Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Исламский банкинг может помочь России компенсировать потери от санкций

28-01-2016, 08:50
...
577
 

Исламский банкинг может помочь России компенсировать потери от санкций

Создание специальных банковских счетов, которые позволят вкладывать средства только в разрешенные шариатом активы, может открыть стране доступ к финансовому рынку в размере 2 триллиона долларов, что крайне актуально в связи с западными санкциями. Соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму. Однако на пути реализации данной идеи есть несколько препятствий.

Об исламском банкинге как механизме привлечения финансов на федеральном уровне всерьез заговорили еще год назад, - после того как западные санкции России доступ к европейскому и американскому рынку заемного капитала и пришлось подыскивать альтернативы. Более подробно она обсуждалась совсем недавно – на площадке «Гайдаровского форума». По словам советника премьер-министра Татарстана, президента Фонда развития исламского бизнеса и финансов Линара Якупова, сегодня само понятие «исламские финансы» в России у обывателя вызывает массу религиозных и политических аллюзий. Меж тем, это не более чем набор финансовых инструментов, к собственно религии имеющий мало отношения: руководители исламских банков и иных финансовых институтов зачастую не являются мусульманами, как, кстати, и большинство клиентов таких учреждений.

Инициатива по созданию специальных банковских «исламских окон» (законопроект был внесен в Госдуму в среду) принадлежит зампреду Комитета по финансовым рынкам Дмитрию Савельеву, по словам которого исламский банкинг принципиально мало чем отличается от православного (в более широком смысле – христианского). Для него характерен ряд финансовых ограничений, самые важные среди которых – это запрет на ростовщичество (в исламе – риба) и запрет на инвестирование в определенные сферы (в том числе алкогольный и игорный бизнес). По словам Савельева, эта принципиальная схожесть позволяет федеральным властям параллельно развивать различные типы финансовых институтов, основанных на религиозных ограничениях (они получили общее название «партнерских»). Уже созданы рабочая группа в Центробанке и экспертный совет в Госдуме, куда привлекают как ученых, так и представителей Московского патриархата, Совета муфтиев России и даже традиционного буддизма.
Объем рынка исламских финансов в мире – это 2 триллиона долларов США. Естественно, для России крайне заманчиво получить к нему «ключ». Тем более, что сегодня для многих наших компаний фактически закрыт доступ к заемному капиталу в Европе и Северной Америке.

Между тем, даже в ближнем зарубежье есть весьма успешные примеры доступа к рынку исламских финансов. Два года назад профильный департамент был создан в Госбанке Азербайджана, который активно приступил к работе, и благодаря этому, говорит Савельев, удалось привлечь в азербайджанскую экономику 700 миллионов долларов. Причем, это были «длинные» деньги, вложенные преимущественно в инфраструктурные проекты. Со своей стороны, казахстанские власти реализуют сейчас проект по созданию азиатского финансового центра, и там непременно появится отделение исламских финансов. «Введение исламского банкинга важно в контексте укрепления связей России с нашими партнерами по ЕврАзЭс. Ведь стремимся мы к построению единого экономического пространству, в том числе в сфере финансового рынка. А две страны, Киргизия и Казахстан, уже имеют не только закононодательство, но и работающие институты исламского финансирования», – говорит Савельев.

Надо спросить у знатоков шариата

Столетия развития исламской финансовой системы до совершенства отточили различные инструменты инвестирования, но пока даже их названия кажутся для большинства россиян непроизносимыми.
Одно из самых известных в исламском мире – это сукук, в некотором смысле аналог облигации, которая, в отличие от привычной облигации или евробонда отражает не само долговое обязательство, а право собственности на финансируемый объект. Ведь ислам, напомним, запрещает брать деньги в долг под проценты.

Другой инструмент – мурабаха, или специально оформленное торговое соглашение (по сути своей, это и есть основа собственно исламского банкинга). «Допустим, вы хотите купить самолет или танкер. Вы приходите в исламский банк, даете им запрос на приобретение товара. Банк покупает самолет или танкер, затем перепродает вам с премией, размер которой вы точно знаете. Более того, размер премии, который банк включает в договор с нами, учитывает бенчмарк (усредненную ставку предоставления кредитов на денежном рынке. - ВЗГЛЯД), который структурирован в соответствии с законами ислама», – объясняет смысл торговых сделок с участием банков в исламе юрист британской компании Linklaters Хамзат Асабаев.

При этом в любом исламском банке есть специальный шариатский совет, члены которого должны дать «добро» на конкретную сделку: можно ли давать деньги на покупку того или иного товара с точки зрения соответствия законам ислама.

Банк в исламском праве – это не кредитно-финансовое, а скорее торговое учреждение, поскольку оно занимается непосредственной покупкой активов. С этим, по словам Асабаева, и связаны дополнительные риски, ведь банк приобретает некий актив на свой баланс. В западных странах, где исламский банкинг распространен уже очень давно, для минимизации этих рисков используются инструменты английского права. Например, такой механизм как undertaking – то есть, обязательство первоначального владельца некой вещи выкупить обратно проданный банку товар, если покупатель от сделки откажется.

Дополнительные риски (даже при наличии дополнительных методов юридической защиты) приводят к тому, что эффективная кредитная ставка у исламских банков выше. Так, если «обычные» синдицированные кредиты привлекаются под 2-3% годовых, то сделки с участием исламских торговых соглашений (тех самых мубарахов) – со ставкой 6-7%.

Для российских компаний, которые захотят выйти на этот рынок, возможно, еще выше, предупреждает Линар Якупов. Ведь в ставку будут заложены как страховые риски, так и риски, связанные с тем, что Россия прежде никогда на этом рынке не была. Но выбирать, увы, сегодня не из чего. «Долгие» деньги из европейских и американских банков для нас более недоступны – потому и обратили взор на исламский мир.

Окно в исламский мир

Считается, что потенциал для развития исламского банкинга в России – огромный. Недавно фонд Линара Якупова провел социологического исследования, в котором участвовало более тысячи респондентов (большинство – не мусульмане). Свыше половины из них уверены, что исламский банкинг в России будет успешным и доходным, а треть готовы стать клиентами таких банков, даже если кредитные продукты там будут дороже, чем в обычных. При маркетинговом позиционировании большинство опрошенных оценивают исламский банк прежде всего как социальный, то есть, сюда можно просто прийти и получить нужную сумму.
Старший научный сотрудник Института экономической политики Бекхан Чокаев согласен, что главный эффект прихода в Россию исламского банкинга – это возможность привлечения средств тех людей, кто не готов их вкладывать в существующие финансовые инструменты. Причем, это не только мусульмане. Но пока что, считает Якупов, наиболее приемлемый для России путь развития – это создание не самостоятельных исламских банков, а отдельных окон в больших многопрофильных банках, где будут оказываться исламские финансовые услуги. Это, помимо прочего, позволит снизить остроту возможной конкуренции между обычными и исламскими финансовыми институтами. Кстати, именно по такому пути пошли все ведущие банки планеты калибра City или HSBC Bank.

Депутат Савельев считает, что по аналогии с зонами опережающего индустриального развития можно создать и аналогичные «пилотные» зоны для внедрения новых банковских инструментов. И там уже обкатывать механизмы исламских финансов. Самый реальный кандидат на такую площадку – Татарстан, где есть и подготовленная клиентская база, и развитая финансовая инфраструктура.

Особый путь развития

Впрочем, сегодня все это лишь в планах. Как бы остро ни нуждалась российская экономика в притоке исламских финансов, мешает, прежде всего, инертность бюрократии. «Однозначно можно сказать, что существуют законодательного рода ограничения, и потому исламские финансовые продукты на рынке конкурентными быть не могут! Например, не снят вопрос двойного налогообложения, и ряд других», – резюмирует Якупов. Требуется также внедрить исламские стандарты бухучета и банковского регулирования, разрешить регистрацию недвижимости по исламским канонам. И много-много чего еще.

Ситуацию осложняет и то, что даже в исламском мире нет единых стандартов исламского банкинга, подчеркивает заместитель директора Департамента финансовой политики Минфина Сергей Платонов. По его словам, каждая страна в этой отрасли проходит свою траекторию. Так что и России будет невозможно «скалькировать» откуда-то законодательную базу, надо проходить свой уникальный путь.
По словам Якупова, возглавляемый им фонд еще пять лет назад представил концепцию «дорожной карты» развития исламских финансов в России. С тех пор были созданы инвестиционные и лизинговые компании, финансовые дома. Но, увы, их единицы, и до широкого клиента они так и не дошли.

Некоторые продукты, которые на рынке позиционировали как исламские, были и вовсе «забракованы» шариатскими экспертными советами, говорит доцент МГУ, бывший министр экономического развития Ингушетии Магомед Яндиев. Это, например, целый ряд финансовых продуктов банка «Азия» (Москва) или продукт «Халяль-инвест» российского подразделения страховой компании «Альянс».

А вот зампреда Центробанка Александр Торшин, также поддерживающий приход в Россию исламских финансов, считает, что переписывать коренным образом законы для этого вовсе не нужно. Просто банкирам пора засучить рукава и начать работать.
 

+4

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG

    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация