Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

Зенитчики в обороне Севастополя. По самолетам, танкам и живой силе до последнего снаряда

10-04-2016, 06:00
...
1017
 

Зенитчики в обороне Севастополя. По самолетам, танкам и живой силе до последнего снаряда

Перед Великой Отечественной войной прикрытие Главной военно-морской базы Черноморского флота (ГВМБ ЧФ) - Севастополя от воздушного нападения осуществлял 61-й зенитный артиллерийский полк (зап) с пулеметным и прожекторным батальонами. Он состоял из четырех дивизионов. Три из них, вооруженные артиллерийскими системами среднего калибра (СЗА), были оснащены новейшими на тот момент, 85-мм зенитными орудиями и полуавтоматическими зенитными пушками калибра 76,2 мм. Четвертый дивизион малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) имел 16 автоматических орудий калибра 37 мм. Пулеметный батальон насчитывал 46 пулеметов (28 счетверенных установок М-4 и 18 одноствольных М-1). В прожекторном батальоне было 27 станций.

По запросу командира полка в Севастополь могли вызываться истребители 62-й истребительной авиабригады (командир полковник Г. Дзюба), которая оперативно подчинялась начальнику ПВО флота полковнику И. Жилину и базировалась на четырех крымских аэродромах. В ее составе были самолеты устаревших конструкций: И-15, И-16 и И-153. 61 зап обслуживал 11-й батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) трехротного состава, который имел 54 поста визуального наблюдения и две радиолокационные станции обнаружения РУС-1. Батальон также находился в распоряжении начальника ПВО.

Авиагруппа, оставленная для обороны Севастополя, насчитывала 51 колесный истребитель и 31 гидросамолет флота, которому подчинялся и отряд аэростатов воздушного заграждения, располагавший 23 спаренными аэростатами. Зенитные батареи 1-го дивизиона дислоцировались на севере Севастополя и прикрывали объекты с северного направления. Батареи 2-го дивизиона располагались в юго-западной, а 3-го дивизиона в юго-восточной частях города.

Батареи дивизиона МЗА находились на берегу Северной бухты с задачей уничтожать низколетящие воздушные цели. Зенитно-пулеметные установки располагались непосредственно у обороняемых объектов. Корабли флота имели свою зенитную артиллерию, которая во время стоянки кораблей в бухте входила в систему ПВО ГВМБ. При таком расположении зенитных средств прикрытие кораблей обеспечивалось трехслойным зенитно-артиллерийским огнем.

Личный состав частей и подразделений ПВО был хорошо подготовлен, многие рядовые и сержанты заканчивали 4-й год службы. В частях поддерживалась высокая степень боевой готовности. 20 июня Черноморский флот возвратился с учений и получил приказ оставаться в готовности №2. Командные пункты были развернуты, на берег отпущено ограниченное число членов экипажей. Треть зенитных средств круглосуточно находилась на боевом (оперативном) дежурстве; одна из батарей СЗА была в трехминутной готовности к открытию огня. Эти обстоятельства способствовали тому, что внезапное нападение фашистских самолетов на Севастополь утром 22 июня 1941 года не застало севастопольских зенитчиков врасплох, они успели своевременно и организованно открыть огонь.

Широко известно, что первые немецкие бомбардировщики производили сброс не бомб, а магнитных донных мин на парашютах. Эти мины были достаточно новым и хорошо засекреченным оружием. С их помощью фашисты планировали перекрыть выход из Севастопольской бухты, после чего ударами авиации уничтожить корабли нашего флота. Силы ПВО не дали немцам исполнить этот план. Что касается самих магнитных мин, то одна из них попала на мелководье и при этом не взорвалась. Военинженер 3 ранга М. Иванов обезвредил мину, после чего она была тщательно изучена. Благодаря этому, новое оружие перестало представлять секрет.

До ноября 1941 года вражеские самолеты продолжали производить дневные и ночные налеты на Севастополь, одиночными машинами и небольшими группами по 2-3 бомбардировщика, с целью ведения разведки и минирования фарватеров. За этот период силами береговой и корабельной зенитной артиллерии, а также истребительной авиацией было уничтожено 17 вражеских самолетов.

При налетах фашисты использовали разнообразные тактические приемы. К примеру, самолеты-разведчики при подходе к ГВМБ набирали высоту более 6800 метров и выходили к целям со стороны солнца, которое усложняло сопровождение их с помощью оптических приборов. Для маскировки пилоты противника использовали облачность. Как только начинался обстрел самолета зенитными средствами, он немедленно уходил в облака, а затем появлялся в чистых от облачности «окнах» и производил разведку. Советские зенитчики быстро усвоили тактику противника и стали применять контрмеры. В случаях, когда вражеский самолет заходил со стороны солнца, на оптические визиры средств ПВО надевались защитные стекла. Если немецкие летчики уходили в облака, то зенитчики продолжали сопровождать их визирами, вращая маховики наводки с теми же скоростями, как и при визуальном наблюдении. Когда самолет появлялся в «окне», то оказывался в поле зрения визиров ПУАЗО.

Однако командование и штаб ЧФ первые бои с немецкой авиацией подвергли критике. Были отмечены случаи ведения хаотического, неорганизованного огня, когда один вражеский самолет обстреливался несколькими (порой до 10) батареями. Некоторые командиры были возбуждены и растеряны, излишне поспешно выдавали данные для стрельбы. Это было вызвано тем, что командному составу не просто было сразу обрести уверенность, резко попав из мирной обстановки в боевую. Также, в первые дни отсутствовали выносные наблюдательные посты в морском секторе, а ведь германская авиация в этот период совершала налеты как раз со стороны моря, и наши зенитчики находились в напряжении и без нормального отдыха у орудий и приборов, до 18 часов в сутки.

До зимы 1941 года командованием флота был принят ряд мер к усилению противовоздушной обороны в морском секторе. Были выставлены аэростаты заграждения на удалении 4-6 км от береговой линии. КП 62-й авиабригады перенесли на КП ПВО ЧФ, а истребительные авиаполки частично были размещены на аэродромах Севастополя. Вновь сформированные батареи СЗА развернули по береговой кромке в районе Константиновского равелина (каждую батарею усилили взводом МЗА для борьбы с летящими, на малых высотах и пикирующими самолетами). Судоремонтный завод изготовил, используя отсеки старого корабля, плавучую зенитную батарею, которую вооружили 7-ю зенитными орудиями (четыре - 76 мм орудия и три - калибра 37 мм), 2 пулеметами ДШК и 2 прожекторами. Находилась она в 6 км от берега на траверзе Херсонесского маяка.

Для более оперативного управления средствами ПВО вокруг Севастополя создавалось шесть секторов обороны. В двух из них (в районе Качи и Херсонесского маяка) командиры частей истребительной авиации и зенитной артиллерии имели право самостоятельно действовать при отражении налетов вражеской авиации. На дальние подступы к базе истребители высылались по решению начальника ПВО ЧФ. Корабельная зенитная артиллерия имела свои секторы для ведения огня. К началу осени 1941 года были получены более совершенные радиолокационные установки РУС-2, которые обнаруживали самолеты противника за 15-20 минут до их подхода к базе. Это давало возможность истребительной авиации перейти от непрерывного барражирования в воздухе к системе дежурств на аэродромах. 

В конце октября немецкие войска ворвались в Крым: 11-я армия Манштейна устремилась к Севастополю, количество зенитной артиллерии к этому моменту у нас увеличилось: из Николаева, Сарабуза, Евпатории и других городов, временно оставленных нашими войсками, в Севастополь прибыли 122 зап, 25, 26, 114 отдельные зенитные артиллерийские дивизионы (озад), начал формироваться 62 зап.

В начале ноября 1941 года германские войска ринулись на штурм города, с ходу пытаясь овладеть им. На крымских аэродромах противник сосредоточил более двухсот бомбардировщиков и истребителей. А в Севастопольском оборонительном районе (СОР), созданном 4 ноября 1941 года, базировалось порядка 100 самолетов.

Вражеская авиация приступила к нанесению массированных ударов по советским боевым кораблям и по городу. Первый налет был совершен в ночь на 2 ноября. Шум моторов самолетов прослушивался с нескольких направлений. Прожектора освещали лишь отдельные цели, поэтому количество самолетов и их боевые порядки сразу определить не представлялось возможным. Командиры частей вынуждены были открыть заградительный огонь. Севастопольское небо озарилось сотнями вспышек зенитных снарядов. Из 63 самолетов один был сбит. Несколько прорвались к городу и к бухте. От бомбардировки пострадали некоторые жилые кварталы и корабли. Стоит помнить, что заградительный огонь в то время был несовершенным, малоэффективным, требовал расхода большого количества боеприпасов (зенитная артиллерия 2 ноября израсходовала 7039 снарядов), а их доставка в Севастополь была сопряжена с большими трудностями. Поэтому к такому способу ведения огня зенитчики прибегали лишь в крайних случаях, стреляя по групповым, ненаблюдаемым целям. По видимым (освещенным) самолетам обычно велся сопроводительный огонь.

Массированные налеты в середине ноября участились. Объектами ударов были в основном батареи полевой и береговой артиллерии, войска, находившиеся в обороне, корабли на стоянках. Противник применил ряд новых тактических приемов. Например, перед нанесением удара на высотах до 7000 метров, пролетали один-два воздушных разведчика. Зенитчики начинали их обстрел, а в это время с других направлений и на других высотах появлялись вражеские бомбардировщики. Приходилось перенацеливать наши зенитные батареи и дежурные звенья истребителей. Для подготовки новых данных к стрельбе артиллеристам требовалось время, поэтому они открывали огонь или слишком поздно, или недостаточно организованно. В результате отдельные самолеты прорывались к объектам.

Использовали гитлеровцы и небольшие группы самолетов (9-12), эшелонированные по времени и высоте. Сначала появлялась первая группа вражеских бомбардировщиков, а через минуту-другую - новые групповые цели с других направлений и на других высотах. Обычно в подобных случаях на одну из групп самолетов наводились истребители, по другим же вели огонь зенитные батареи, причем строго в своих секторах.

В ноябре летчики и зенитчики отразили 134 воздушных налета, с участием 380 самолетов; в декабре, в период второго штурма, - 344 налета с 467 самолетами. Летчиками и зенитчиками на земле и в воздухе был уничтожен 131 самолет.

Особенностью противовоздушной обороны Севастополя было то, что частям ПВО пришлось действовать в условиях безраздельного господства вражеской авиации в воздухе. С каждым новым штурмом Севастополя немецкое командование привлекало все большее количество самолетов для ударов по советским войскам и городу. Так, в ходе второго штурма (декабрь 1941 года) противник выделил только для действий против кораблей флота авиационную эскадру в составе 150 бомбардировщиков. Севастопольский же оборонительный район располагал лишь 53 исправными самолетами.

Наши авиационные силы таяли с каждым днем. Небольшие аэродромы, где базировались советские истребители (на Куликовом поле и у Херсонесского маяка), постоянно подвергались воздушным ударам и артобстрелу. За время обороны Севастополя на этих аэродромах разорвалось 3372 авиабомбы и 15624 артиллерийских снаряда. Только на стоянке было уничтожено 40 и поврежден 131 наш самолет. В боях погибло около 100 и ранено 103 летчика. В решающих боях за Севастополь могли участвовать не более двух десятков наших истребителей. Бомбардировочная авиация, в частности самолеты Пе-2, базировавшиеся на кавказских аэродромах, наносили бомбовые и штурмовые удары по вражеским аэродромам в Крыму и смогли уничтожить и вывести из строя немало вражеских самолетов. Однако основная доля борьбы с фашистской авиацией ложилась на зенитную артиллерию и оставшуюся истребительную авиацию.

Другой особенностью боевых действий зенитной артиллерии в обороне Севастополя было то, что 75% ее состава привлекалось для отражения наземных атак врага, для борьбы против танков и пехоты. Поэтому зенитная артиллерия не полностью использовалась в борьбе с немецкой авиацией. Кроме того, по приказу командования, в морскую пехоту из частей ПВО было выделено 4727 рядовых и сержантов и 83 офицера, вследствие чего многие орудия и приборы зенитной артиллерии обслуживались сокращенными расчетами.

В ноябре в состав ПВО Севастопольского оборонительного района был включен 880 зенитный артиллерийский полк Приморской армии, в составе трех дивизионов СЗА и одного МЗА. Однако материальная часть его орудий сильно изношена или повреждена, не хватало боеприпасов, а сам полк не был полностью укомплектован личным составом. Не могли помочь и флотские зенитчики. На 20 мая 1942 года, перед решающими боями за Севастополь, у них до полного боекомплекта недоставало снарядов: для 85-мм орудий - более 13 тыс. шт., для 76,2-мм - порядка 13 тыс. шт. Иногда из-за недостатка боеприпасов командиры не открывали огонь по одиночным вражеским самолетам, а скудный запас снарядов берегли для борьбы с наземными целями.

К весне 1942 года количество зенитных средств в Севастополе значительно сократилось. Вновь сформированный 62 зап, 122 зап и отряд аэростатов заграждения были переправлены на Кавказ вместе с кораблями эскадры. В Севастополе остались: 61 зап, 1, 55, 114 озад, плавучая батарея. Всего 64 орудия среднего калибра, 15 малокалиберных пушек, 12 счетверенных зенитных пулеметов М-4, 29 прожекторных станций. Для третьего штурма фашисты стянули под Севастополь части и соединения со всего Крыма, сосредоточив здесь до 600 самолетов всех классов. Силы были слишком неравными.

7 июня 1942 года, после продолжительной артиллерийской и авиационной подготовки немцы перешли в наступление. Артиллеристы-зенитчики, как и другие севастопольские бойцы, стояли насмерть, нанося врагу ощутимый урон. Вот несколько примеров.

Личный состав 227-й зенитной батареи старшего лейтенанта И. Григорова в районе Мамашайской долины за короткий период времени отбил 11 вражеских атак с участием фашистских танков, уничтожив при этом 7 танков, 4 автомашины, 13 минометов, 5 пулеметных точек, свыше батальона пехоты и 1 самолет. 229-я зенитная батарея старшего лейтенанта Н. Старцева в районе Инкерманских высот уничтожила и рассеяла 8 рот противника, подавила 3 минометные батареи, 30 пулеметных точек.

С 7 по 13 июня 1942 года храбро сражалась в окружении 365-я зенитная батарея старшего лейтенанта И. Пьянзина, занимавшая позицию вблизи железнодорожного разъезда Мекензиевы Горы. Были отбиты десятки воздушных и наземных вражеских атак. Фашистские танки сумели ворваться на огневую позицию, когда на батарее кончались снаряды и гранаты. Тогда тяжелораненый комбат И. Пьянзин передал открытым текстом по рации: «Отбиваться нечем... на позиции фашисты, открывайте огонь по нашему командному пункту, корректировать буду сам». 

В ходе обороны Севастополя зенитчики нанесли врагу огромный урон. Только бойцы 61 зенитно-артиллерийского полка с 22 июня 1941 г. по 30 июня 1942 г. уничтожили 171 вражеский самолет, 84 танка, 53 артиллерийских и минометных батареи, 38 пулеметных точек, 164 автомобиля с живой силой и грузами, и до 14 тыс. немецких солдат и офицеров. Благодаря высокой боевой готовности части ПВО ГВМБ ЧФ сорвали первоначальный замысел врага, рассчитанный на минирование выхода из порта и уничтожение кораблей эскадры. Береговая зенитная артиллерия, кроме своей задачи - уничтожения вражеских самолетов, явилась важным средством борьбы с наземными силами противника. Эффективность боевых действий зенитчиков в обороне Севастополя была достигнута благодаря четкому и гибкому взаимодействию с частями истребительной авиации и корабельной ЗА, надежным и непрерывным управлением частями ПВ.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация