Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

АДД для нацистов: как советская авиация свернула шею «непобедимому» Гитлеру

13-04-2016, 10:14
...
798
 

Повествование об освобождении нашей земли от врага будет не полным без описания боевых действий нашей авиации. В частности, самой малоизвестной Авиации дальнего действия. Во всех крупных наступательных операциях АДД наносила первый удар, и удар этот был очень чувствительным для противника: в месте намеченного прорыва обороны на головы врага обрушивались бомбы весом от 100 до 500кг. Бомбы летели с ювелирной точностью.

Сражались наши лётчики АДД с высоким мастерством до Дня Победы.

А как сражались американские лётчики? Голованов пишет: «В 1943 году довелось мне на Центральном аэродроме осматривать американский самолёт «Боинг – 17», так называемую «Летающую крепость». Показывал его американский бригадный генерал, а необходимые пояснения давал через переводчика здоровый, краснощёкий, весёлый лётчик-американец, который невольно располагал к себе. Осмотрев самолёт, я познакомился со всем составом экипажа и поинтересовался, куда он летит. В ответ услышал, что экипаж летит в Америку. Я был удивлён и без особых церемоний спросил:
- А почему такие молодые и здоровые ребята не хотят больше воевать?
- А мы уже отвоевались, - ответил командир экипажа.
Я был несколько озадачен и спросил:
- А что значит «отвоевались»?
- Очень просто, - последовал ответ. – Мы сделали по двадцать пять боевых вылетов, участвуя в налётах на гитлеровскую Германию. Летали днём. За каждый вылет наша авиация теряла пять процентов самолётов и личного состава. После двадцати вылетов мы должны бы были быть на том свете, но нам повезло. Ещё пять вылетов мы сделали уже «с того света», а поэтому работа наша завершилась, и мы летим домой, отлетав свою норму…
 
Между тем на подготовку к боевым действиям такого экипажа у американцев уходило, как мне говорили, по 600-700 лётных часов.

Вот так и закончилась для этих парней война, конца которой ещё не было видно, в том числе и американцам. И тут я невольно подумал: сколько же раз побывали «на том свете» советские лётчики – русские и украинцы, грузины и белорусы, узбеки и казахи… И в частности, экипажи Авиации дальнего действия, сделавшие по 100, 200, 300 и более боевых вылетов по глубоким тылам, оперативной глубине и переднему краю обороны противника. А потом наши союзники удивлялись: откуда у русских появилась такая мощь, что они свернули шею «непобедимому» Гитлеру».

Как мы знаем, АДД Ставки Верховного Главнокомандования бомбила не только позиции врага и объекты на территории СССР, но объекты, расположенные в городах, воюющих с нами государств. Её лётчики могли ночью, только по приборам, долететь до Германии, сбросить бомбы и возвратиться на свой аэродром. И летали они бомбить дальние цели через всю оккупированную врагом территорию страны только ночью.

В дальнейшем, с лета 1944 года, когда вражеские объекты стали ближе в два, три и более раз, самолёты АДД стали летать на объекты вражеских государств и днём в сопровождении истребителей. В 1941-42 годах из-за большой дальности полёта применение истребителей было невозможно.
 
В таких дальних полётах на противника над нашими городами и сёлами, в которых находился враг, каждый самолёт летел к цели отдельно на определённой ему высоте у цели (чтобы самолёты не столкнулись), и экипаж обязан был прийти к объекту для бомбометания в указанное время. Первыми вылетали разведчики погоды. «Подходя к цели, этот разведчик погоды – лидер переходил на работу на привод, становясь как бы приводной радиостанцией, что давало возможность остальным самолётам настраиваться и идти на него.
 
За лидером следовали самолёты-осветители, которые, придя в район цели, освещали её стокилограммовыми светящимися бомбами, медленно опускавшимися на парашютах. Эти бомбы долгого горения не только хорошо освещали местность, но и ослепляли расчёты немецкой зенитной артиллерии. Самолёты-осветители управлялись наиболее опытными экипажами.
 
За осветителями шли два-четыре экипажа, также из числа лучших, с зажигательными бомбами, которые, убедившись в точности выхода в назначенное место, первыми бомбили и поджигали цель. От точности их бомбометания в большой степени зависел успех всего эшелона, следующего на поражение цели, и они были обязаны создать очаги пожаров, по которым могли ориентироваться подходящие к цели бомбардировщики.
 
На сильно прикрытые средствами ПВО цели выделялись самолёты-подавители, задача которых состояла в уничтожении прожекторов и подавлении зенитных точек. На выполнение этой задачи также выделялись экипажи, имевшие большой боевой опыт. Если в районе целей находились вражеские аэродромы, туда выделялась группа самолётов с задачей не допустить вылета самолётов противника в момент подхода и поражения заданной цели нашими экипажами.

После того как цель была подожжена, появлялась основная группа бомбардировщиков, и, хотя каждый летел к цели самостоятельно с разных аэродромов, приходил туда в назначенное ему время и сам прицельно бомбил уже обозначенный огнями пожаров объект. Такая схема максимально исключала возможное нанесение удара по ложным объектам, а также повышала результативность налёта. Справлялись «осветители» и «поджигатели» со своей задачей – результаты ударов всегда были высокими. Но, конечно, не всегда было так. Всякое бывает на войне.
 
Все наземные средства частей и соединений, имеющих отношение к обеспечению боевого вылета, были в действии. На пеленгаторах и радиостанциях дежурили опытные штурманы. С любым самолётом, находящимся в воздухе, можно было связаться не только с командного пункта полка или дивизии, но и с командного пункта АДД, где всегда находились соответствующие переговорные таблицы каждой части и позывные каждого самолёта в отдельности. Связь экипажа с землёй была доведена до совершенства, что в быстро менявшейся фронтовой обстановке имело огромное значение.

Контроль за выполнением боевого задания проводился старшими командирами и офицерами штабов и аэрофотосъёмкой как в процессе самого бомбометания, так и по завершении его», - пишет А. Е. Голованов. Так ночью наши экипажи АДД бомбили объекты в глубоком тылу противника и объекты, расположенные в оперативной глубине.
Уже в 1942 году приняли массовый характер налёты АДД на дальние цели, расположенные на территории европейских стран, ведущих войну с СССР.
 
Наши самолёты бомбили объекты в Данциге, Кенигсберге, Берлине, Будапеште, Бухаресте, Хельсинки и в других городах напавших на нас государств. Как правило, это были немецкие и союзные с ними войска, железнодорожные станции, военные эшелоны, склады, военные предприятия и другие объекты, уничтожение которых наносило ущерб армиям этих стран. Зарубежные газеты и жители указанных городов писали о налётах советской  авиации.

В частности, в Лондоне 11 сентября 1942 года Цюрихский корреспондент «Дейли телеграф энд морнинг пост» передавал, что «венгры, видимо, не в состоянии были до первого налёта на Будапешт постигнуть тот факт, что кто-либо осмелится подвергнуть их бомбардировке. Из передовых статей венгерских газет становится очевидным, что народ жил в стране чудес, из которой они полагали, что могут вести войну против других наций, не получая ответных ударов со стороны какой-либо страны. Этот фантастический миф был разбит советскими воздушными налётами».
 
3 июля 1942 года из Данцига солдату Рейнгардту его отец писал следующее: «У нас бывают частые и основательные ночные визиты. Мы, слава Богу, опять дёшево отделались, но в непосредственном соседстве с нами четыре промышленных здания превращены в развалины. То же и на других улицах, так что ты можешь себе представить, какое это бедствие. Наши чуть не умерли от волнения. Я пережил много воздушных тревог, но таких, как здесь, в Данциге, ещё не переживал».
 
2 августа 1942 года жена солдата Альфреда в отчаянии писала из Данцига: «Каждую ночь тревога. Хуже всего в Восточной Пруссии. Пригород Данцига в огне». Лейтенанту Гейнцу Шульцу некая Гертруда сообщила из Бретау: «Вчера у меня была Эльза Вернер из Шахау. У них творилось что-то ужасное. Русские бросали тяжёлые бомбы. Верфи горели. Много домов уничтожено; в Шахау в уцелевших домах не осталось ни одного стекла. Люди думают, что нужно куда-нибудь уезжать. Но куда? Эльза зовёт меня в Шраубинг, но ведь и туда могут явиться русские»…
 
В письме из Прейтенштейна от некой Гретель Пильцнер ефрейтору Гельму Лиготцу сказано: «Здесь так же, как и в других местах Восточной Пруссии, были русские лётчики в ночь на 26 июля. Они, кроме бомб, сбрасывали ещё и листовки. Ах, когда же наступят другие времена? Здесь утверждают, что русские будут побеждены. Но может случиться иначе…».

Дочь обер-ефрейтора Франца Энгельгардта 25 июля 1942 года писала: «В Кенигсберге почти каждую ночь воздушные тревоги».
 

А обер-фельдфебелю Фриц Белых 29 июля письмо прислала мать, которая жила в Битенфельде. Она писала: «На этот раз они бросали (в Битенфельде) не листовки, а бомбы. В Роггенфельде упало шесть бомб. Воронки от русских бомб – тридцать четыре метра в диаметре. Многое было поднято в воздух…».
 

Некий Вилли Крафт из Варшавы писал своему другу на советско-германский фронт: «Ты уже, наверное, слышал, что русские нанесли нам визит. Мы забрались в глубокое убежище, но и там были слышны взрывы бомб. После мы осматривали работу русских. Это ужасно. Ты должен помнить семиэтажную гостиницу напротив центрального вокзала. В ней размещались немецкие офицеры не только местного гарнизона, но и приезжие.
 
Прямым попаданием бомбы гостиница разрушена. Многие находившиеся там погибли. Среди погибших полковник генерального штаба, прибывший накануне из Берлина. Разрушены казармы СС. Сильно пострадали несколько военных предприятий и западный вокзал. Всего, что натворили русские, не перечесть. До сих пор нам здесь жилось уютно и спокойно. Каждый радовался, что находится в глубоком тылу, и считал себя в полной безопасности. Русские разрушили эту иллюзию…».
 
Зарубежные газеты писали, а радиостанции говорили о том, что советские лётчики бомбардируют немецкие города в течение нескольких часов, что авиация дальнего действия, руководимая Головановым, получила в распоряжение новые мощные четырёхмоторные бомбардировщики, что Берлин признаёт, что русские бомбардировщики принесли материальный ущерб.
 
Писали и о русских налётах на Болгарию и Румынию, над столицей которой, Бухарестом, советские лётчики кроме бомб сбросили тысячи листовок, призывающих румын прекратить сражаться на стороне немцев. Болгары и румыны никак не ожидали налёта русской авиации, страны, которая в невероятно трудных условиях сдерживала орды европейских завоевателей. Румыны жаловались на то, что бомбардировка для них явилась тяжёлым ударом, так как они уже потеряли тысячи жизней на русском фронте.

Все они, объявляя войну России, рассчитывали на нашу гибель и свою полную безнаказанность, но авиация Голованова уже в 1942 году внесла смятение в их умы и неуверенность в собственной безопасности даже в глубоком тылу. АДД заявляла всей Европе о том, что Россия сражается, Россия жива, и показывала нашу мощь и силу, нанося огромный урон агрессорам.
 
Каждый экипаж, выполнявший боевое задание в глубоком тылу противника, имел право прямо с воздуха доложить о выполнении задания лично Сталину. А. Е. Голованов вспоминал: «Как правило, при наших полётах на дальние цели Сталин не уходил отдыхать, пока не сядет последний самолёт и не станет известно, сколько самолётов ещё не вернулось. Днём он всегда спрашивал, вернулся ли ещё кто-нибудь, и искренне радовался, когда наши потери были невелики, а также когда возвращался или обнаруживался тот или иной экипаж или лётчик, которых мы считали потерянными. Многие наши лётчики попадали к партизанам, и мы вывозили их оттуда».
 
С каждым месяцем в АДД становилось самолётов всё больше. Только за 1943 год Авиация дальнего действия получила от промышленности 1200 боевых самолётов – огромных цельнометаллических двух и четырёхмоторных тяжёлых дальних  бомбардировщиков. 15 самолётов Ил-4 (ДБ-3Ф) уже в августе 1941 года бомбили Берлин, а, как мы знаем, на огромном 4-х моторном бомбардировщике Пе-8 В. М. Молотов летал в США. Удары нашей АДД становились всё более массированными.
 
Немцы и их союзники получили сполна за кровь и слёзы, которые были пролиты на нашей земле от действий немецкой авиации.
 
Вот описание одного из результатов бомбёжки противника: «В ночь на 28 мая 1943 года в результате  массированной бомбёжки железнодорожного узла Могилёв были полностью уничтожены находившиеся здесь эшелоны… Разрушены станции Могилёв-2, Могилёв-8, мост через Днепр, уничтожено два склада с боеприпасами и один с продовольствием. В городе число уничтоженных гитлеровцев достигло 4000 человек, в том числе много лётного состава. Центральная часть города, где жили немцы, разрушена до основания. Уничтожены квартиры и общежития немцев на улице Селянского, разбиты три дома, где помещался штаб, - уничтожено до 300 немцев, дом гестапо – уничтожено до 100 немцев. Разбито 1500 автомашин и до 100 мотоциклов.
 
Во время бомбёжки среди немцев возникла паника, они бежали из города на запад. В этом же направлении бежали немцы из Ямницы. При встрече между ними завязался бой, длившийся полтора часа. Обе стороны думали, что встретились с партизанами. Город после бомбёжки был оцеплен и все мобилизованы для вывозки трупов. Могилёв считался немцами довольно глубоким тылом, но их благоденствие здесь оказалось весьма коротким».
 
Но, конечно, не только тылы противника и железнодорожные станции бомбила дальняя авиация, но и передний край обороны противника, где малейшая ошибка могла привести к попаданию бомб в расположение своих войск, оборону противника в оперативной глубине, скопления немецких войск, немецкие войска, наступающие на партизан, и сотни других целей в операциях по освобождению родной земли от немецко-фашистских захватчиков.
 
В 1943 году в состав Авиации дальнего действия был передан Гражданский воздушный флот, который до этого подчинялся ВВС. Это дало возможность увеличить планомерное обеспечение боевых действий партизан и наземных частей армии и не только проведением бомбардировок, но и доставкой оружия, вывозом раненных и доставкой в войска личного состава. Особенно в таких поставках нуждались войска, расположенные на плацдармах.
 
В 1944 году АДД вместе с авиацией соответствующих фронтов участвовала во всех 10-ти сталинских ударах по врагу. При нанесении первого удара Сталин пожалел немногочисленный народ Финляндии и приказал авиационные удары наносить по порту Хельсинки, железнодорожному узлу и военным объектам, расположенным в предместьях города, а от массированного удара собственно по городу воздержаться.
 
АДД в 1944 году громила врага на всех фронтах и кроме этого перевезла сотни тысяч человек личного состав, десятки тысяч тонн военных грузов в самые труднодоступные места фронтов и в партизанские отряды и вывезла из этих мест раненых, больных, женщин и детей.
 
Всего за 1944 год части и соединения Авиации дальнего действия сделали 62 554 самолётовылетов, их них более 6000 самолётовылетов было произведено на десантирование, доставку фронтам боеприпасов, горючего, продовольствия и других военных грузов. Остальные вылеты производились с целью бомбёжки противника.
 
Фронтовые части Гражданского воздушного флота перевезли почти 444 000 человек, в том числе 72 000 раненых и 38 500 тонн грузов. Вывезено из тыла врага около 8000 человек, из них 5000 раненых.
 
Обратите внимание, что только гражданская авиация вывезла 77 000 раненых. А нам всё время внушают, что советская власть не берегла людей. Обратите внимание на силу и объём проделанной боевой работы только Авиацией дальнего действия. А ведь была ещё наиболее многочисленная фронтовая авиация, имеющая на вооружении замечательные фронтовые бомбардировщики, штурмовики и истребители. Были ещё авиация Военно-Морского Флота (морская авиация) и авиация ПВО. Каждая из них внесла свой вклад в разгром врага, в десять сталинских ударов.
 



+3

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация