Вежливые люди
ВЛ / Статьи / Интересное

Внезапность в тактике Суворова

4-03-2016, 11:39
...
1964
 

Внезапность в тактике Суворова

Внезапность как средство достижения быстрого и наиболее полного успеха в бою и операции стремились использовать все выдающиеся полководцы и военачальники. В различные периоды развития военного искусства формы, способы и приемы достижения внезапности были различны. Особо высокого мастерства в их применении добился А. В. Суворов. Среди великих полководцев военная история сложно найти второго такого творца побед. Идеей внезапности проникнуты все его военные предприятия — как тактического, так и стратегического плана, насыщены все его военные поучения, оставленные современникам и потомкам.

В различной степени фактор внезапности присутствует во всех проведенных Суворовым боях, сражениях и военных кампаниях. Суть внезапности состоит прежде всего в новаторстве, в неожиданном для врага применении новых тактических средств борьбы или необычных способов и приемов ведения боевых действий, отсутствии в них шаблона. А.В. Суворов вошел в военную историю именно как полководец-новатор, носитель передовой русской военной мысли, многие из принципов военного искусства которого опережали свое время и были непонятны его противникам. Бить противника тем, чего у него нет, «удивить-победить» — вот один из девизов Суворова.

Внезапность в тактике Суворова

Новые оригинальные способы и приемы ведения боевых действий полководца резко отличались от принятых тактических и стратегических систем того времени, применяемых почти всеми другими армиями. Он отрицал основы общепринятой современной ему военной теории и «ниспроверг теорию своего века» практикой. Принцип внезапности органически вытекал и был неразрывно связан с главными принципами ведения военных действий, изложенными Суворовым в «Науке побеждать»: глазомер, быстрота и натиск. Особое достоинство этих трех принципов, русский полководец видел как раз в том, что они обеспечивали достижение внезапности и эффективное использование полученных в результате ее преимуществ над противником. «...Полная внезапность, — писал Суворов, — которая нами применяется всюду, будет заключаться в скорости оценок значения времени, натиске». И далее: «...в военных действиях следует быстро сообразить — и немедленно же исполнить, чтобы неприятелю не дать времени опомниться».

Великий полководец хорошо понимал, что фактор внезапности — это временно действующий фактор. Действие его длится до того момента, пока противник ошеломлен внезапным нападением или неожиданными, непривычными для него приемами и способами вооруженной борьбы. Но как только он преодолеет растерянность, сумеет ликвидировать вызванное ими неравенство в условиях ведения борьбы, фактор внезапности исчерпает себя. Поэтому Суворов требовал немедленной реализации преимуществ, достигнутых внезапностью. «Время дороже всего», — говорил он.

Ошеломить противника стремительностью и неожиданностью — вот кредо полководческого искусства Суворова. «Одна минута решает исход баталии, один час — успех кампании...» Этого правила полководец неукоснительно придерживался во всех войнах и сражениях. Внезапными действиями он всегда захватывал инициативу и уже до конца боя не выпускал ее, а чтобы продлить действие фактора внезапности, стремился вслед за одной неожиданностью применить другую. Арсенал его приемов был неистощим. Вряд ли можно найти два проведенных им сражения, которые повторяли бы одно другое.

Суворову приходилось руководить боевыми действиями в самых разных условиях. И всегда он умел из их особенностей извлекать выгоду. Его решения часто были самыми неожиданными, всегда дерзкими, исходили из принципа, что на войне нужно делать то, что противник считает невозможным. Быстрота и решительность действий в сочетании с внезапностью восполняли Суворову нехватку в войсках и позволяли ему почти во всех сражениях достигать победы над превосходящими силами противника. «Быстрота и внезапность заменяют число». Суворов дал удивительные и неповторимые примеры, подтверждающие этот тезис. Из 63 боев и сражений, им проведенных, в 60 он побеждал противника, превосходившего его силы иногда в 3-4 раза и более. Причем наиболее блестящие победы Суворов одержал над одной из сильнейших в тот период времени турецкой и лучшей в Европе французской армиями.

Еще более удивительным было то, что победы им достигались малой кровью при значительных потерях противника. Так, в сражении при Рымнихе в 1789 году, он нанес поражение 100000-ой турецкой армии, которая в четыре раза по численности превосходила русские войска. Еще более удивительна победа под Измаилом. Одну из сильнейших крепостей того времени, имевшую 35-тысячный гарнизон и считавшуюся неприступной, Суворов взял штурмом с 31-тысячной армией, уничтожив в бою 26 тыс. и пленив 9 тыс. вражеских солдат и офицеров. Армия Суворова потеряла 4 тыс. человек убитыми и 6 тыс. ранеными.

Внезапность в тактике Суворова

Недоброжелатели и завистники, не понимавшие необычности боевых приемов Суворова, не способные оценить роль в них быстроты и внезапности, считали его победы над турецкой армией просто везением, и, когда русский полководец в 1799 году возглавил союзные войска в Италии, мало верили, что он сможет взять верх и одержит столь же блистательные победы над французами, с триумфом прошедшими уже по многим странам Европы. Однако и они не смогли противопоставить что-либо суворовской тактике. Так, в сражении на Треббии, он разгромил 33-тысячную армию Макдональда, имея 22 тыс. человек; потерял 6 тыс., французы — 18 тыс. солдат. В битве при Нови его армия, штурмуя укрепленные позиции противника, потеряла 8 тыс. человек, а французы — 13 тыс.

Таковы результаты и цена суворовских побед. Они, безусловно, слагались из многих факторов, но внезапность играла в них первостепенную роль. Она не являлась результатом лишь мгновенной импровизации полководца, а сознательно заранее готовилась на основе предвидения предстоящего сражения. Только знание обстановки, военного искусства и психологии врага, его слабых сторон, непрерывность разведки, а также хорошо обученные, тренированные, обладающие высоким моральным духом, высокой боеспособностью войска, позволяют добиваться эффекта внезапности.

Все это прекрасно понимал Суворов и прежде всего своей системой обучения и воспитания войск готовил русских «чудо-богатырей», способных быстро осуществить любой его замысел, любой маневр, пойти на любой подвиг. Воспитывая в своих солдатах мужество и храбрость, уверенность в себе, Суворов руководствовался принципом, гласящим, что «природа редко рождает храбрецов, они во множестве создаются трудом и обучением». Подготовленная Суворовым армия, была надежным гарантом успешного осуществления блестящих замыслов полководца. Суворов был новатором и в вопросах управления. Чтобы умело использовать обстановку и ошеломить противника внезапностью, он не только предоставлял своим подчиненным право широкой инициативы, но требовал ее. Однако это право «частного почина» он еще в 1770 году строго обусловил требованием: пользоваться им «с разумом, искусством и под ответом». Возможность применения инициативы частными начальниками полководец-новатор обеспечил тем, что отказался от устоев линейной тактики — соблюдать локтевую связь между отдельными частями армии в бою.

Основу внезапных действий Суворова составляли быстрая и правильная оценка обстановки и смелость принимаемых решений (как, например, атаковать малыми силами превосходящие силы противника); стремительный и скрытный марш к полю боя; применение новых, неожиданных для противника боевых порядков; необычность использования родов войск; неожиданное для противника направление ударов, в том числе с тыла, ошеломляющая стремительность наступления и атаки, применение штыкового удара, непривычного и недоступного для других армий; смелый и неожиданный маневр на поле боя; внезапные контратаки; применение ночных атак; умелое использование особенностей местности, погоды, психологии и ошибок противника.

В каждом сражении Суворов стремился использовать практически целый комплекс приемов, обеспечивающих достижение внезапности, умело сочетая их в зависимости от текущей обстановки и мгновенно реагируя на любые ее изменения, любую оплошность противника, не упускал ни одного случая, позволявшего вырвать победу. Способность Суворова мгновенно схватывать все тонкости обстановки, предвидеть намерения и возможные действия противника, подмечать его слабости и промахи, улавливать его психологию поражали современников и вселяли в войска уверенность в правильности принимаемых им решений, какими бы рискованными они ни казались. Это открывало перед Суворовым широкие возможности действовать внезапно.

Взять хотя бы его решение на штурм Измаила. В течение года русская армия безуспешно осаждала эту крепость и дважды отступала от ее стен. Заседавший незадолго до прибытия Суворова военный совет признал невозможность активных действий против Измаила. Совсем иное решение принял Суворов, вступив в командование армией. Оно было настолько необычным и неожиданным, что сам полководец признал: на такое можно решиться только один раз в жизни. Суворов избрал штурм. Это было вопреки правилам «классического» искусства крепостной войны того времени, которые сводились к методической инженерной атаке крепости. Еще более неожиданным решение Суворова было для противника, уже на опыте убедившегося в неприступности измаильских стен.

Огромное значение в достижении внезапности придавал Суворов быстроте и скрытности марша к полю боя. Для того, чтобы обеспечить себе возможность «свалиться» на врага «как снег на голову», Суворов разработал и изложил в «Науке побеждать» свои правила марша, а настойчивой тренировкой войск добился в этом изумительных результатов. Нормальный переход войск под командованием Суворова составлял от 28 до 35 верст в сутки, то есть он в 3-4 раза был больше общепринятой в те времена нормы подобных переходов на Западе и даже в 2 раза — увеличенную «фридриховскую» норму. Но и это был не предел. При форсированном марше суворовские войска проходили до 50 верст. В предвидении противника Суворов строил походный порядок ближе к боевому, чтобы не тратить время на перестроения, обеспечить внезапность атаки и захватить инициативу в бою. Обычно это были взводные колонны или каре (применялись боевые порядки Суворовым в зависимости от характера противника). В большинстве своем марши проводились скрытно, в ночное время, невзирая на любую погоду.

Особенно характерна внезапными действиями, достигнутыми в результате стремительных маршей, кампания 1789 года. Появление русских на поле боя в ходе сражений при Фокшанах и Рымнике, оказалось совершенно неожиданным для турок. В первой битве 5-тысячный суворовский отряд, вышедший 17 июля из Бырлада для оказания помощи союзникам — австрийцам, преодолел по очень плохим дорогам с переправой через р. Серет за 28 часов 50 км. Быстро разобравшись в обстановке, на следующий день Суворов предложил смелый план наступления. С целью скрыть от турок до решающего момента появление русских войск на поле боя, в авангарде колонны были поставлены австрийцы. В сентябре того же года, снова откликаясь на просьбу австрийцев о помощи, 7-тысячная дивизия Суворова совершила, в еще более сложных условиях, 100-километровый марш из Бырлада к Рымнику за двое с лишним суток. Даже главнокомандующий русской армией Потемкин не верил в возможность того, что Суворов вовремя сумеет прибыть на помощь австрийцам, о чем он написал Екатерине II 10 сентября. Между тем Суворов уже утром этого дня находился в лагере австрийцев.

Быстрота маршей имела первостепенное значение и в других военных кампаниях. В Итальянской кампании 1799 года 80-километровый переход в палящий зной 22-тысячной русской армии от Александрии к р. Треббия, проделанный за 36 час, позволил Суворову упредить соединение двух французских армий и разгромить их поочередно.

В каждом сражении Суворов ошеломлял противника необычностью и новизной тактики. Еще на опыте Семилетней войны 1756-1763 годов, признав непригодность линейной тактики для решительных и внезапных действий, он в последующем смело отбросил ее шаблоны, прежде всего устаревшие формы боевых порядков, ограничивавшие маневр войск на поле боя.

В мае 1773 года в боях за Туртукай, когда турки при ночном набеге обнаружили отряд Суворова, скрытно готовившийся переправиться через Дунай, он, чтобы не лишиться фактора внезапности, решил атаковать противника той же ночью. Его расчет, построенный на том, что турки не ожидают столь быстрого нападения русских, полностью оправдался. В бою под Туртукаем он впервые атаковал взводными колоннами, действовавшими совместно с рассыпным строем егерей, и вопреки общему правилу — категорически запретил останавливаться перед броском в атаку для ожидания отстающих. 

Не менее успешно Суворов применял ночные атаки и в других боях и сражениях. Вопреки мнению западноевропейских авторитетов, русский полководец считал, что ночные бои и марши при искусной их организации, являются наилучшим способом достижения внезапности и быстрого успеха. Ночные бои, доступные Суворову с его «чудо-богатырями», оказывались не под силу большинству других полководцев того времени, а поэтому были явлением необычным и ошеломляюще действовали на противника. Особенно неприемлемы они были для наемных армий.

Полны тактических неожиданностей были сражения при Фокшанах и Рымнике. Александр Васильевич использовал здесь новые боевые порядки. В условиях сильно пересеченной местности и при наличии у турок многочисленной конницы, русские войска наступали двумя линиями пехотных каре, позади которых в одну-две линии выстроилась конница, готовая к внезапным атакам. Суворов отступил и от коренных положений линейной тактики — тесной локтевой связи между отдельными частями армии. Разбив турецкие войска в поле, он с ходу атаковал их укрепленные лагеря. В битве при Рымнике главные укрепленные позиции — окопы, усиленные засеками, были также вопреки правилам атакованы конницей, что привело противника, не успевшего еще закрепиться, в полное замешательство.

При обороне Гирсово в 1773 году и Кинбурна в 1787 году, Суворов для разгрома превосходящих сил противника применил заранее подготовленные контратаки. В Гирисово он, с помощью преднамеренно отходивших казаков, заманил наступающие турецкие войска под огонь, молчавших до этого, крепостных батарей и в момент замешательства турок внезапно атаковал противника. Под Кинбурном он не препятствовал высадке с моря турецкого десанта. Когда же турки подошли к стенам крепости, скрытно сосредоточенные для контратаки русские войска неожиданно обрушились на них.

Итальянская и Швейцарская кампании были венцом полководческого искусства А.В. Суворова. В них он зарекомендовал себя не только непревзойденным тактиком, но и выдающимся стратегом, великим и неистощимым на новшества мастером применения не только тактической, но и стратегической внезапности.

Уже общий план и изложенные Суворовым принципы ведения боевых действий в Северной Италии оказались неожиданными для французов. Вместо пассивных, медлительных методических действий, сводившихся главным образом к борьбе за отдельные крепости (их осаде) и приводивших к распылению сил, Суворов сразу же потребовал наступления, чтобы атаковать неприятеля и «бить везде», не тратить время на осады и не разделять сил. Одновременно он напомнил свое главное правило, обеспечивающее внезапность: «Быстрота в походах, стремительность».

Само начало активных наступательных действий в весеннюю распутицу, во время разлива рек, своей необычностью оказалось неожиданным для французов. Отступая от общепринятого правила — ожидания хорошей погоды, Суворов потребовал от своих подчиненных не бояться, что пехота промочит ноги. Не смутила его и необходимость форсирования на пути наступления нескольких рек. По его убеждению, не только реки Адда и По, но и все другие реки в мире проходимые.

Начиная Итальянскую кампанию, Суворов не замедлил воспользоваться и просчетом противника — разбросанностью его сил, кроме того, он учел некоторые индивидуальные особенности командующего французской армией генерала Шерера — его педантичность и медлительность. Необычным и неожиданным для противника оказался и сам характер начатого Суворовым 8 апреля 1799 года наступления к р. Адда. Он отказался от обычно принятого сбора всех сил армии для наступления в одном пункте (исходном районе) и первым в свое время применил сосредоточение сил наступающих войск в ходе операции. Выиграв тем самым время, он лишил противника возможности принять контрмеры и сумел к намеченному участку форсирования р. Адда сосредоточить 55-60%, состава наступающих войск. В сражении на Адде 15-17 апреля, где враг попытался остановить стремительное продвижение суворовских войск, французы потеряли 3 тыс. человек убитыми и 2 тыс. пленными при общих потерях союзников, несколько превышавших тысячу человек. Быстрота действий, помноженная на внезапность, обеспечила успех. Совершив за сутки 36километровый марш, и введя искусным маневром противника в заблуждение о своих намерениях, Суворов блестяще реализовал победу на Адде и 18 апреля с войсками вступил в Милан.

Обеспокоенный поражениями, Париж заменил Шерера талантливым генералом Моро и направил против Суворова из Неаполя вторую французскую армию, которую возглавил Макдональд. Но и в изменившейся, более сложной обстановке, когда войска Суворова оказались между двумя вражескими армиями, действовавшими по внешним операционным линиям, великий полководец использовал быстроту и внезапность, нашел новые, неожиданные для своих противников тактические решения и разгромил обе их армии поочередно. 

В сражении на реках Тидоне и Треббии он атаковал противника, совершавшего встречный марш, и сразу захватил инициативу. Подобный вариант Суворов предвидел и заранее выделил сильный авангард (дивизию Отта), находился при нем и лично руководил завязавшимся боем. Блестяще проведенное Суворовым встречное сражение явилось новым явлением в то время и, как известно, не было повторено ни одним из его современников, включая Наполеона.

Столь же необычным оказался для французов и характер наступления главных сил русско-австрийских войск — тремя колоннами (дивизиями) без локтевой связи, каждой из которых было указано самостоятельное направление и поставлена задача на глубину до 20 км. Тем самым искусство маневра войск на поле боя Суворов поднял на недосягаемую по тому времени высоту. Он сумел сосредоточить на 3-километровом участке против открытого левого фланга противника, где наносился главный удар, 24 тыс. человек, оставив на остальном 6-километровом фронте не более 6 тыс. Такое решительное сосредоточение сил было столь же необычным, как и другие тактические решения полководца. Совсем по-иному и снова неожиданно для противника действовал Суворов против второй французской армии. Когда, пополненная свежими силами и реорганизованная новым командующим Жубером, она в июле 1799 года стала четырьмя колоннами выдвигаться через горы из района Генуи, русский полководец мог разбить одну из ее колонн, которая вышла на открытую местность. Однако Суворов не стал этого делать, чтобы французы остальными силами не отошли к Генуе и таким образом сохранили свою боеспособность. Напротив, он приказал своему авангарду отступить, выманивая противника из гор. Этим создавалось более выгодное для русской армии положение для разгрома сразу всех сил Жубера. Когда Жубер понял маневр Суворова и перешел к обороне у Нови, русско-австрийские войска, не дав ему закрепиться на выгодных укрепленных позициях, перешли в наступление и 4 августа разбили французскую армию. К моменту сражения Суворов сумел против 35 тыс. французских войск сосредоточить 50 тыс. человек. Демонстрируя намерение нанести главный удар по левому флангу французов и заставив их перебросить туда главные силы, в том числе резерв, русский полководец в разгар сражения направил главные силы против правого фланга противника, снова поставив его перед неожиданностью. Необычное по тому времени глубокое построение войск (до 10 км) позволило Суворову наращивать силу удара, и в решающий момент задействовать сразу почти все войска. Сражение при Нови вошло в историю как блестящий пример введения противника в заблуждение искусным маневром и умелым использованием фактора внезапности.

В основе всего Швейцарского похода А.В. Суворова 1799 года лежало требование: «Быстрое, не ослабленное и безостановочное нанесение неприятелю удара за ударом, приводя его в замешательство...». Суворов стремился ошеломить противника неожиданным появлением в Швейцарии, благодаря стремительному маршу в осеннее время через Альпы. Однако вынужденная 5-дневная задержка в Таверно, из-за предательства австрийского командования, помешала ему достигнуть полной внезапности. И все же блестяще использовав тактическую внезапность, умело сочетая фронтальные атаки с обходами по горным тропам флангов и неожиданными для французов ударами с тыла, русская армия разгромила стоявшие на ее пути в Альпах войска противника, опровергнув тем самым господствовавшие в военной теории взгляды об ограниченности действий на высокогорных театрах войны.

До конца своих дней Суворов оставался верен принципам ведения боевых действий, среди которых столь важное место занимала внезапность. За все годы его полководческой деятельности самые различные многоопытные противники ни в одном из сражений так и не сумели своевременно разгадать его «сюрпризов» и «нечаянностей» и что-либо противопоставить им, чтобы избежать поражения. Лучше других подметил секрет последовательных побед Суворова уже прославленный в то время Наполеон Бонапарт. Он увидел его в необычности и неожиданности суворовских действий, в его самобытном военном искусстве. С опаской и интересом следя за неизменными успехами великого русского полководца, Наполеон в своих советах Директории указывал, что Суворова никто не сможет остановить на пути побед, пока не поймут и не постигнут его особенного искусства воевать, и не противопоставят русскому полководцу собственных его правил. Сам Наполеон, перенял часть тактических приемов у Суворова, и в первую очередь его быстроту и внезапность в нападениях.

Более двух столетий отделяет нас от военных событий, связанных с полководческой деятельностью Суворова. Однако опыт гениального русского полководца, являющегося нашей национальной гордостью, как и многие его мысли о роли внезапности и способах достижения ее в боевых действиях, и до сегодняшнего дня не потеряли значения. В годы Великой Отечественной войны Указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден орден Суворова как воплощение высшей воинской доблести и славы. Им награждались командиры за выдающиеся успехи в управлении войсками, отличную организацию боевых операций и проявленные при этом решительность и настойчивость в их проведении. За годы войны орденом Суворова награждено 7111 человек, 1528 частей и соединений.



+5

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация