Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

«Зимняя гроза» для Гитлера: как нацисты просчитались под Сталинградом

17-03-2016, 11:44
...
791
 

Ставка, опираясь на данные разведки, ожидала основной удар с целью освобождения войск Паулюса из Тормосина и приняла соответствующие меры.
 
Ставка и генеральный штаб во главе с А. М. Василевским с привлечением Н. Ф. Ватутина, Н. Н. Воронова, А. А. Новикова и других военачальников приступила к разработке новой операции на окружение с нанесением удара с востока на запад, на Миллерово, выходом на Северный Донец, захватом переправы у Лихой и созданием благоприятной обстановки для дальнейшего наступления на Ростов-на-Дону.

С северо-запада и запада предполагалось наступление Воронежского фронта тоже с выходом к Северному Донцу, что способствовало более прочной изоляции с юго-запада окружённой группировки противника и одновременно обеспечивало дальнейшее наступление наших войск.
 
Эта новая операция разрабатывалась под кодовым названием «Сатурн». Ближайшими целями операции являлись: разгром 8-й итальянской армии, группы «Холлидт», немецких войск в районе Чернышевская, Морозовск, Тормосин. При успешном развитии выполнения операции «Сатурн» советские армии могли приступить к разгрому прорвавшихся на Кавказ войск немецкой группы армий «А» и начать освобождение Украины.

Разгром армий группы «А» с учётом уже окружённых войск группы армий «Б» нанёс бы Германии удар сокрушительной силы и позволил бы нам наступать как на Дону, так и на Украине, не встречая существенного сопротивления врага. Казалось, разгром группы армий «А» мог быть обеспечен имеющимися в наличии силами. Некоторые военачальники предлагали оставить вокруг армии Паулюса охранные войска и все силы двинуть на Ростов-на-Дону. Василевский пишет, что Сталин поддержал его отрицательное отношение к этому предложению. «Верховное командование на основе трезвого расчёта не могло стать на этот путь, хотя он был заманчивым». А противник внёс «отрезвляющие» коррективы в планы наших военных.
 
«Головокружение от успехов» заканчивалось. Дело в том, что для деблокирования окружённой советскими войсками армии Паулюса и части танковой армии Гота немецким командованием была создана группа армий «Дон» во главе с генерал-фельдмаршалом Манштейном.  Гитлер был спокоен и уверен, что окружённые войска будут нормально снабжаться по воздуху, как в начале года снабжались по воздуху 100 тысяч немецких солдат и офицеров, окружённых нашими войсками под Демьянском. А тем временем группа армий «Дон» под командованием Манштейна нанесёт деблокирующий удар, прорвёт фронт окружения и выведет из окружения армию Паулюса и другие соединения.
 
Но он не учёл, что под Демьянском самолётам требовалось пролететь 60-80 км, чтобы добраться до окружённой группировки, а под Сталинградом – 200-300 км. Кроме того, непосредственно под Сталинградом мы имели 790 боевых самолётов и ещё отдельные соединения Авиации дальнего действия.
 
Немецкое командование бросило под Сталинград 1070 боевых самолётов. Из них значительная часть использовалась для прикрытия транспортной авиации, везущей грузы окружённым войскам. Советское командование приняло соответствующие меры по срыву доставки грузов окружённой группировке немецких войск. «Была разработана достаточно стройная система использования авиации, а также артиллерии в борьбе с транспортной авиацией противника.
 
Установили строгую ответственность за порядок уничтожения вражеских самолётов с уточнением обязанностей войск внешнего фарса и внутреннего кольца окружения (самолёты уничтожались при подходе к кольцу и в период погрузки и взлёта). Наконец, была обеспечена возможность круглосуточной работы наших истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков, а также дальнобойной артиллерии для уничтожения фашистской авиации на аэродромах и посадочных площадках, внутри кольца окружения.
 
Работа различных сил и средств, привлекавшихся для борьбы с транспортной авиацией противника, увязывалась единой системой наблюдения, оповещения и связи. Всё это, вместе взятое, резко сократило поток грузов, доставлявшихся противником в «котёл», и эвакуацию из него», - пишет А. М. Василевский. Благодаря принятым мерам, только в декабре за один месяц было уничтожено свыше 700 вражеских самолётов.

Что касается немецкой группы армий «Дон», то здесь не допустить врага к окружённым немецко-фашистским частям было намного сложнее. Манштейн начал наступление с юга из района Котельникова. Наша разведка заблаговременно не предупредила о сосредоточении под Котельниково крупных сил противника. На пути войск Манштейна не было советских войск в количестве, достаточном для остановки его продвижения к Сталинграду. Не было и времени для переброски таких сил.
 
Первый бой с войсками Манштейна приняли кавалеристы. 4-й Кавалерийский корпус 51-й армии должен был преодолеть за сутки 95 км и прибыть в Котельниково для создания внешнего фронта окружения. Утром 27 ноября вышла к Котельниково 81-я кавалерийская дивизия указанного корпуса, но захватить Котельниково с ходу не смогла. В это время в Котельниково разгружалась прибывшая по железной дороге из Франции свежая 6-я танковая дивизия. В боях зимой 1941/42 годов дивизия понесла большие потери и была оправлена во Францию на отдых  и доукомплектование. Во Франции дивизия была не только доукомплектована, но и перевооружена. В Котельниково немецкая дивизия прибыла, имея в своём составе 159 танков, в основном новейших образцов, способных противостоять советскому танку Т-34.
 
То, что наша кавалерийская дивизия не смогла с ходу взять Котельниково, обошлось   ей очень дорого, так как кавалеристы для осуществления второго штурма стали поджидать подхода отставших подразделений и подвоза горючего для танков приданной корпусу 85-й танковой бригады. Вместе с кавалеристами к штурму готовился гвардейский миномётный дивизион «Катюш». За время подготовки корпуса к штурму немцы успели выгрузить и изготовить к бою большинство танков 6-й танковой дивизии.

3-го декабря начался второй штурм Котельниково, на пути к которому дивизия встретила упорное сопротивление противника в районе селения Похлебин, но отбросила немцев и овладела селением. Взятые кавалеристами в плен немцы рассказали нашему командованию о прибывшей из Франции танковой дивизии. Командир корпуса Т. Т. Шапкин не смог получить разрешения на отвод войск, и наша кавалерийская дивизия была окружена немецкой танковой дивизией. 4-го декабря немцы открыли артиллерийский огонь и начали танковую атаку.  Кавалеристы вели бой весь день, отбиваясь от наседавшего противника артиллерийским огнём всех имевшихся орудий, включая орудия прибывшего ночью 1113-го зенитного артиллерийского полка и стрелковым оружием. Сражались с противником и танки 85-й танковой бригады. Но силы были слишком неравными.

Командующий немецкой 6-й танковой дивизией Э. Раус так описал этот бой: «К 10.00 судьба 4-го кавалерийского корпуса была решена. Уже не было никаких путей к отступлению, несмотря на это, окружённый противник оказывал ожесточённое сопротивление в течение нескольких часов. Русские танки и противотанковые орудия сражались с ротами 11-го танкового полка, катившимися вниз с холмов. Поток трассеров бронебойных снарядов непрерывно нёсся вверх и вниз, но вскоре всё больше и больше трассеров летело вниз и всё меньше и меньше в ответ им снизу.
 
Один залп за другим обрушивался на Похлебин, поднимая султаны земли. Город начал гореть. Море огня и дыма скрыло страшный конец храброго гарнизона. Только отдельные выстрелы противотанковых пушек встретили наши танки, входящие в город. Следовавшие за нашими танками гренадёры были вынуждены использовать ручные гранаты, чтобы сломить сопротивление противника, упорно сражавшегося за каждый дом и траншею». Всё правильно написал фашист, кроме того, что не могла его танковая дивизия сломить стойкость советских солдат, и бой продолжался весь день, а с наступлением темноты кавалеристы и бойцы приданных войск стали мелкими группами пробиваться из окружения.
 
В этом бою было убито, ранено и пропало без вести 1897 человек и 1860 лошадей, а также части дивизии потеряли четырнадцать 76,2 пушек, четыре 45-мм пушки, четыре 107-мм миномёта, восемь 37-мм зенитных пушек.
 
«Всё это происходило за несколько дней до событий, описанных в «Горячем снеге» Бондарева. Несмотря на трагический исход боёв за Котельниково, советские кавалеристы сыграли важную роль в начальном этапе оборонительного сражения против попыток деблокировать армию Паулюса… Присутствие советской кавалерии заставило выдержать паузу на период прибытия основных сил дивизии в Котельниково и затем тратить время на оборонительный, а затем наступательный бой с ней. Только 12 декабря немецкие войска главными силами своей Котельниковской группировки переходят в контрнаступление…

Так получилось, что был многократно воспет в литературе и на киноэкране подвиг 2-й гвардейской армии на реке Мышкове. Действия тех, кто обеспечил развёртывание 2-й гвардейской армии, к сожалению, остались безвестными. В наибольшей степени это относилось к кавалерии, в частности к 4-му кавалерийскому корпусу. Поэтому кавалерия долгие годы несла на себе клеймо устаревшего и не пафосного рода войск. Без него на самом деле окружение армии Паулюса под Сталинградом могло потерпеть неудачу», - так оценил вклад кавалерии А. В. Исаев. Конечно, совсем не случайно 4-й кавалерийский корпус оказался на пути войск Манштейна.

Операция по деблокированию армии Паулюса, начавшаяся 12 декабря 1942 года наступлением группы армий «Дон»,  получила название «Зимняя гроза». Наступление немецких войск из Котельниково большими силами для нашего командования оказалось внезапным. Главный удар приняла на себя 303-я стрелковая дивизия 51-й армии, которую в связи с несопоставимым преимуществом в силах немцы просто рассеяли. 13 декабря наступающие немецкие части достигли рубежа реки Аксай, захватили плацдарм и выдвинулись к Верхне-Кумскому. Половина пути до последней водной преграды – реки Мышкова было пройдено.

«Уже вечером 13 декабря был отменён первоначальный план операции «Сатурн». И. В. Сталин мотивировал отказ от ранее намеченных целей следующим образом: «Операция «Сатурн» с выходом на Каменск-Ростов была задумана при благоприятной для нас военной обстановке, когда у немцев не было ещё резервов в районе Боковский – Морозовский – Нижне-Чирская»…
 
Вечером 14 декабря последовал приказ Сталина Василевскому: «Ввиду изменившейся обстановки на юге осуществление первого этапа операции «Кольцо» отложить». 2-ю гвардейскую армию, в первую очередь мехчасти, предписывалось форсированным маршем выдвигать на юг». Против такого решения Сталина возражал К. К. Рокоссовский. Он считал, что 2-я армия могла разгромить немцев в «котле» и дальше с другими соединениями дойти до Ростова. А. М. Василевский, напротив, настаивал на скорейшем направлении 2-й гвардейской армии к реке Мышкова.
 
На мой взгляд, решение о выдвижении указанной армии навстречу Манштейну было правильным, так как гарантировало удержание армии Паулюса и соединений армии Гота в окружении.
 
Для окружения этих немецких войск были положены тысячи жизней наших солдат и офицеров, и принимать рискованные решения, не гарантирующие успех, в данном случае было недопустимо. И в целом изменение плана операции «Сатурн» позволило нашим войскам уверенно добить врага и развернуть наступление на верхнем Дону.
 
После немецких контрударов план изменили следующим образом: теперь планировалось наступление наших войск не прямо на юг, через Миллерово на Ростов-на-Дону, в тыл всей группировке противника на южном крыле советско-германского фронта, а после разгрома итальянской армии направить удар на юго-восток, в сторону Морозовска и Тормосина, то есть в тыл деблокирующей группировки Манштейна. Это было правильное и своевременное решение, как, например, перед началом наступления наших войск, решение о передаче 4-го механизированного корпуса 51-й армии.

Но 13 декабря 1942 года 2-я гвардейская армия Р. Я. Малиновского только прибывала в Сталинград по железной дороге и разгружалась. Лишь к вечеру 16 декабря из 156 было выгружено 120 эшелонов. Войска выгружались к северу от Сталинграда, а надо было выйти в район реки Мышковы к юго-западу от города. Надо было заправить горючим сотни танков и тысячи автомобилей, поставить перед войсками задачу, укомплектовать их всем необходимым для ведения боя.

«Переброска прибывших войск 2-й гвардейской армии на южное крыло Сталинградского фронта шла форсированным маршем. Несмотря на сильные морозы, совершались переходы по 40-50 км за сутки. Благодаря тщательной, до мелочей продуманной организации марша,… сознательности, дисциплинированности, а так же изумительной выносливости всего личного состава армии, все трудности были преодолены», - указывает А. М. Василевский.

18 декабря передовые части армии начали подходить к Мышкове и с ходу вступать в бой. 20 декабря главные силы армии 2-й гвардейской армии заканчивали своё сосредоточение и развёртывание по северному берегу Мышковы.
 
Продолжение следует…
 




+1

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать


Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация