Вежливые люди
ВЛ / Статьи

Исторический прорыв Марин Ле Пен

10-12-2015, 01:00
...
440
 

Исторический прорыв Марин Ле Пен

Победа «Национального фронта» на выборах во Франции может стать началом новой Европы

Партия «Национальный фронт» Марин Ле Пен 6 декабря совершила своего рода «исторический прорыв». По предварительным данным, в первом туре региональных выборов во Франции она лидирует в шести из тринадцати французских регионов, набирая около 30% голосов избирателей.

Правящая Социалистическая партия потерпела очередное поражение, уступая как «Нацфронту», так и правоцентристской партии «Республиканцы» экс-президента Николя Саркози.
В воскресенье французские избиратели пришли на участки для голосования, чтобы выбрать членов региональных советов страны. Правом принять участие в выборах обладают 44,6 млн граждан, явка составила около 51%.

Точные итоги выборов станут известны через неделю, когда состоится второй тур.

Кампания на региональных выборах — последняя перед президентскими и парламентскими выборами 2017 года.

Обращает на себя внимание несколько моментов. Как западные СМИ, так и, в значительной мере, и российские называют «Национальный фронт» «ультраправой партией». А как ведут себя радикальные националисты, мы хорошо убедились на примере гражданской войны на Украине.

Означает ли это, что неприятие коренными французами мигрантов и французских граждан в первом поколении может принять далеко «не демократичные» формы?

И есть ли шансы у Марин Ле Пен стать президентом Франции, как об этом уже заявили некоторые российские политологи?

— Я бы не называл «Национальный фронт» ультраправой организацией, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Некоторый перекос в «правую сторону» остался в прошлом. Сейчас произошёл своего рода ребрендинг этой партии. Её электорат теперь состоит из самых разных слоёв населения. Это партия, скорее, европейских традиционалистов, чем националистов. То есть людей, выступающих против повсеместного насаждения либертарианских ценностей, и за сохранение европейской идентичности. В итоге за «Национальный фронт» проголосовали люди самых разных социальных групп и идеологических направлений. Националистически настроенные французы объединились с евроскептиками. И даже, как ни парадоксально, приверженцы традиционного европейского либерализма голосовали за партию Марин Ле Пен. Потому что либертарианское наступление, которое идёт по всему миру, стирает не только консервативные и патриотические ценности. Оно «замахивается» даже и на основы либерализма.

Прибавьте к этому теракты в Париже, наплыв мигрантов с Ближнего Востока. Не удивительно, что французы активно проголосовали за «Национальный фронт».

Соответственно, с такой Францией, где голосуют за традиционные ценности, и России проще выстраивать коммуникацию. Конечно, если бы Марин Ле Пен возглавляла бы партию «отмороженных» радикалов-фашистов, нам было бы не по пути. Но, как я уже сказал, «Национальный фронт» вполне сейчас солидная европейская партия с неплохими политическими перспективами. Хотя и понятно, что в решающий момент голисты и социалисты во Франции, скорей всего, объединятся против «Национального фронта». И победить такой союз на парламентских и президентских выборах будет крайне сложно.

Тем не менее, последний успех на региональных выборах будет способствовать дальнейшему росту популярности «Национального фронта» и Марин Ле Пен. Приобретение серьёзного административного ресурса в регионах усилит их позиции. Этим может воспользоваться Россия.

«СП»: — Почему, в таком случае, большая часть российских СМИ вслед за западными называют партию Марин Ле Пен ультраправой?

— С одной стороны, это такая «привычка». В СМИ по старинке относят «Национальный фронт» к ультраправым. Некоторые журналисты просто не знают, что партия значительно изменилась. А есть СМИ, в основном либертарианского направления, которые стараются дискредитировать «Нацфронт», как партнёра Российской Федерации. Они продолжают вести «тихую» подрывную деятельность.

«СП»: — Как мы знаем, в США сильно не любят, когда к власти в Европе «приближается» политик с независимой позицией. Есть ли вероятность, что в обозримом будущем Марин Ле Пен удастся переломить эту тенденцию и возглавить Францию?

— Это, на мой взгляд, возможно только в крайней даже катастрофической ситуации, когда во Франции для сохранения государственности, к примеру, придётся запускать мобилизационный режим. При том развитии политического процесса, который мы наблюдаем в последние десятилетия, победа Марин Ле Пен на президентских выборах маловероятна. Как показывает практика, если в какой-то европейской стране возникает опасность прихода к власти несистемных, антиамериканских или даже просто слишком «проевропейских» лидеров, то в «вашингтонском обкоме» не брезгуют никакими средствами для их устранения. Можно вспомнить, как «убрали» из политики независимого политика Доминика Стросс-Кана, который являлся вполне реальным кандидатом на пост президента Франции.

Можно вспомнить и как «ломали» шотландцев, большинство из которых было настроено проголосовать за выход из состава союзной США Великобритании. В случае с Марин Ле Пен, как американская элита, так и французская сделает всё, чтобы она не пришла к власти.

— Победа «Национального фронта» на местных выборах знаковое событие для Франции, а, возможно, и для всей Европы, — считает руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв. — К этой победе партия шла давно. Не сомневаюсь, что Марин Ле Пен нацелена победить и на президентских выборах.

«СП»: — С чем вы связываете успех «Нацфронта»?

— В первую очередь победа французской национально-консервативной партии связана с проблемой миграции, которая в Старом Свете назревала давно. Франция — страна с давними демократическими традициями. Здесь, уважая «права человека», долгое время пытались уверить себя, что мигранты из стран Азии и Африки, рано или поздно, усвоят европейские ценности, и потому им надо помогать устроиться на новой Родине. Но в последние годы начало приходить понимание, что всё далеко не так просто. Последние наплывы беженцев с Ближнего Востока поставили Францию, как и другие европейские страны, в крайне непростое положение.

В политике столкнулись две тенденции. Часть политиков продолжает придерживаться линии, что Европа должна быть открыта для мигрантов. Другая часть — настаивает на отказе от Шенгенских соглашений, на жёстком контроле мигрантских потоков. Именно позиция «Народного фронта» по поводу мигрантов совпадает с позицией большинства французов, считающих, что наплыв мигрантов в страну необходимо остановить или хотя бы резко ограничить.

К этому добавляется проблема, что мигранты из мусульманских стран и даже их потомки во втором и третьем поколении в значительной степени не вписываются во французскую культуру. Не хотят воспринимать европейских ценностей. Их не устраивает, что они в социальном плане всё равно устроены хуже, чем основная часть коренных французов. Это ситуация вызвана с одной стороны тем, что государство недостаточно работает с мигрантами, но и мигранты со своей стороны не стремятся полноценно влиться во французское общество. Это закрывает для них многие возможности карьерного роста. Этот конфликт разных идентичностей у коренных французов и французов в первых поколениях в итоге привёл к страшной трагедии 13 ноября в Париже.

Успех «Национального фронта» показывает, что Франция сделала свои выводы и будет меняться. Но не стоит думать, что она станет «ультранационалистическим» государством. В том, что говорит Марин Ле Пен, много здравых вещей, не имеющих отношение к радикальному национализму. У этого политика хорошие перспективы. По крайней мере, стоит ждать, что с её подачи начнутся подвижки во франко-российских отношениях. Это может отразиться и на отношениях России с другими странами Европы. В любом случае — победа «Национального фронта» это не частное явление и не случайность.

Мне кажется, что это начало процесса изменений не только во Франции, но и во всём Старом Свете. Видимо, уже через несколько лет мы увидим совсем иную Европу.

«СП»: — Сумеет ли Марин Ле Пен стать президентом в стране, которая политически подконтрольна США?

— Да, американцы контролируют Европу и, в том числе, Францию. Поэтому шансы, что Ле Пен под каким-то предлогом не «подпустят» к президентскому креслу — велики. В любом случае, при честной борьбе она вполне может претендовать на роль главы Франции.


0

Оцените новость
Новости партнеров:


Комментировать

   




Наша группа Facebook:
  • Яндекс.Метрика

  • Нам пишут
    Все публикуемые материалы принадлежат их владельцам. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии размещения кликабильной ссылки на наш сайт.
    Реестровая запись Роскомнадзора № A-1584-97-BLG
    По всем вопросам, жалобам и предложениям: vegchel@yandex.ru
Регистрация