросив группу немецких армий «Висла» от группы немецких армий «Центр». Левый фланг группы армий «Висла» развалился под ударами наших танковых армий, а правый фланг группы армий «Центр» соответственно был отброшен на юг. 20 апреля активно действовал и 1-й кавалерийский корпус генерала Баранова, наступавший в общем направлении на Оттрант. Корпус действовал вместе с танками, которые усиливали его пробивную способность. С воздуха корпус был надёжно защищён нашей авиацией и поэтому мог уверенно действовать в глубине обороны противника.

Корпус имел и специальное задание: отыскать и захватить конный завод, вывезенный немцами с Северного Кавказа. О конном заводе очень беспокоился С. М. Будённый. Баранов прекрасно выполнил задание, переправившись через Эльбу и разыскав завод. Впоследствии его возвратили в СССР на старое место туда, откуда он был угнан противником в 1942 году.
 

К вечеру 20 апреля ударная группировка войск 1-го Украинского фронта встретила сильное сопротивление противника в узком дефиле между двумя болотами к востоку и западу от Барута и леса севернее него. Естественные препятствия были дополнены искусственными сооружениями. Промежутки между болотами и озёрами перекрывались противотанковыми рвами, а лесные дороги – завалами. Темп наступления танковых армий И. С. Конева замедлился.
 
Тем не менее, к ночи на 21 апреля танковая группировка оторвалась от общевойсковых армий примерно на 35 километров и достигла внешнего Берлинского оборонительного обвода. В это время армия Гордова продолжала вести упорнейшие бои с Коттбусской группировкой противника, 13-я армия Пухова продолжала наступать на запад вслед за танковыми армиями, армия Жадова тоже частью сил продвигалась на запад и обе армии частью сил продолжали громить окружённую шпрембергскую группировку противника.
 
Вопросов возникало чрезвычайно много.  И. С. Конев написал, что Берлинская операция была, пожалуй, самой сложной из всех операций, которые ему довелось проводить за время Великой Отечественной войны. Силы ударной группировки возрастали, так как, освободившись от удара по Шпрембергу, вся махина артиллерийских соединений прорыва двигалась из района Шпремберга на северо-запад к Берлину. 22 апреля передовые части ударной группировки 1-го Украинского фронта вышли на южные подступы к Берлину и захватили первые берлинские пригороды Бланкфельде, Малов, Лихгенраде.
 
Итак, 21 апреля войска Г. К. Жукова, а 22 апреля войска И. С. Конева завязали бои в самом городе Берлине. Огромным достижением Берлинской операции было то, что почти все немецкие войска, стоявшие на пути к Берлину, были советскими армиями разгромлены или окружены, как, например, 9-я армия, и не смогли принять участия в боях в самом городе.
 
Разгром и окружение немецких войск, не допускавшие их отхода в Берлин, предусматривался планом операции и контролировался Ставкой Верховного Главнокомандования, так как уничтожить эти немецкие войска в самом городе было бы намного труднее.
 
«Окружив в лесах юго-восточнее Берлина остатки 4-й и 9-ю немецкую армию, 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты, по существу, отрезали от Берлина главные силы противника, предназначенные для его обороны, и теперь могли бить по частям группировку, которая ещё недавно представляла собой единый кулак», - написал И. С. Конев.
 
В боях в городе наши войска использовали опыт, накопленный во время штурма городов от Сталинграда до Берлина. В частности, действовали и таким образом: «идущие впереди по сторонам улицы два танка вели огонь, правый по левой стороне улицы, левый по правой; идущие позади на дистанции 30-40 метров ИСУ-122 подавляли обнаруженные огневые точки противника. Позади ИСУ-122 шли два танка, которые вели огонь по верхним этажам зданий. Бронетехника дополнялась перекатываемыми на руках орудиями, задачей которых было поражение огневых точек в подвалах.
 
Центральной фигурой в уличных боях была штурмовая группа, которая включала в себя танки, орудия, мотопехоту, сапёров, бойцов с ПТР. Надо сказать, что «даже в городских боях возможности фаустпатронов были ограничены ввиду недостаточной дальности эффективного огня. Если танкам удавалось занять позиции перед опорным пунктом противника вне досягаемости огня фаустников (150-200 м), они огнём прямой наводки быстро уничтожали гарнизон опорного пункта, сами оставаясь неуязвимыми», - пишет А. В. Исаев.
 
Сегодня многие критикуют наших военачальников за использование танков в уличных боях, что привело, как они пишут, к большим потерям бронетехники. Критикующие или действительно ничего не понимают в боевых действиях армии, или стремятся представить наших военачальников, как и правительство военного времени, ограниченными людьми. Но, по-моему, умственно ограничены именно те, кто критикует грамотные решения Ставки, Генерального штаба и наших военачальников, приведшие СССР к победе над Германией.
 
И естественно задать вопрос: а почему танки не должны были применяться в уличных боях в Берлине? Из-за большой потери танков?
Но, во-первых, благодаря продуманности методов ведения боевых действий в городе потери танков были умеренными. Во-вторых, война заканчивалась, и потеря танков не могла отрицательно сказаться на последующих боях. Для войны с Японией привлекалось довольно ограниченное количество сил и средств.
 
В-третьих, танки и САУ защищены бронёй и имеют мощные пушки, а пехота «защищена» только шинелями да гимнастёрками и имеет только стрелковое оружие. Получается, что критикующие жалеют танки, но не жалеют наших солдат и офицеров, которых без применения на берлинских улицах бронетехники погибло бы даже не в сотни, а в тысячи раз больше.
 
Каждый танк, каждая САУ, каждое орудие сберегали сотни солдатских жизней в советской армии. Технику можно сделать, а солдатские жизни не вернёшь. Вот поэтому и применяли бронетехнику в боях на улицах Берлина. И применяли наши танки по всем правилам ведения городского боя, имея огромный опыт штурма крупных городов.
 
25 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение всей берлинской группировки юго-восточнее Берлина в районе Вендиш - Бухгольц.
 
Все попытки противника с помощью танковых частей и других соединений деблокировать Берлин, прорвать кольцо окружения были сорваны нашими воинскими соединениями. Бои в городе успешно развивались. Но трудностей было много. По-прежнему на пути одна водная преграда сменяла другую, и все их надо было преодолеть.
 
Рассекала Берлин на две части и опоясывала министерские здания в центре города река Шпрее. Её высокие цементированные берега усложняли форсирование реки. Наступление советских войск не прекращалось ни днём, ни ночью – эшелоны войск менялись и продолжали наступление.
 
«Заранее подготовленной обороне Берлина с его секторами, районами и участками был противопоставлен детально разработанный план наступления. Каждой армии, штурмовавшей Берлин, заранее были определены её полосы. Частям и подразделениям давались конкретные улицы, площади, объекты. За кажущимся хаосом городских боёв стояла стройная, тщательно продуманная система. Под уничтожающий огонь были взяты основные объекты города», - пишет Г. К. Жуков.
 
Немецкие войска отступали на всех направлениях сражения за Берлин. «На путях отступления гитлеровской армии столбы и деревья увешаны были трупами солдат, казнённых якобы за трусость в бою, за самовольный отход с позиции… Вешая своих солдат, фашистская верхушка стремилась хоть как-нибудь отдалить собственный конец… Всё население Берлина, которое можно было поднять на борьбу против наших наступающих войск, было поднято. В оружии оно недостатка не испытывало.
 
Кроме того, гражданское население использовалось на оборонительных работах, а также в качестве подносчиков боеприпасов, санитаров и даже разведчиков. Говоря о людях, сражавшихся с нами на улицах Берлина в гражданской одежде, следует отметить явление, характерное для самых последних дней войны и периода капитуляции: часть солдат и офицеров немецко-фашистской армии, стремясь избежать плена, переодевалось в гражданское и смешивалась с местным населением», - констатирует факты И. С. Конев.
 
На мой взгляд, совершенно прав И. С. Конев, поставивший под сомнение определённую разведкой 1-го Белорусского фронта и указанную Г. К. Жуковым численность участников обороны Берлина. Ведь известно, что  в самом городе оказалась окружённой довольно большая группировка немецко-фашистских войск численностью не менее 200 тысяч человек. Вместе с ними сражалось большое количество местного населения и неучтённые нашей разведкой воинские соединения, часть которых находилась под землёй, перемещаясь из одного района города в другой.
 
Жуков отмечал, что многоэтажные здания, массивные стены и особенно бомбоубежища, казематы, связанные между собой подземными ходами, сыграли важную роль в обороне Берлина. Количество неучтённых участников обороны Берлина, по-моему, сопоставимо с количеством учтённых войск противника.
 
Как мы знаем, в это время войска союзников стояли на Эльбе. Американским, английским, а также французским, канадским и другим войскам стран антигитлеровской коалиции на противоположном берегу реки Эльбы противостояла 12-я немецкая армия В. Венка. Гитлер приказал В. Венку оставить занимаемые позиции и, таким образом, снял с Западного фронта последние германские войска, выступавшие против наших союзников – США и Великобритании.
 
12-й армии Венка было приказано соединиться с войсками окружённой 9-й армии, по пути отрезав 4-ю советскую танковую армию 1-го Украинского фронта от её тылов. 9-й армии в свою очередь было приказано пробиваться навстречу 12-й армии. После соединения обе армии должны были повернуть на север, уничтожить советские войска в южной части Берлина и соединиться со своими сражающимися в Берлине немецкими частями. План, конечно, грандиозный: и деблокирование 9-й армии Бюссе, и наступление с юга и с запада на советские части в Берлине.
 
12-я и 9-я армии являлись последними не разгромленными по пути к Берлину немецкими войсками. И если 9-я армия уже имела значительные потери от советских войск, то 12-я армия представляла собой внушительную силу, состоявшую из 41-го и 48-го танковых и 39-го и 20-го армейских корпусов. Но по сравнению с силами 1-го Украинского фронта, задействованными на Берлинском направлении, они были слишком слабы, и ни одну из поставленных задач выполнить не смогли.
 
Яростные атаки немецких войск наши войска отражали успешно, неся при этом минимальные потери. Большую помощь наземным войскам в отражении наступления внесла авиация корпуса В. Г. Рязанова 2-й воздушной армии, которая кроме бомб, пушечных и реактивных снарядов забрасывала наступающие немецкие танки мелкими противотанковыми бомбами, насквозь прожигавшими корпуса танков и наносящими немецким танковым соединениям большие потери. Войска И. С. Конева, несмотря на неожиданный удар во фланг 4-й танковой армии, так быстро разделались с напавшими частями армии Венка, что не понадобилась помощь 1-го Белорусского фронта, части которого в это время подходили с севера к Бранденбургу.
 
В конечном счёте, изрядно побитая 12-я армия Венка отступила к Эльбе и сдалась союзникам. Основные силы 9-й армии были уничтожены и взяты в плен войсками 1-го Украинского фронта.

За рубежом всё больше пишут об успехах армии Венка, которых фактически не было, и эта армия не была полностью уничтожена советскими войсками в связи с отсутствием военной необходимости её уничтожения и желания у наших военачальников напрасно губить в боях по уничтожению этой армии жизни советских солдат.
 
Но на Западе упорно придумывают советские стрелковые дивизии, рассеянные Венком, зная о том, что на пути наступления его армии вообще не было советских стрелковых дивизий. Информация Запада и его 5-й колонны внутри России является широко рекламируемой информацией, и полный мрак её лжи пронзает лишь тонкий луч русской правды.
 
Умрут поколения,  изучавшие историю при советской власти, и, возможно, полная тьма окутает правду о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Только новые талантливые исследователи, такие как А. В. Исаев, подают надежду, что этого не случится. Но не по их книгам пишут школьные учебники о войне. Поэтому очень мала надежда на то, что правда о священной для нашего народа войне восторжествует. А очень хотелось бы донести эту правду до каждого школьника, до каждого студента, до каждого гражданина России.
 



+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация